Марис лиепа — биография знаменитости, личная жизнь, дети

14 лет борьбы. Почему Марис Лиепа так рано ушёл из жизни

Природа не наградила Мариса Лиепу особыми данными, зато подарила ему невероятную целеустремлённость. С детства зная все несовершенства собственного тела, будущий артист буквально «лепил» себя сам. Казалось, что человека с его силой характера, дисциплиной и собранностью невозможно сломить, но у Лиепы, как и у любого из нас, были свои слабые места. Так уж сложилось, что судьба ударила в одно из них, и сердце танцовщика этого не выдержало.

Нужные слова

Истории многих балетных артистов начинаются одинаково — они с малых лет мечтают о сцене. Но в случае с Марисом Лиепой всё было иначе. В балетный класс мальчик попал по настоянию отца. Эдуарда Лиепу беспокоило худощавое и не очень крепкое телосложение сына. Однажды один из его друзей подсказал записать Лиепу-младшего в балетный класс. Так Марис впервые оказался у станка и был абсолютно не рад этому обстоятельству. На занятиях он откровенно скучал. То ли дело футбол, велогонка, лыжи, плавание — всё это действительно увлекало мальчика с головой.

Неудивительно, что спустя всего несколько уроков начинающий танцовщик решил не возвращаться в класс и без каких-либо угрызений совести прогулял очередное занятие. Возможно, на этом всё бы и закончилось, но мама, которая была сильно увлечена балетом, нашла нужные слова и переубедила сына.

Сначала Лиепа был самым обычным учеником, без каких-либо особых талантов. Однако, когда дело дошло до освоения характерного танца, его отметил преподаватель и артист балета Валентин Блинов. Уже тогда Валентин Тихонович понял, что Мариса ожидает блестящее будущее.

Тренировки делали своё дело. К тому же Лиепа прекрасно осознавал несовершенства данного ему природой тела, а потому каждый день старался дать себе всё большую и большую нагрузку. Сначала 50, потом 60, 70 и, наконец, 100 релеве (подъём на пальцы или полупальцы — прим. ред.). Он сознательно собирал в школу тяжёлый портфель, причём брал не только нужные учебники, но и самые тяжёлые — чтобы сложнее было нести. Играл наперегонки с троллейбусами и машинами: пытался первым прибежать до столба или любой другой назначенной точки. Марис постоянно соперничал с самим собой, с собственными возможностями.

В 1950 году в жизни мальчика произошло знаковое событие — его вместе с несколькими учениками отправили в Москву, на Всесоюзный смотр хореографических училищ. Жюри высоко оценило танцовщиков из Риги, присудив им первое место. Этот успех и атмосфера Большого театра произвели на Мариса невероятное впечатление. На родину он вернулся с твёрдым намерением покорить Москву и стать премьером главной сцены страны.

Ждать задуманного пришлось несколько лет. Первый шаг навстречу к своей мечте танцовщик сделал благодаря Николаю Тарасову. В те времена педагог Московского хореографического училища проводил лето в Риге и увидел Мариса на сцене. Конечно, столичный гость тут же отметил способности начинающего артиста. Благодаря Николаю Ивановичу, уже в конце лета Лиепа отправился на обучение в Москву. Увы, стипендию молодому человеку не дали, чтобы обеспечить будущее сына, родители приняли решение продать дачу на Взморье. Так Марис получил билет в новую жизнь.

Встречай, столица!

В Москве всё, о чём начинающий танцовщик так много слышал, вдруг стало реальностью: первый концерт Клавдии Шульженко, первая «Жизель» в исполнении легендарной Улановой, выставки, музеи, прогулки по улицам столицы. Но, как бы ни увлекала Мариса культурная жизнь, ежедневно в 12:45 он был у станка. За два года Лиепа ни разу не пропустил ни одного занятия, окончив училище круглым отличником. Однако это не помогло ему получить приглашение на работу в Большой театр. Более того, талантливого ученика отправили обратно в Ригу, сославшись на то, что национальные кадры должны закрепляться на местах. Лиепа был сильно разочарован.

В столицу молодой человек вернулся буквально через несколько месяцев, чтобы выступить на декаде латышской литературы и искусства. Именно тогда танцовщика заметила Майя Плисецкая. С её подачи позже Мариса пригласят на гастроли ГАБТ в Будапешт. Но на генеральной репетиции артист очень сильно растянул ногу. Руководители поездки уже начали искать ему замену. Однако он решил не сдаваться, прекрасно понимая, что другого такого шанса может не представиться. Плотно забинтовав ногу, танцовщик вышел на сцену. Отзывы в прессе о том выступлении были очень благосклонными.

Конечно, единственные гастроли в составе труппы Большого театра мгновенно ничего не изменили. Марис снова вернулся в Ригу. Однако судьба продолжала вести его к намеченной цели. Летом 1956 года артист отправился по путёвке в Сочи, чтобы подлечить ногу. Во время одной из прогулок он увидел афишу — в город с гастролями приезжала труппа Музыкального театра имени К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко. Лиепа знал, что после окончания хореографического училища виды на него имел не только Большой, но и тот самый Музыкальный театр. Молодой человек решил задержаться в Сочи, чтобы попробовать попасть в труппу. Путёвка закончилась, деньги тоже были на исходе. Но уезжать танцовщик всё равно не собирался. Он снял угол на окраине города и даже нашёл подработку, чтобы оплатить жильё и еду. Танцовщик помогал хозяину дома заготавливать дрова. Всё это принесло результат — Лиепе удалось встретиться с руководителем театра Владимиром. Тот принял Лиепу на работу с окладом премьера — 2000 рублей, что было почти в три раза больше, чем в Риге.

На сцене Музыкального театра Марис стал настоящей знаменитостью, люди специально покупали билеты только на его выступления, ждали своего кумира у чёрного входа, чтобы получить автограф. Но даже достигнув такой популярности, танцовщик не забывал о своей главной цели.

В 1960 году молодого человека вновь пригласили на гастроли с ГАБТ. На этот раз в Польшу, после чего у него состоялся разговор с главным балетмейстером Леонидом Лавровским. Именно он пригласил артиста в легендарную труппу. Естественно, Лиепа тут же спросил: «Что вы дадите мне танцевать?». И это был единственно верный в такой ситуации вопрос. Оказалось, что в тот день Лавровский беседовал ещё с двумя претендентами из Ленинграда. Один из них интересовался зарплатой, другой — квартирой, и лишь Марис был озадачен своим будущим репертуаром. Естественно, свой выбор Лавровский остановил именно на Лиепе.

Европейское обаяние

Лиепа был не только прекрасным танцовщиком, но и очень красивым мужчиной. Его внешность, безупречный стиль и манера общения буквально сводили с ума неискушённых советских женщин. Он одним из первых мужчин в СССР стал носить длинную шубу. А свои многочисленные костюмы заказывал у самого Пьера Кардена. Даже носки выдавали в Марисе европейца — дорогие, в шотландскую клетку. Как устоять перед таким модником?

Впервые танцовщик связал себя узами брака с легендарной Плисецкой. Но ни артист, ни сама Майя Михайловна никогда не комментировали этот союз, который, по слухам, продлился всего несколько месяцев и был заключён не в порыве высоких чувств, а потому, что Мариса не выпускали на гастроли с Большим театром за границу. Однако, когда журналисты пытались расспросить его на эту тему, он всегда отвечал одно и то же: «Узнавайте подробности, когда нас уже не будет на свете».

Второй супругой Лиепы стала актриса Маргарита Жигунова. Они познакомились, благодаря съёмкам фильма «Илзе», которые проходили в Риге. У супругов родилось двое детей. Их назвали именами героев картины: сына — Андрис, дочь — Илзе. Марис и Маргарита были невероятно красивой парой. Это о них лондонские газеты писали в своё время: «Приехала русская Мэрилин Монро и знаменитый танцовщик». Однако в семейной жизни супругов было не всё гладко. В 1980 году они развелись, и танцовщик связал себя узами брака с коллегой по цеху Ниной Семизоровой. Более того, в тот момент у Лиепы уже подрастала ещё одна дочь дочь — Мария — от гражданского брака с художником по костюмам Евгенией Шульц. Встреча с Шульц состоялась в стенах любимого театра и с первых минут переросла в крепкую дружбу. Долгих восемь лет ни о какой близости не было и речи, но, когда дружба переросла в нечто большое, влюблённые тщательно скрывали свой роман и, тем более, рождение ребёнка. Несмотря на то, что Лиепа и Семизорова развелись в 1985 году, Марис так и не женился в четвёртый раз. Хотя в конце жизни артиста пара стала жить вместе и, по признаниям самой Евгении Шульц, хотела зарегистрировать отношения, но так и не успела.

Дорогу молодым

Визитной карточкой артиста называют партию Красса в балете «Спартак». Первоначально Юрий Григорович видел Лиепу в роли самого Спартака, но буквально после первой репетиции поменял решение, открыв миру неподражаемого Красса — Лиепу.

К сожалению, буквально через год после премьеры балета отношения между танцовщиком и главным балетмейстером ухудшились. Виной тому стала статья артиста в газете «Правда», которая очень не понравилась руководству. В новой версии «Лебединого озера» Григоровича Лиепе не нашлось места. Как, впрочем, и в следующей премьере — «Иван Грозный». За 14 лет Марис исполнил только четыре новые партии у других хореографов, в то время как текущий репертуар ему сильно ограничили. Конечно, Лиепа продолжал работать с другими труппами, снимался в кино, проводил творческие встречи со зрителями, но его пути с Большим театром постепенно стали расходиться, и это его сильно расстраивало.

Такие условия руководство театра создавало намеренно, надеясь, что танцовщик напишет заявление об уходе по собственному желанию. Но он не сдавался, а уволить лауреата Ленинской премии не представлялось возможным. Новый рычаг давления появился, когда в Большой пришли дети артиста — Илзе и Андрис. Если сыну ещё давали сольные партии, то дочь оказалась даже не в кордебалете, а в мимансе (группа артистов, участвующих в массовых сценах оперных и балетных постановок — прим. ред.)! Когда Марис решил исправить несправедливость, ему предложили уйти, дать дорогу молодым. Естественно, ради будущего дочери он согласился. Но жизнь потеряла для Лиепы смысл. А когда охранник Большого не пустил танцовщика в здание театра, аннулировав пропуск, его сердце не выдержало. Артист умер довольно рано — в возрасте 52-х лет.

После смерти танцовщика вновь возникли проблемы: было неясно, разрешат ли поставить гроб с его телом в театре. К счастью, всё удалось организовать, и огромное количество людей пришло проститься с Марисом Лиепой именно в стенах Большого театра, который он так сильно любил.

Марис Эдуардович Лиепа

Фото Все

Видео Все

Марис Лиепа. Прощание

Взлеты и падения Мариса Лиепы | Телеканал «История»

Марис Лиепа. Я хочу танцевать сто лет

Марис Лиепа — биография

Марис-Рудольф Эдуардович Лиепа — советский и латвийский артист балета, балетный педагог и киноактёр; народный артист СССР, лауреат Ленинской премии. Двадцать лет служил в Большом театре Союза ССР.

Читайте также  Павел кузьмин - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Артист балета, Марис Лиепа, – один из немногих латвийских деятелей искусства, чьё имя было известно любому жителю Советского Союза. Он создал на сцене Большого театра незабываемые образы романтичного Зигфрида в «Лебедином озере» и неистового Красса в «Спартаке».

Детство

Марис-Рудольф Лиепа родился 27 июля 1936 года в Риге, в семье оперного певца. Его отец, Эдуард Андреевич, служил в театре оперы и балета Латвийской ССР. Благодаря этому, Марис с ранних лет имел хорошее представление о том, как устроен театр изнутри и что из себя представляет сцена. В доме родителей часто бывал директор оперного театра Рудольф Берзиныш, у которого возникла идея ввести маленького Мариса в хор мальчиков в постановке оперы «Кармен». Так состоялся сценический дебют будущей звезды.

В детстве Марис был болезненным и хрупким ребёнком. Чтобы укрепить его здоровье, мальчика отдали в балет. Правда его матери, Лилии Лиепа, хотелось, чтобы он стал врачом. Но мнение отца в этой семье было решающим.

Марис Лиепа в детстве

В Рижском балетном училище педагог и в прошлом солист балета Валентин Блинов разглядел в Марисе характерного танцовщика. Дела начинающего артиста шли успешно. В тринадцать лет ему уже доверяли партии во взрослых балетах. В «Бахчисарайском фонтане» он исполнял краковяк и мазурку, в «Дон Кихоте» – сегидилью, партию рабочего – в «Красном маке», половецкого мальчика – в опере «Князь Игорь». В балете «Ромео и Джульетта» он овладел партиями Шута, друга Тибальда, слуги Монтекки и юноши из толпы.

Помимо балета Лиепа занимался плаванием и спортивной гимнастикой. По плаванию он добился приличных результатов, в какой-то момент даже стал чемпионом Латвии среди юниоров.

Марис Лиепа в юности

Хорошей проверкой уровня профессионализма для учеников рижского училища стал в 1950 году Всесоюзный смотр хореографических училищ в Москве, куда отправили лучших. Лиепа был в их числе. На смотре он вместе с Галиной Ждановой и Интой Каруле исполнил па-де-труа из «Щелкунчика» и мазурку в постановке Валентина Блинова. Видимо, юного танцовщика заметили, потому что через три года его пригласили пройти обучение в Московском хореографическом училище – Николай Иванович Тарасов набирал мужской класс.

Москва

С 1953 по 1955 год Лиепа осваивал классический танец в одном из лучших учебных заведений страны, не пропуская ни одного занятия. Он всегда приходил на них за десять минут до начала. Чтобы обеспечить сына на время обучения, его родители продали дачу на Взморье, поскольку в училище ему не назначили стипендии. В училище Лиепе пророчили будущее в исполнении характерного танца. Но сам артист надеялся на большее. Он видел себя исполнителем главных партий, о чём свидетельствует его дневниковая запись: «Я буду танцевать принца Зигфрида в «Лебедином озере». На выпускном вечере, который состоялся 1 мая 1955 года на сцене филиала Большого театра (теперь это театр Оперетты), Марис Лиепа станцевал всю партию Щелкунчика, хотя готовили его к исполнению па-де-де из «Щелкунчика» и «Дон Кихота». Прекрасная техника исполнения и внешние данные обратили на него внимание балетной критики. Хореографическое училище Лиепа окончил с отличием, но в Большой театр его не приняли, сославшись на указание сверху о том, что национальные кадры должны закрепляться на местах. Артисту пришлось возвращаться в Ригу.

Балет Мариса Лиепы

Через полгода Лиепа снова оказался в Москве. Шла декада латышского искусства. Для этого мероприятия он подготовил партию русского воина Никиты в балете «Лайма» композитора Альберта Лепиня и деревенского музыканта Тотса в балете «Сакта свободы» на музыку Адольфа Скулте. Его выступление увидела и оценила Майя Плисецкая. Она предложила стать её партнёром на Днях русской культуры в Венгрии. Там, в Будапеште, Лиепа станцевал заветную партию Зигфрида в дуэте с ведущей балериной советской страны. На одной из репетиций он серьёзно повредил голень, поэтому тем же летом поехал в Сочи на лечение. В то же самое время там гастролировал МАМТ им. К. Станиславского и Вл. Немировича-Данченко. Прямо в лечебном санатории его нашёл художественный руководитель театра балетмейстер Владимир Бурмейстер и принял на работу в театр с зарплатой в две тысячи рублей. В 1956 году это были колоссальные деньги.

Лиепа поселился в Москве. За четыре года службы в театре Станиславского он превратился в настоящую звезду балета. Его коронными партиями стали: Зигфрид и Конрад в «Корсаре», Лионель в «Жанне д’Арк», Синдбад в «Шехеразаде». У него появилась масса поклонников, его заваливали цветами, караулили у входа, чтобы взять автограф.

Марис Лиепа

Н Всемирном фестивале молодёжи и студентов 1957 года, где в жюри балетного конкурса председателем была сама Галина Уланова, Марис Лиепа был награждён золотой медалью.

Триумф и крах

Талант танцовщика оценили, наконец, в Большом театре Союза ССР. Летом 1960 года по приглашению балетмейстера Леонида Лавровского Лиепа вместе с труппой театра отправился на гастроли в Польшу. После этого Лавровский представил танцора руководству театра. Прежде чем взять его в труппу, артиста пригласили на разговор, в котором Лиепа не поинтересовался ни будущей зарплатой, ни обеспечением проживания, ему только хотелось знать, что он будет танцевать. Его скромность расположила руководства и с осени 1960 года Марис Лиепа стал солистом Большого театра. Уже в первом сезоне он перетанцевал почти весь репертуар от «Золушки» до «Спартака». Специально для артиста Лавровским был поставлен одноактный балет «Ночной город» на музыку Белы Бартока.

В 1963 году Лиепу пригласили преподавать мастерство танца в Московском хореографическом училище. За семнадцать лет преподавательской деятельности он выпустил не одно поколение учеников, становившихся победителями балетных конкурсов.

С приходом в театр Юрия Григоровича в 1964 году, изменился стиль спектаклей и репертуарная политика. В новой версии «Спартака» талантливый балетмейстер отвёл Лиепе роль Красса, исходя из индивидуальных возможностей артиста. Успех спектакля превзошёл все смелые ожидания – в 1970 году за эту постановку театр удостоился Ленинской премии. Критики сочли Лиепу лучшим Крассом советского балета.

В 1966 году артист выступил в качестве балетмейстера, восстановив одноактный балет Михаила Фокина «Видение розы» на музыку Карла Вебера.

Театр гастролировал по всему миру и везде солист Лиепа находил своих поклонников. В английской прессе его назвали «Лоуренсом Оливье в балете».

В 1971 году за исполнение партии Альберта в балете «Жизель» Сергей Лифарь лично вручил танцору премию имени Вацлава Нижинского.

Марис Лиепа в балете «Жизель»

К сожалению, всё когда-нибудь заканчивается. В декабре 1978 года в газете «Правда» была опубликована статья Лиепы о жизни Большого театра, в которой он не очень лестно отозвался о новой хореографии Григоровича. Надо было знать характер художественного руководителя. Критику в свой адрес он не простил артисту уже никогда. Поэтому в последующие годы ведущие партии в новых постановках танцору предлагали крайне редко. Ему довелось исполнить Вронского и Каренина в «Анне Карениной», Принца Лимона в «Чиполлино», Тотса и Солиста в постановке Владимира Васильева «Эти чарующие звуки».

28 марта 1982 года артист в последний раз исполнил своего Красса на сцене прославленного театра. Публика аплодировала стоя. Лиепу уволили из театра с формулировкой «за профнепригодность».

В дальнейшем он несколько раз появлялся на творческих вечерах театра и по-прежнему вызывал бурную реакцию зрителей.

Увольнение из Большого театра не сломило художника. Он продолжал развиваться и проявлять новые качества своей богатой натуры. Какое-то время Лиепа работал балетмейстером и танцором в театре Бориса Эйфмана. Он исполнял партию Рогожина в спектакле «Идиот» и Солиста в «Автографах».

В 1981 году на IV Международном конкурсе артистов балета танцовщик был удостоен золотой медали.

С 1983 по 1985 год Марис Лиепа работал художественным руководителем балетной труппы Софийской народной оперы в Болгарии. Там он поставил «Дон Кихота» и «Спящую красавицу».

Марис Лиепа солист «Дон Кихот»

Осенью 1986 года артист пытался занять вакантное место балетмейстера родного рижского театра оперы и балета, но ему отказали. Не помогла рекомендация бывшего главного балетмейстера театра Александра Лемберга, не дружба с Раймондом Паулсом, министром культуры Латвии на тот момент.

Когда Лиепа задумал создать в Москве свой собственный театр, министерство культуры дало своё согласие. В начале марта 1989 года начался набор танцоров. Однако осуществить задуманное он не успел.

Он хотел быть принцем и легко умереть: что предсказал себе Марис Лиепа

В 17 лет он написал в своем дневнике: «Я буду танцевать принца Зигфрида в «Лебедином озере». Через 30 лет в его заметках появятся такие строки: «…Убиваю себя в надежде на прекрасную легкую смерть во сне». Между этими фразами уместилась блистательная и трагическая жизнь народного артиста СССР, солиста Большого театра Мариса Лиепы.

Пошел в балет по блату

Марис-Рудольф Лиепа рос в Риге, столице Латвии, где одна власть быстро меняла другую. Отец его работал в оперном театре мастером сцены и дружил с людьми искусства. В 1944 году, когда Ригу освободили советские войска, при Государственном театре оперы и балета открылась студия, где завучем был друг отца Лиепы. Полуголодный Марис напоминал лягушонка: у него были тощие ножки, сутулая спина. И преподаватель посоветовал друзьям: отдайте нам своего парня, хоть осанка будет.

Марис из балета сразу сбежал, потому что заниматься и растягиваться было очень больно. Но мама уговорила сына: женщина мечтала, что ее Марис станет врачом, а разве к хилому доктору кто-нибудь пойдет?

Первое здание Рижского хореографического училища. Источник: wikimedia.org. Автор: Диего Дельсо

Мог стать чемпионом по плаванию

В училище Марис понял, что его фигура далека от идеала, и начал усердно работать над собой. В школьную сумку клал кирпичи. Вслед за сестрой пошел заниматься на водный стадион, параллельно с балетом.

Крытых бассейнов в Риге не было, он проводил много времени в холодной воде Даугавы, зато показывал большие успехи на длинных дистанциях в вольном стиле. Кроме плавания, Марис играл в водное поло и на всю жизнь заработал себе радикулит и очень красивую широкоплечую фигуру.

Его первой женой была Плисецкая

Именно на соревнованиях по плаванию его увидел известный хореограф Николай Тарасов и посоветовал бросать плавание окончательно. В 17 лет Лиепу приняли в Московское хореографическое училище, без стипендии. Ради того, чтобы Марис мог продержаться, родители продали домик на Рижском взморье.

Лиепа снимал угол у бывшей жены миллионера и артистки оперетты Евгении Дельфос. Пожилая женщина давала Марису уроки этикета, учила его иностранным языкам, советовала, как правильно одеваться – все это потом позволило Лиепе резко выделяться даже на фоне артистов Большого театра.

Читайте также  Евгений коновалов - биография знаменитости, личная жизнь, дети

В заветное здание на Театральной площади он попал далеко не сразу. По окончании училища его вернули в Ригу укреплять национальный балет. Но вскоре Лиепа приехал в Москву на декаду латышского искусства, и его увидела уже тогда знаменитая Майя Плисецкая. Она решила, что именно Лиепа должен танцевать с ней в «Лебедином озере» на гастролях в Будапеште. Мариса не хотели выпускать, и Плисецкая предложила очень простой выход: они расписались.

Так и осталось тайной, была ли в этом браке любовь или только служебная необходимость. Прожили они всего три месяца. Но всю жизнь эти две звезды не просто общались, но и работали вместе. В балете на музыку своего мужа Родиона Щедрина «Анна Каренина» Плисецкая отдала Лиепе сначала партию Вронского, а потом – Каренина.

Его второй женой стала «советская Мэрилин Монро»

В том же 1956 году он переходит в Московский академический музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко. У Лиепы оклад премьера, ведущие партии. В самом конце 50-х в самолете он знакомится с актрисой Маргаритой Жигуновой, которая снималась в фильме «Илзе». Молодые люди поженились, а своих детей назвали именами героев этого фильма – Андрисом и Илзе.

Когда много позже Лиепа станцевал Красса в «Спартаке», его прозвали «Лоуренсом Оливье советского балета», а когда рядом с ним видели его жену, ее называли «советской Мэрилин Монро».

Маргарита Жигунова (Лиепа) в фильме «Илзе», 1959 год

В него была влюблена Галина Брежнева

По-настоящему счастливым Лиепа почувствовал себя только в 1960-м, когда влился в труппу Большого. За 20 лет он станцевал на его сцене 28 партий. Кстати, в «Спартаке» в постанове Леонида Якобсона 1962 года Лиепа танцевал заглавную роль. Красса ему предложил через шесть лет Юрий Григорович.

Понятно, что молодого «выскочку», да еще из провинции (хотя балетная Рига дала миру Михаила Барышникова и Александра Годунова) сразу невзлюбили. Припомнили и непонятный брак с Плисецкой. А тут еще в красавца прибалта влюбилась сама дочь генсека.

Галина Леонидовна была женщиной безудержной. Впрочем, богатые поклонницы у Лиепы были во всем мире, рассказывали, что ему дарили даже иномарки. Роскошную квартиру в самом центре Москвы в Брюсовом переулке семья Лиепы получила благодаря Галине. Может быть, она сама и не просила, но ее имя и присутствие рядом тогда могло открыть все двери.

Лиепа и так выглядел не по-советски, а потом и вовсе превратился в ослепительную звезду, которой он, впрочем, и был на сцене. Он носил длинные шубы, собольи шапки, через плечо у него висели баулы из натуральной кожи.

Он постоянно скупал антиквариат и украшал свою квартиру. Понятно, что для этого он работал как каторжный, но каторжного труда в СССР было много, а вот материального изобилия хватало не на всех.

Роль Красса стала роковой

Самым звездным часом для Лиепы был момент, когда он исполнил роль Красса в балете Юрия Григоровича «Спартак». Этой работой восхищаются до сих пор. Все совпало идеально: фигура Лиепы, его брутальность, холодный прибалтийский взгляд, и, конечно, мастерство. Артист получил Ленинскую премию, его осаждали бесконечные поклонницы, с ним дружили министры, космонавты, актеры.

Солист балета Большого театра, народный артист РСФСР Марис Лиепа в роли Красса в балете А. Хачатуряна «Спартак». Фото: Г. Соловьева / Фотохроника ТАСС

При этом у Лиепы был довольно независимый и не для всех приятный характер. Ту же Галину Брежневу он в конце концов жестоко отвадил. А после триумфа в «Спартаке» позволил себе за что-то покритиковать Григоровича. С тех пор началось медленное выдавливание Лиепы из Большого театра. Он перестал получать партии в балетах Григоровича, хотя Красса исполнял по всему миру с неизменным блеском.

Лиепа был очень востребован до конца 70-х. Он не только танцевал, но и активно снимался в кино, ставил балеты в других городах, преподавал. И не мог себе представить, что Большой театр и советский балет могут без него обойтись.

В это время подросли дети Мариса, которые оба пошли по стопам отца. Андриса приняли в Большой. Последний раз Лиепа танцевал Красса 28 марта 1982 года, ровно за 7 лет до своей смерти, и вместе с ним на сцену вышел сын. А вот Илзе чинили всякие препятствия. Говорили, слишком много Лиеп. И однажды Марис Эдуардович написал заявление «по собственному желанию», освободив место для дочери. А потом его распорядились не пускать в здание Большого.

Сердце превратилось в тряпочку

В 1980 году распался брак Мариса и Маргариты. Его женой стала молодая балерина Нина Семизорова. Потом выяснилось, что параллельно у Лиепы была гражданская жена Евгения Шульц, которая родила ему дочь Машу.

Но Лиепу бесконечно угнетало, что, оказывается, «большой балет» может обойтись и без него. Он стал пить, часто вместе с алкоголем глотал таблетки и мечтал умереть. Этого не выдержала Семизорова, и только преданная Женя всегда была рада видеть Мариса, которого считала небожителем.

Из ее квартиры, 26 марта 1989 года, на глазах 10-летней Маши, Лиепу очередной раз забрала «скорая помощь». Врачи до последнего боролись за жизнь всего лишь 52-летнего артиста. Потом один из докторов сказал, что остановившееся сердце Лиепы было похоже на тряпочку.

Марис Лиепа — биография, личная жизнь, фото, фильмография, жена, дети, причина смерти и последние новости

Марис Лиепа: биография

Марис-Рудольф Лиепа — советский артист балета латвийского происхождения. В 1976 году за заслуги перед культурой был удостоен звания Народного артиста Советского Союза. Кроме того, Лиепа в качестве киноактера знаком многим любителям отечественного кино по таким фильмам, как «Детство Бэмби» и «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона».

Детство и юность

Марис родился в Риге, в семье мастера сцены местного театра оперы и балета Эдуарда Лиепы и его супруги Лилии. Он стал вторым ребенком у своих родителей. При этом – ребенком довольно болезненным. Мальчик рос очень худеньким, часто простужался и оказывался в больнице.

Звезда балета Марис Лиепа

Врачи посоветовали чете Лиепа отдать мальчишку в какую-либо спортивную секцию. Марис хотел играть в футбол или плавать в бассейне, но отец настоял на специализированном балетном классе при рижском хореографическом училище.

Будущая звезда советского балета с первых дней невзлюбил занятия и даже начал прогуливать уроки. Но мама, которая изначально планировала, что сын станет медиком, нашла подходящие слова для сына. Она объяснила, что никогда нельзя бросать дело на полдороге, а нужно доказывать себе и другим свою состоятельность.

Марис Лиепа в детстве

Такие речи настолько впечатлили юного Лиепу, что до конца своих дней он будет отличаться упорством и целеустремленностью. Когда же кроме работы у станка началось освоение характерного танца, Марис буквально проникся искусством классической хореографии.

К 13-ти годам подросток уже выступал не только в детских спектаклях, но и исполнял мазурку и краковяк в «Бахчисарайском фонтане», играл шута в «Ромео и Джульетте», танцевал сегидилью в «Дон Кихоте» и изображал половецкого мальчика в опере «Князь Игорь».

Юный танцовщик Марис Лиепа

Но нужно заметить, что помимо учебы в балетной школе юноша все же посещал и спортивные секции. Он имел неплохие результаты в такой дисциплине, как спортивная гимнастика, а в плавании вольным стилем даже становился чемпионом Латвии.

Когда Марису было 14 лет, его в числе других учеников отправили на Всесоюзный смотр хореографических училищ, и там Рижская балетная студия вместе с московскими, ленинградскими и алма-атинскими «коллегами» была признана самой перспективной. Три года спустя Лиепе предлагают продолжить обучение в Москве, и он с радостью соглашается.

Марис Лиепа

Правда, столичное училище не выделило для него стипендии, поэтому, чтобы сын мог заниматься в престижном вузе, родители продали свой дачный домик на Взморье. Марис отблагодарил их тем, что за два года не только не пропустил ни одного занятия, но и приходил к каждому уроку раньше преподавателя и отдавался работе полностью и с воодушевлением.

В качестве выпускного экзамена Лиепа станцевал на сцене филиала Большого театра главную партию в спектакле «Щелкунчик». Новоиспечённый танцовщик мечтал остаться на главной сцене страны в качестве члена труппы, но в СССР принято было распределять кадры по национальным республикам, поэтому Марис возвращается в Ригу.

Балет

Впрочем, в Латвии он задержался лишь на полгода. Затем в столице состоялась декада прибалтийского искусства, и Лиепа танцевал русского воина Никиту в балете «Лайма», а также деревенского музыканта Тотса в постановке «Сакта свободы». В последнем из них на Мариса обратила внимание прима Майа Михайловна Плисецкая, которая дала выступлению похвальный отзыв и пригласила юношу быть партнером во время турне по Венгрии.

Марис Лиепа в спектакле «Лебединое озеро»

В Будапеште Лиепа станцевал партию Зигфрида в «Лебедином озере», о которой мечтал долгие годы. Его не остановило даже то обстоятельство, что на генеральной репетиции он получил серьёзную травму ноги. После ряда выступлений танцовщик отправился в Сочи для восстановления поврежденной голени, и прямо в санатории его нашел главный балетмейстер Московского академического музыкального театра Владимир Бурмейстер и предложил работу с очень высоким окладом.

Именно в этом театре Марис-Рудольф превратился в звезду советского балета. Московские любители балета шли «на Лиепу», заваливали его цветами и подарками, по нескольку часов ждали у служебного входа ради автографа. В то же время артист завоевал золотую медаль на Всемирном фестивале молодёжи и студентов. Его талант отметила лично председатель жюри Галина Уланова.

Танцовщик Марис Лиепа

Летом 1960 года, после грандиозных гастролей в Польше, Лиепа наконец-то получает приглашение перейти в труппу Большого театра. Далеко не сразу Марис узнал, что одобрение руководства он удостоился на том основании, что при собеседовании даже не заикнулся о зарплате и материальных благах, а задал только один вопрос балетмейстеру:

В итоге он был занят во всех самых прославленных постановках – от «Дона Кихота» до «Спартака». Через четыре года в Большом театре меняется главный хореограф. Балетмейстером становится Юрий Григорович, которые пытается привнести свое видение в спектакли.

Марис Лиепа в спектакле «Спартак»

Например, в «Спартаке» Лиепа всегда танцевал главную роль, но Григорович дал ему другого персонажа, Красса. Успех превзошёл все ожидания, труппа даже удостоилась высочайшей в стране Ленинской премии, а на зарубежных гастролях артистов носили буквально на руках. Кстати, в Англии советскую звезду назвали «Лоуренсом Оливье в балете».

Но такое благополучное начало неожиданно оканчивается крахом. Лиепа дал интервью газете «Правда», в которой позволил себе покритиковать уровень хореографического мастерства Юрия Григоровича, и балетмейстер не простил обиды. Танцовщику дают роли только в старых постановках, а в новинках места ему не находится. За последующие 14 лет Марис лишь четыре раза участвовал в новых партиях.

Читайте также  Наталия могилевская - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Марис Лиепа

28 марта 1982 года он в последний раз танцует Красса из балета «Спартак». Публика аплодирует стоя, но триумф оканчивается решением художественного совета о профнепригодности танцора. С тех пор на сцену Лиепа выходит только на творческих вечерах и в антрепризных спектаклях. И те, и другие по-прежнему собирают огромную аудиторию, но Марис, попытавшись найти себя в новом деле, уходит в кинематограф.

Фильмы

На самом деле работать на съемочной площадке Лиепа начал довольно давно. Еще в 1959 году он дебютировал как актер в мелодраме рижской киностудии «Илзе». А через 10 лет его исполнение Гамлета в одноименном фильме-спектакле произвело фурор не только в СССР, но и во всем мире.

Марис Лиепа в фильме «Детство Бемби»

Затем Марис преображался в князя Всеслава из исторической картины «Могила льва» и Джека Уиллера в шпионской ленте «Четвёртый». В этом проекте, где блистал также Владимир Высоцкий, танцовщик поставил оригинальный хореографический номер, который в шутку назвал «Икар на три минуты».

Особо яркими получились главные роли актера в романтической комедии «Галатея», сказках «Детство Бемби» и «Юность Бемби», где он сыграл отца олененка, и в криминальной драме «Дорога в ад».

Марис Лиепа в фильме «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона»

Также зрители запомнили Мариса по роли полковника Валентайна Уолтера в детективе «Двадцатый век начинается» из цикла фильмов о приключениях Шерлока Холмса и доктора Ватсона, а также по образу императора Николая I в историко-биографической драме «Лермонтов».

В 2006 году на экраны вышла картина «Воспоминания о Шерлоке Холмсе», в которой с помощью монтажа вновь появился актер Лиепа. В тот же период увидели свет два документальных фильма о танцовщике – «Поединок с судьбой» и «MARIS».

Личная жизнь

Первой супругой знаменитого танцовщика стала другая легенда сцены — Майя Плисецкая. Они поженились в 1956 году, когда ему было 20, а ей – 31 год. Но прожили вместе Майя и Марис всего три месяца.

Марис Лиепа и Майя Плисецкая

Позднее, на съемках фильма «Илзе», он познакомился с актрисой Маргаритой Жигуновой. В этом браке родилось двое детей – сын Андрис и дочь Илзе. Имена детям супруги дали в честь персонажей вышеупомянутой картины. И сын, и дочь пошли по стопам отца и стали артистами балета.

Марис Лиепа и Маргарита Жигунова

В конце 70-х годов Лиепа едет на гастроли с молодой балериной Ниной Семизоровой, с которой у него начинается роман. Вскоре Марис оставляет семью и женится на девушке, которая младше его почти на 20 лет. Впрочем, этот союз оказался непрочным. По инициативе балерины в 1985 году супруги разводятся, хотя уже давно не живут вместе.

Евгения Шульц и ее дочь Мария Лиепа

Четвертой женой Лиепы, хотя и фактической, была художник по костюмам Евгения Шульц. У них родилась дочь Мария, но так как в те времена признание знаменитости о незаконнорожденном ребенке было равносильно краху карьеры, Марис скрывал существование младшей дочери очень долгое время.

Марис Лиепа и Галина Брежнева

Помимо официальных и неофициальных браков, у Мариса были довольно длительные и весьма бурные отношения с Галиной Брежневой, дочерью Леонида Ильича Брежнева, которая была старше танцовщика на 11 лет.

Смерть

Когда в Рижском оперном театре освобождается место балетмейстера, Лиепа подает заявление на замещение вакансии, но ему отказывают. Более того, «сверху» приходит приказ запретить Марису создавать свой собственный театр в Риге, как он планировал. Даже хорошо знакомый танцовщику Раймонд Паулс, занимавший тогда пост министра культуры Латвийской республики, никак не смог повлиять на ситуацию.

Памятник танцовщику Марису Лиепе в Риге

На мужчину накатывает депрессия, но в тот момент спасительной нитью стало решение из столицы СССР: было разрешено создать театр «Балет Мариса Лиепы» в Москве. После долгих проволочек был назначен отбор в труппу, но 26 марта 1989 года, в возрасте 52-х лет, Марис-Рудольф Эдуардович скончался. Официальный вердикт врачей – инфаркт.

Известно, что легендарный артист балета умер в машине «Скорой помощи». Но поговаривают, что накануне он заходил в любимый Большой театр, а там охранник отобрал у него пропуск и не впустил в служебное помещение. И именно в тот момент у мужчины не выдержало сердце.

Могила Мариса Лиепы

Но и после кончины Лиепы не успокоилась суета вокруг его имени. Почти неделю шла борьба за место прощания со звездой. Только спустя пять дней гроб с телом установили в фойе Большого театра, рядом со сценой, на которой он демонстрировал величайшее искусство на протяжении 20 лет. Захоронили Мариса Эдуардовича на Ваганьковском кладбище в Москве, а в Риге рядом с могилами отца и матери установили камень, на котором написано:

Угасшая звезда Мариса Лиепы: Что ускорило уход знаменитого танцовщика

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

В отличие от многих танцовщиков, которые грезили балетом с юных лет, Марис Лиепа заниматься танцами не собирался и о театре не мечтал. Он родился в 1936 г. в Риге в семье мастера сцены местного театра оперы и балета, рос очень болезненным и хилым, часто попадал в больницы. Знакомые советовали родителям отдать его в спортивную секцию или на футбол, но отец решил отвести сына в балетный класс при рижском хореографическом училище. От этих занятий мальчик не был в восторге, нередко прогуливал уроки. Но мать убедила его в том, что ни в коем случае нельзя бросать дело на полпути, и если уж за что-то взялся – надо довести дело до конца. Это стало стимулом для упорного и целеустремленного мальчика, и вскоре он достиг первых успехов.

В 13 лет Марис Лиепа уже выступал не только в детских спектаклях, но был задействован в «Бахчисарайском фонтане», «Ромео и Джульетте», «Дон Кихоте» и «Князе Игоре». Помимо балета, подросток занимался спортивной гимнастикой и плаванием. Когда ему было 14 лет, на него обратили внимание на Всесоюзном смотре хореографических училищ, и спустя 3 года пригласили продолжить обучение в Москве. К тому времени балет увлек его настолько, что в столице он уже не только не пропустил ни одного занятия, но каждый день приходил в класс раньше преподавателя и усердно работал.

Главная партия в спектакле «Щелкунчик» на сцене Большого театра стала дипломной работой Мариса Лиепы. Несмотря на успех, после окончания учебы его не оставили на главной сцене страны. Танцовщик вернулся в Ригу, а через полгода снова оказался в столице на декаде прибалтийского искусства. Его выступление настолько впечатлило Майю Плисецкую, что она пригласила его стать ее партнером во время гастролей в Венгрии. После этого танцовщику предложили работу в Московском академическом музыкальном театре.

В 1960 г. Мариса Лиепу приняли в труппу Большого театра. Говорят, решающим аргументом в пользу его зачисления было то, что во время собеседования танцовщик не задавал вопросов о зарплате, а поинтересовался лишь своим будущим репертуаром. В итоге он был занят во всех самых выдающихся постановках Большого театра.

В 1964 г. в Большой театр пришел новый балетмейстер – Юрий Григорович, который сыграл в судьбе танцовщика роковую роль. С одной стороны, именно он зажег звезду Мариса Лиепы. Первый этап их сотрудничества был очень плодотворным: роль Ромео в Великобритании принесла ему славу «балетного Лоуренса Оливье», а роль Красса в «Спартаке» стала наивысшем достижением, за которое в 1970 г. он получил Ленинскую премию. Говорили, что в этой роли превзойти Лиепу было просто невозможно. Сам он в своей книге «Я хочу танцевать сто лет» писал: « Танец – это триумф Красса. Его прыжки подобны острым ударам клинка, которые разрезают воздух ».

С другой стороны, Григорович способствовал закату звезды Лиепы. В 1970-х гг. их отношения стали натянутыми, после Красса за 14 лет танцовщику достались лишь 4 новые партии. Говорили, балетмейстер был склонен к авторитарному стилю общения с артистами, а Лиепу это не устраивало. В 1979 г. в «Правде» опубликовали интервью с танцовщиком, в котором он раскритиковал хореографию новых балетов Григоровича и его методы руководства, что окончательно испортило их отношения.

Что на самом деле было причиной их неприязни – не знает даже сын танцовщика Андрис Лиепа: « Когда спрашивал у Юрия Николаевича об этом, у него зубы скрипели. А когда обращался с этим вопросом к отцу, он отвечал: «Андрис, если бы знал, я бы тебе сейчас прямо и ответил». Что произошло, непонятно. Не очень много нужно усилий для того, чтобы поссорить двух творческих людей. А в театре всегда очень много «доброжелателей», которые умеют за глаза что-то «такое» сказать. Но о тандеме, который был между Григоровичем и Марисом Лиепой во время создания «Спартака», любой художник может только мечтать… ».

В 1982 г. 46-летний Лиепа станцевал Красса в последний раз. И хотя зрители аплодировали стоя, его отправили на пенсию по причине «профнепригодности». До этого Григорович писал письма в Министерство культуры о том, что артист потерял танцевальную форму. Это сильно подкосило танцовщика, который все еще был полон сил и энергии. Конечно, он не остался без работы – его пригласили руководить балетом Софийской народной оперы в Болгарии, он занимался педагогической деятельностью и писал статьи. Кроме того, продолжал сниматься в кино, куда пришел еще в 1969 г. Однако Лиепа был лишен самого главного – любимого дела.

Несколько раз Лиепа подавал заявление на замещение должности балетмейстера в Рижском оперном театре, но ему отвечали отказом. Создать собственный театр в Риге ему тоже не дали. А когда он однажды решил зайти в Большой театр со служебного входа, вахтер забрал его пропуск со словами: «Вам вход запрещен». Все эти неприятности не могли не сказаться на здоровье танцовщика и окончательно его сломили. 26 марта 1989 г. Марис Лиепа скончался от инфаркта.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: