Группа pink floyd — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Дэвид Гилмор: биография и личная жизнь (жены, дети)

Только авторизированные пользователи могут добавлять фотографии.
Авторизация/Регистрация за 10 секунд

Полное имя: Дэвид Джон Гилмор
Дата рождения: 6 марта 1946 г. (возраст — 75 лет)
Знак зодиака: Рыбы
Место рождения: Кембридж, Великобритания
Рост: 183 см
Семейное положение: женат на Полли Сэмсон
Страница на Wikipedia: перейти

Только авторизированные пользователи могут задавать вопросы.
Авторизация/Регистрация за 10 секунд

Содержание (быстрый переход)

Талантливый музыкант, один из величайших гитаристов мира, великолепный вокалист и композитор Дэвид Гилмор больше всего известен своим участием в легендарной рок-группе «Pink Floyd», с которой была связана большая часть его творческой биографии. Он не только внес неоценимый вклад в дело процветания своей группы, но и смог построить успешную сольную карьеру.

Биография

Гилмор родился в Кембридже, в семье преподавателей, принимавших активное участие в общественной жизни и поддерживающих социалистические идеи. Эта жизненная позиция передалась и их сыну. Родители, заметившие в сыне тягу к музыке, поддерживали это увлечение и в восемь лет подарили ему первую в его жизни пластинку, положившую начало его большой коллекции.

На фото: Дэвид Гилмор в молодости

Гилмору едва исполнилось девять, когда он самостоятельно начал осваивать игру на гитаре. Среднее образование Дэвид получал в Перс-скул, неподалеку от которой находилась Высшая школа, с учениками которой он вскоре познакомился. Это знакомство стало знаковым в биографии Дэвида Гилмора – его новыми приятелями оказались Роджерс Уотерс и Сид Барретт, с которыми через несколько лет он организовал Pink Floyd.

До этого Дэвид был участником другого коллектива – блюз-рок-группы Joker’s Wild, продолжал набираться опыта игры на гитаре и готовился к вступительным экзаменам в университет. В шестьдесят втором Гилмор поступил в технический колледж, а когда ему исполнилось двадцать, отправился в свой первый гастрольный тур, а его компаньонами стали Роджерс и Сид, которые за год до этого вместе с однокурсниками Роджерса по архитектурному факультету политеха Райтом и Ником Мейсоном объединились в «The Pink Floyd Sound».

Тогда Гилмор еще и не думал объединяться с ними в группу, а просто решил совершить музыкальное путешествие. В Испании и Франции они вставали в один ряд с уличными музыкантами, но это не приносило никаких доходов и привело к тому, что Дэвид угодил в больницу с диагнозом «истощение».

На родину неудачливые гастролеры возвращались на украденном грузовике.

Pink Floyd

Переломным моментом в биографии Дэвида Гилмора стало знакомство с Ником Мейсоном, который, услышав, как Дэвид исполняет композиции на своей гитаре, предложил ему войти в состав их группы, и Гилмор после недолгих колебаний согласился.

На фото: Дэвид Гилмор

Сначала Дэвид заменял Сида Барретта, когда тот, находясь в наркотическом опьянении, был не в состоянии играть, а после его ухода из группы стал лидером Pink Floyd, исполняя вокальные партии с Уотерсом и Райтом.

Первые попытки сделать сольную карьеру были предприняты Дэвидом Гилмором в конце семидесятых, когда музыкант решил, что в составе группы он не сможет полностью реализовать свой потенциал. В семьдесят восьмом году вышел его дебютный сборник David Gilmour, музыка и тексты к которому были написаны самим Дэвидом.

Его второй сольный диск About Face вышел спустя шесть лет, и снова к его написанию Гилмора побудила негативная атмосфера внутри Pink Floyd, создавшаяся в процессе работы над фильмом и альбомом The Wall.

В восемьдесят пятом году после ухода Уотерса Гилмор возглавил группу, и ему пришлось не только руководить музыкальным коллективом, но и в компании с Мейсоном судиться с некогда покинувшим группу Уотерсом, затеявшим тяжбу с требованием запретить своим бывшим партнерам использовать название Pink Floyd.

Им удалось отстоять свое право и возродить группу, в которой теперь было всего три человека – к ним присоединился ушедший из коллектива в конце семидесятых Ричард Райт. После выхода трех альбомов и очередного концертного тура в деятельности Pink Floyd наступил затяжной перерыв.

В 2006 году Гилмор объявил о завершении гастрольной жизни группы.

«Толпа людей, которые в свои шестьдесят играют свои старые мелодии на футбольных стадионах? Это безумие… Для этого было время, но теперь это уже не актуально. Мы создали большую часть той музыки, когда нам было еще по двадцать», — заявил музыкант.

Последним студийным альбомом коллектива стал The Endless River, вышедший в 2014 году и уже без ушедшего из жизни Райта, после чего группа перестала существовать окончательно.

За год до этого Дэвид Гилмор выпустил свой четвертый сольный диск Rattle That Lock, кроме того, он стал продюсером альбома Metallic Spheres английской группы The Orb, и соавтором нескольких его треков.

В 2015 году, когда Дэвиду Гилмору уже перевалило за семьдесят, был записан Rattle That Lock и после завершения концертного тура в его поддержку, многие решили, что он был прощальным, завершающим творческую биографию музыканта, однако Дэвид сообщил, что не собирается становиться пенсионером и планирует работу над новым альбомом.

Личная жизнь Дэвида Гилмора

Несмотря на расхожее мнение о легкомысленности музыкантов в плане семейной жизни, Дэвида нельзя обвинить в несерьезном отношении к семейным ценностям.

На фото: Дэвид Гилмор с первой женой

Первой женой Дэвида Гилмора стала модель и художница Вирджиния. Они познакомились на концерте Pink Floyd в городке Энн Эрбор, на который Джинджер, как звали Вирджинию в музыкальных кругах, пришла вместе со своим парнем, который и привел ее за кулисы для знакомства с Гилмором, влюбившимся в девушку с первого взгляда.

В семьдесят пятом году, спустя четыре года после знакомства, они поженились, сыграв свадьбу в лондонской студии «Abbey Road». Первая жена Дэвида Гилмора родила четверых детей – трех девочек и одного сына, однако семейное счастье вскоре рухнуло, а их бракоразводный процесс длился более двух лет.

На фото: Дэвид Гилмор и Полли Сэмсон

Спустя пять лет Гилмор познакомился с Полли Сэмсон, ставшей второй женой музыканта. Она на шестнадцать лет моложе Дэвида и до знакомства с ним уже побывала замужем и воспитывала сына Чарли.

В юности Чарли был очень проблемным – мало того, что он употреблял запрещенные вещества, в чем лично признался, но еще и принимал участие в многочисленных скандалах, в том числе был одним из поджигателей здания Верховного суда.

На фото: семья музыканта

В этом браке появилось еще трое детей Дэвида Гилмора – сын и две дочери. Полли Сэмсон, с которой Дэвид состоит в браке уже около тридцати лет – писательница и журналистка, она стала автором нескольких текстов для композиций музыканта.

На фото: Дэвид Гилмор с дочерью Романи

Вместе с ней Гилмор активно участвует в благотворительности.

«Полли – скрытый двигатель моей филантропии. Мы всегда давали деньги на благотворительность, но это была ее идея делиться “большими кусками”, способными что-то изменить», — говрит Дэвид.

Вместе с семьей он живет в графстве Западный Суссекс на небольшой ферме возле города Уисборо Грин, а на отдых они выезжают в собственный дом в Хове на побережье Ла-Манша.

Группа Pink Floyd – состав, фото, новости, песни

«Пинк Флойд»: биография

Pink Floyd («Пинк Флойд») — один из «слонов», на которых держится британский рок. Вместе с The Beatles («Битлз») и Led Zeppelin («Лед Зеппелин») они сформировали музыку 1960-х годов. Альбом The Dark Side of the Moon («Темная сторона Луны») стал самым продаваемым в истории мировой музыки — число проданных копий превышает 45 млн, и этот показатель неустанно растет.

История создания и состав

Участники Pink Floyd связаны с раннего детства. Роджер Уотерс, Сид Барретт и Дэвид Гилмор учились в соседних школах в Кембридже. В Вестминстерском университете, на архитектурном факультете, Уотерс познакомился с Ником Мейсоном и Ричардом Райтом. Потребовалось несколько десятков лет, чтобы понять: вместе они — состав в будущем легендарной группы.

Басист и вокалист Роджер Уотерс

Первыми, кто объединился, стали Ник Мейсон, Роджер Уотерс и Ричард Райт. Вместе с сокурсниками в 1963 году они создали группу Sigma 6. Играли репертуар The Searchers и песни, сочиненные Кеном Чэпменом — менеджером коллектива. Основной публикой были студенты на закрытых вечеринках.

Вокалист Сид Барретт

Осень того же года подарила Sigma 6 сразу двух одаренных музыкантов — вместо Мейсона в квартиру к Уотерсу переехал гитарист Боб Клоуз, а затем Лондон посетил Сид Барретт. С 1964 года, когда группу переименовали в Tea Set (или T-Set), подростки стали жить втроем и репетировать сутками напролет.

Гитарист Дэвид Гилмор

Позже оказалось, что коллектив под именем Tea Set уже существует. Так появились The Pink Floyd Sound. Новое название сложилось из имен двух блюзменов — Пинка Андерсона и Флойда Каунсила. Идея принадлежала Сиду Барретту.

Барабагщик Ник Мейсон

В конце 1964 года «флойды» впервые оказались на студии звукозаписи и создали четыре композиции. Музыканты часто выступали в барах, где однажды их заметил Питер Дженнер. Он был восхищен акустическими эффектами и экспериментальным звучанием.

Клавишник Ричард Райт

Дженнер решил помочь группе раскрутиться и устроил пару концертов в тематических заведениях для широкой публики. Он же порекомендовал убрать из названия слово Sound и артикль The. Так впервые зазвучал Pink Floyd.

Музыка

В январе 1967 года «флойды» неожиданно стали популярными. Они выпустили сингл Arnold Layne, который мгновенно занял лидирующие строчки в чартах. Произведение, написанное в жанре психоделического рока, до сих пор входит в список «50 лучших британских песен за всю историю» по версии журнала Mojo. Это же издание поставило трек на 56 место в списке «100 записей, изменивших мир».

Песня «Arnold Layne» группы «Пинк Флойд»

Pink Floyd считают прародителем психоделики как жанра музыки, и дебютная пластинка The Piper at the Gates of Down, которая вышла в августе 1967 года, стала ее эталоном. Подростки, не знакомые с экспериментальным роком, были в восторге от космической песни Interstellar Overdrive и странноватой Scarecrow. Остались довольны и музыкальные критики. Первый альбом группы занял шестое место в британских хит-парадах.

Свалившийся успех не всем оказался по зубам. Лидер Pink Floyd, автор большинства песен Сид Барретт начал принимать наркотики. Вместе с алкоголем и изнуряющими гастролями они делали музыканта невыносимым и психически нестабильным. В январе 1968 года вместо него в группу взяли гитариста Дэвида Гилмора.

Песня «Interstellar Overdrive» группы «Пинк Флойд»

Изначально планировалось, что Баррет, пройдя курс терапии, вернется к творчеству и продолжит писать треки для коллектива, но в апреле он окончательно покинул состав «флойдов». Дальнейшая биография музыканта незавидна: он выпустил два сольных альбома, которые, впрочем, не нашли отклика у критиков, а потом вернулся в родной Кембридж к матери. Он скончался 7 июля 2006 года от рака поджелудочной железы.

Потеря музыкального вдохновителя не сломила Pink Floyd. Альбом Atom Heart Mother превзошел ожидания музыкантов и взлетел на первую строчку чарта Великобритании. Трек-лист называл стадии развития ребенка: Father’s Shout («Крик отца»), Breast Milky («Грудно-молочный»), Mother Fore («Передний план матери») и т. д. Для записи этой «истории» группе потребовалась помощь хора и симфонического оркестра.

Песня «Time» группы «Пинк Флойд»

Музыка «флойдов» — это полноценные художественные произведения, достойные места в классической дискографии. Например, в альбом Meddle 1971 года вошли инструментальная пьеса, многочастная сюита и Echoes – 23-минутная «эпическая звуковая поэма», как называл ее Уотерс. К ее созданию приложили руку все четыре члена Pink Floyd. Композиция вошла в топ-3 продолжительных песен группы.

1973 год стал триумфальным: вышел альбом The Dark Side of the Moon. Согласно задумке Уотерса, композиции должны были объединяться общей темой. За основу он предложил взять события и состояния, которые доводят людей до сумасшествия. После обсуждения музыканты составили список: «жесткие сроки, длительные поездки, боязнь полета, соблазн денег, страх смерти, умственное напряжение» и так далее. Уотерс взялся за сочинение стихов. Кстати, The Dark Side of the Moon стал первой пластинкой, тексты к которой написал один человек. В альбом вошли 10 песен.

Читайте также  Марко ройс - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Песня «Money» группы «Пинк Флойд»

В 1975 году вышел диск Wish You Were Here, посвященный Сиду Барретту. Бывший участник группы, словно почувствовав это, однажды явился в студию к «флойдам» во время записи. Поначалу никто из друзей его не узнал: он сильно набрал в весе, наголо выбрил голову и брови. Когда музыканты поняли, кто перед ними, то буквально потеряли дар речи – настолько Барретт обнищал и обрюзг.

На фото, сделанном в тот день, видно, что мужчина безумен и потерян. С того появления на студии никто из группы больше не встречался с Сидом вплоть до похорон в 2006 году. Тем не менее, посвященный ему альбом оказался впечатляющим. Он включал в себя трек Shine On You Crazy Diamond, который длится 26 минут.

Песня «Shine On You Crazy Diamond» группы «Пинк Флойд»

Рок-опера The Wall, написанная в 1979 году, стала культовой. Сейчас молодежь знакома с Pink Floyd преимущественно по этому альбому и треку Another Brick in the Wall, Part II, рассказывающему о проблемах образования.

«Стена» рассказывает историю Пинка Флойда (при рождении Флойд Пинкертон), который с рождения кирпич за кирпичом возводил между собой и обществом толстую стену. Он рос без отца, под гнетом истеричной матери. Масла в огонь подливали учителя, затем – девушки. По ходу оперы Пинк разводится, подсаживается на наркотики, перестает контролировать агрессию и сходит с ума.

Песня «Another Brick in the Wall, Part II» группы «Пинк Флойд»

Гастроли в поддержку оперы получились дорогостоящими. В каждом городе музыканты устраивали театральное шоу, разрушая стену из картонных блоков высотой 12 метров. Концерты сопровождались анимационными клипами, над созданием которых трудились 40 мультипликаторов. Убыток с этого альбома составил порядка 400 тыс. фунтов стерлингов. Чтобы уравновесить доходы и расходы, в 1982 году был снят фильм «Пинк Флойд: Стена».

Во время записи альбома The Wall в группе начались проблемы: Уотерс провозгласил себя лидером, не признавал права других солистов на написание песен. Во время гастрольного тура он жил отдельно от теперь уже бывших друзей и ездил на отдельном автомобиле.

Песня «Not Now John» группы «Пинк Флойд»

На некоторое время Pink Floyd превратилась в сольный проект Уотерса, и в 1983 году вышел альбом The Final Cut с подзаголовком: «Реквием послевоенной мечте Роджера Уотерса, исполненный Пинк Флойд». В эти моменты лидер сильно конфликтовал с Гилмором, что привело к уходу Роджера из группы.

Вплоть до 1986 года музыканты занимались сольным творчеством, а затем Гилмор и Мейсон попытались вернуть Pink Floyd. Позже к ним присоединился Райт. Вместе они записали два альбома, которые попали в тройку великобританских чартов. После этого деятельность группы впала в «анабиоз».

Песня «High Hopes» группы «Пинк Флойд»

В 2005 году четверо «флойдов», забыв разногласия, собрались, чтобы сыграть на шоу Live 8, посвященном борьбе с нищетой. Группе предлагали 150 млн фунтов за гастроли по США, но участники отказались и вернулись к сольным проектам.

На свой юбилей в 2015 году они переиздали некоторые сборники и альбомы. В августе того же года Дэвид Гилмор официально объявил о роспуске Pink Floyd.

Pink Floyd сейчас

Роджер Уотерс в 2017 году выпустил альбом Is This the Life We Really Want? Он поднялся на третью строчку в Великобритании. В 2018-м музыкант заявил о намерении совершить прощальное турне с шоу Us + Them.

Роджер Уотерс в 2018 году

В 2015 году свет увидела сольная пластинка Дэвида Гилмора Rattle That Lock. За ним последовало короткое турне по Европе и Америке.

Ник Мейсон отошел от творчества. Он живет в Лос-Анджелесе, занимается гольфом и активно просматривает социальные сети.

Дэвид Гилмор в 2018 году

Например, когда в марте 2018 года появилось известие о его кончине, он написал в Twitter, процитировав знаменитую фразу Марка Твена:

«По-моему, сообщения о моей смерти сильно преувеличены».

Ричард Райт умер 15 сентября 2008 года от рака легких. Ему было 65 лет. Он не успел завершить свой четвертый сольный альбом.

Pink Floyd: темная сторона музыки

Сколь бы долгой и многогранной ни была история Pink Floyd, она все равно остается незавершенной и неполной. Жизнь того, кто и ныне здравствует, невозможно рассказать до конца, это можно сделать лишь до определенного периода. И сие хорошо, так как дарит ожидание творческого сиквела. И что впереди еще будет не одно «продолжение следует».

Но, как уж повелось, у любой истории есть свое начало. А значит, с него мы и начнем повествование о группе, которая сама по себе представляет целый мир, законченный и гармоничный.

Ранний Pink Floyd

Первоначальный состав:

  • Сид Барретт (англ. Syd Barrett) — гитарист, вокалист (1965 – 1968);
  • Роджер Уотерс (англ. Roger Waters) — бас-гитарист, вокалист (1965 – 1985, 2005);
  • Ричард Райт (англ. Richard Wright) — клавишник, вокалист (1965 – 1981, 1987 – 1994, 2005);
  • Ник Мейсон (англ. Nick Mason) — барабанщик (1965 – 1994, 2005).
  • Дэвид Гилмор (англ. David Gilmour) — вокалист, гитарист (1968 – 1994, 2005).

Для начала следует отметить, что первыми были не Сид Барретт и не ныне здравствующий Роджер Уотерз, а блюзовые музыканты Пинк Андерсон и Флойд Каунсил. Именно они подтолкнули Барретта, чтобы выдать такое странное, психоделически ненормальное, но такое красивое название для группы.

Потом были однокурсники по архитектурному колледжу Ричарда Райта (ну ладно, не колледжу, институту), которые из ритм-блюзовых хитов делали что-то свое. Так появилась даже не группа, а «Blackhill Enterprises» – корпорация, состоящая из четырех музыкантов и двух менеджеров.

В 1967-м году появился первый плод их совместных усилий – The Piper At The Gates Of Dawn Pink Floyd. В переводе это звучит как «Трубач у врат рассвета» и представляет собой лучший образец британской психоделической музыки конца шестидесятых годов. Многое можно ожидать от четверки по сути подростков, но то, что альбом занял шестое место в британском чарте, это по-настоящему достойно восхищения. И удивления.

Что случилось с Сидом Барреттом?

Но были и минусы полученного успеха. Не зря же психоделия называлась именно вот так «кислотно». Что случилось с Сидом Барреттом, остается доныне лишь темой для мистических сплетен и сумасбродных аналогий. Что было раньше: психоделики, которые довели его до шизофрении, или шизофрения, которая обрела свое обличье в психоделиках? Это было время, когда диагноз «шизофрения» ставился врачами при малейшем соприкосновении с неизведанным. Он же студентом был, ему бы выспаться для начала надо было, а уже потом… а что потом?

Я же говорю, ему надо было выспаться хорошенько, но из-за плотного гастрольного графика у него стали проявляться постоянные нервные срывы и психозы, он становился все более невыносимым субъектом, что выводило из себя и других, и Роджера в частности. Иногда Сид «уходил в себя» прямо на сцене. Поэтому в 1968-м году Сид Барретт был отправлен в отставку, а на его замену был взят Дэвид Гилмор.

Сид сочинил большую часть первого альбома, поэтому изначально планировалось, что он станет не музыкантом, а композитором группы, но увы, из этого ничего толкового не получилось. В альбоме, который вышел в 1968-м году, звучит всего лишь одна его композиция.

Поэтому история раннего Pink Floyd разделяется на два периода: с Сидом и без оного. Шизофреник в семье, это всегда слишком печально, чтобы не постараться его прикончить если не буквально, то хотя бы фигурально. Но именно этот шизофреник и прославил банду на всю страну.

В 1969-м году группа написала саундтрек к фильму More, после чего выпустила альбом Ummagumma. Его запись производилась отчасти в Бирмингеме, а отчасти – в Манчестере. Поэтому было решено издать его в виде двойного альбома. Первый диск представлял собой первую и единственную запись живого выступления группы (что не менялось на протяжении двадцати последующих лет), а на втором диске звучало четыре раздельных части, каждую из которых написал следующий участник группы. То есть получилось четыре миниатюрных сольных диска.

Этот диск занял пятое место в британском чарте, а также попал в хит-парады США, на далекое-далекое семидесятое место.

А вот третий альбом, которым группа наглядно продемонстрировала, в каком направлении она стала развиваться, назывался «Atom Heart Mother». Он занял уже первое место. Чтобы реализовать замысел музыкантов, был использован хор и симфонический оркестр. Также привлекли к процессу профессионального аранжировщика, который к тому же сделал всю оркестровку альбома.

«Meddle», вышедший в следующем году, напоминал предыдущий альбом лишь по длительности и количеству композиций. Звучание стало совершенно иным. Запись производилась на шестнадцатидорожечные магнитофоны, использовался синтезатор VCS3. А в одной из композиций вокал записала русская борзая по кличке Симус. Кстати, эту песню так и назвали по ее имени.

«Obscured by Clouds» был выпущен как саундтрек, а потому остался менее известен. Хотя, если честно, то мне он кажется ближе, чем предыдущий альбом. Почему, не знаю. Он занял в Британии почетное шестое место.

«The Dark Side of the Moon»

Все изменилось после «The Dark Side of the Moon». Да, в честь этого альбома даже фильм сняли, в котором рассказывалось, как записи делали, и что для получения нужного звука использовали.

В отличие от предыдущих альбомов, это был не просто сборник песен, а концептуальное произведение, в котором повествовалось о давлении и влиянии современного мира на психику человека. По крайней мере, группе было о чем рассказать, они эту концепцию прочувствовали сами, а такой опыт оставляет о себе память надолго. Причем не самую лучшую память, надо сказать. Но все таки – альбом получился просто замечательным.

1973-й год. Полное отсутствие адекватной аппаратуры – ныне у любого школьника, сидящего за монитором компьютера, куда больше возможностей для творчества и создания нужного звука, чем было у Пинк Флойд тридцать лет назад. Нет, постойте, не тридцать – уже сорок лет назад, оговорился. Как все-таки бежит время!

Вместе с рассказом о влиянии окружающего мира на душевное равновесие личности в альбоме повествуется о паранойе «On the Run», в «Time» говорилось об ощущениях при приближении старости и чувства, что жизнь прожита напрасно (типичные молодежные мысли, надо сказать). «The Great Gig in the Sky» вместе с «Religious Theme» затрагивают тему религии и смерти, а в «Money» рассказывается о губительной власти денег. «Us and Them» – ода общественным конфликтам. И «Brain Damage» – песня, посвященная бедному Сиду.

Диск записывался почти девять месяцев, что для тех лет было просто непростительной тратой времени, но стал классикой и прекрасно слушается даже сейчас, несмотря на прошедшие десятилетия. Что уж тут скажешь. Как раз в те годы группы соревновались в духе, «кто быстрее». Например, Свинцовый Дирижабль написали свой первый альбом не то за девять, не то за двенадцать часов.

Усилия стоили того: альбом ныне является самым продаваемым за всю историю звукозаписи.

Wish You Were Here

Заглавная песня с этого альбома стала визитной карточкой Пинк Флойд. «Жаль, что тебя здесь нет». Тема отчуждения, безумный трек «Shine on You Crazy Diamond», который опять-таки был посвящен Сиду Барретту (это ж надо было его сначала из группы выгнать и наблюдать, как от его личности ничего не остается, чтобы начать писать про него /а не для него, как некоторые полагают/ песни).

Этот альбом снова стал первым в Великобритании. А что делать, у Пинк Флойд просто не существовало достойных конкурентов.

Читайте также  Александр калинин - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Animals

«Хьюстон, как слышно? У меня тут огромная розовая свинья по курсу». Про Хьюстон это, конечно же, шутка, но свинья действительно была. Летала себе над улицами Лондона. Бедного летчика незамедлительно отправили к психиатру, а это всего лишь записывался видеоклип на песню Pigs. Pink Floyd давала выход своему больному воображению. Вроде Сид Барретт ушел на покой уже давно, но напоследок так вдохновил весь коллектив, что они до сих пор не могли отойти от совершенно безумных образов и аналогий.

1977-й год. Группа все чаще подвергается критике со стороны панков. Темой осуждения стали якобы излишняя слабохарактерность и высокомерие. В результате коллектив записал альбом, на котором было всего три композиции, зато многокилометровой длины. Две коротких были так, в довесок к основным темам и более полно раскрывали суть замысла.

В этом альбоме животные ассоциируются с определенными представителями общества, как метафоры… росло напряжение между Райтом и Уотерзом, вследствие чего гитары стали превалировать в звучании нового альбома. В целом, этого вообще не чувствуется, но прибавка гитарного звука явно пошла звучанию группы на пользу. А потому слушаем, смотрим и наслаждаемся.

Чего только стоят эти громадные головы хряков, которые своими свирепыми глазищами рассекали концертные залы! Я не оговорился. На концертах действительно присутствовали жуткие поросячьи башки, которым позавидовали бы Мэйхем в эпоху Деда, но вместо металла звучала жутко мелодичная музыка.

Как там, интересно, поживает тот незадачливый летчик?

The Wall

Исключительно уверен в своей правоте: сначала надо подсесть на альбом, потом безумно влюбиться, взять свою девушку под вечер и усадить ее вместе смотреть The Wall в виде фильма. Заряд крайне острых ощущений обеспечен. И впечатления на всю жизнь.

Все-таки Уотерз – гений исключительной величины. Практически полностью единолично сочинил альбом, что ему опять-таки пошло на пользу, великолепно сведен звук, атмосфера достигла своего апогея. Фанаты были в восторге. Я не был фанатом Пинк Флойд, но стал им после «Another Brick in the Wall, Part II». Кстати, та песня попала на первое место в британских чартах, что в очередной раз показало чрезмерную приверженность британцев старым традициям.

Альбом был выпущен в 1979 году, и оказался безумно дорогим. О расходах на его написание писать кажется и вовсе неприличным. Но он окупился. Причем полностью и довольно быстро.

Уотерз слишком буквально понял римскую народную пословицу «разделяй и властвуй», после чего установил негласный диктат, постоянно сея раздоры среди членов группы. Его замысел по поводу увольнения Ричарда Райта закончился тем, что Райт стал единственным, кто хоть как-нибудь заработал на этих концертах – расходы на шоу были просто фантастическими и покрывались исключительно карманами музыкантов, которые, хоть и были теперь уже исключительно вместительными, но так же стремительно быстро и пустели.

Да что там, зато появилось явление всемирного масштаба. Следующие четырнадцать лет «Стена» оставалась мировым бестселлером.

Pink Floyd в Москве, 1989 год. Как это было

Недавно видел афиши с шоу «Пинк Флойд». Шел мимо них, думал, может, сходить? Так и не сходил. Помешал намертво засевший в памяти концерт 89-го года

В начале июня мы с моим однокурсником Серёжей Гольцовым сидели в лаборатории аналитической химии и титровали растворы — без малейшего энтузиазма. Думали мы не о чудесных способах определения количественного содержания вещества, а о том, как оказаться на концерте в «Олимпийском».

То было время оживших мертвецов. «Дип Перпл», «Блэк Саббат», «Юрай Хип», «Назарет» — сюда подтянулись все; всем хотелось сыграть напоследок в стариков-разбойников, собрать стадион, под рев гитар потрясти поредевшим хайром. Но это, конечно, не касалось «Пинков» (ударение на втором слоге; дурацкая кликуха, какой-то гад придумал, не иначе), которых ничто не могло взять — ни время, ни новые музыкальные моды. «Wish you were here», «The wall», «Dark side of the moon» были заслушаны до скрежета на кассетной пленке. А альбом «The piper at the gates of down» был настолько велик и свеж, что мой сосед Антон, которого я подсадил на хеви-метал, так и не поверил, что он был записан в 67-м году.

Приезда «Флойдов» ждали давно. Вот уже и слухи прошли, и в газете написали, и плакатики кое-где висят, а у нас нет билета, и надо принять это, смириться и как-то пережить. Брать у перекупщиков, при цене билета в пять или шесть стипендий, было нереально.

Оставалось только тихо страдать.

В последний перед концертом вечер я шел по переходу к «Октябрьской». В конце перехода была театральная касса, и, проходя мимо нее, я, скорее для очистки совести, чем всерьез, наклонился к окошку и спросил, нет ли случайно билета на «Пинк Флойд».

— Есть один билет, — буркнула тетка, не отрываясь от кроссворда.

Я не поверил, переспросил; кто-то из нас наверняка не так понял.

— Молодой человек, вы плохо слышите? — сказала билетерша с раздражением. — Билет есть. К нему идет нагрузка. Концерт певца Леонтьева. Будете брать?

— Да-да, конечно, давайте оба билета, — я не мог поверить, что это происходит наяву. Что-то случилось в тот вечер, какие-то шестеренки не так сцепились, и с конвейера, везущего радость и удачу кому-то другому, выпал маленький бумажный прямоугольник, да и застрял в неприметной кассе на «Октябрьской».

На следующий день поехал через всю Москву до станции «Молодежная», к монструозному дворцу культуры, где должен был пройти концерт Леонтьева. Поклонников певца было видно издали. Они увлеченно обменивались черно-белыми фотографиями, показывали друг другу какие-то тетрадки, видимо, со строчками из песен, обсуждали, кто, когда и при каких обстоятельствах видел его в последний раз.

Я не думал, что все произойдет настолько стремительно, — мне не дали даже закончить фразу «товарищи, кому нужен лишний. » — подскочили с трех сторон, и билет был тут же продан. Сел на метро и поехал обратно в центр со спокойным ощущением, что счастье есть, жизнь удалась и так далее.

Вдоль платформы на «Проспекте Мира» рядами стояли люди, и это не было обычной давкой в час пик: все спрашивали лишние билеты. У поезда, у эскалатора, в вестибюле, снаружи — в подземном переходе; и так до самого «Олимпийского». Толпы людей в надежде попасть на концерт. Некоторые стояли с плакатами. Какой-то хиппи с густой бородой все повторял, что добрался стопом из Владика и купит билет за любые деньги.

Мой билет оказался пропуском для бедных. Я сидел под самой крышей, едва головой в нее не упирался. «Олимпийский» был открыт целиком; далеко внизу блестела сцена размером с пятикопеечную монету, на ней что-то двигалось, мерцало, ломались колья лазерных лучей. Из колонок, висевших гроздьями неподалеку, бухало что-то низкочастотное; даже хорошо знакомые мелодии были почти неразличимы.

Как-то даже и не поймешь, что лучше: мучиться из-за того, что пропустил самый крутой в жизни концерт или что сходил, но толком ничего не услышал и не увидел? Пока выходило, что лучше было бы пройти мимо окошка на «Октябрьской».

С такими мыслями я просидел до перерыва. Первое отделение кончилось, и я рванул по ступенькам вниз. И там, — о, чудо! — с небольшой группой таких же, как я, обитателей галерки совершил прорыв в партер. Наш боевой отряд возглавляла невысокая, очень энергичная блондинка. Она обаятельно улыбалась охраннику, и он согласился смотреть в сторону, пока мы проходили через надувной, похожий на понтон барьер, отделявший партер с его удобными стульчиками от всего остального зала на манер детского манежа. Так я оказался прямо перед сценой.

Началась вторая часть (в первой был отыгран гастрольный альбом The momentary lapse of reason), которая состояла сплошь из старых хитов — и временами казалось, что публика, сумевшая прорваться, вот-вот перекроет мощь флойдовских колонок. Я тоже старался: к концу концерта горло болело, как при ангине.

Официально-комсомольский бомонд в костюмах и вечерних платьях как будто накрыло ударной волной. Они-то думали, что на солидный концерт пришли, послушать в своём VIP-гетто в камерной обстановке песни ими же запрещенной когда-то группы, а оказалось — на казнь. Милицейские цепи перестали выставлять перед сценой совсем недавно, и зрелище орущих и прыгающих фанов, заслонявших вид на музыкантов, думаю, для многих партерных випов стало неприятной нагрузкой к концерту. Спасибо тебе, охранник.

Описывать то, что происходило тогда на сцене, нет никакого смысла. Вот короткий перечень предметов и явлений:

  • Розовая свинья размером с небольшое футбольное поле. Она была надувная и прыгала до потолка и обратно, почти касаясь причесок публики. Я опасался, что трос лопнет, и свин всех передавит. Но трос выдержал.
  • Чувак в кровати, размером тоже с футбольное поле, который летел в этой своей кровати через весь «Олимпийский» с потолка и врезался в сцену весь в огнях и свете (исчез в сцене).
  • Огромный круглый экран на задворках сцены, на котором показывали клипы и то, что происходило на сцене.
  • Лазеры, прожектора, освещение, способные вырубить средних размеров ТЭЦ.
  • Три тетки на подпевках. В теток кто-то швырнул от счастья военной фуражкой, и одна из них ее надела — получилось смешно и сексапильно.
  • В ответ Мейсон по окончании концерта запулил в партер штук десять барабанных палок — какие-то из них упали чуть дальше того места, где я стоял. Было чертовски обидно.

    После этого я долго не мог смотреть телевизор: краски в нем казались тусклыми, а клипы даже крутых западных групп, которые крутили по «Суперченнелу», убогими.

    Лорелей Макбрум (The Australian Pink Floyd Show): Темная сторона «Пинк Флойд»

    Не так давно в Москве и Санкт-Петербурге прошли выступления австралийской трибьют-группы The Australian Pink Floyd Show (TAPFS). Интерес к творчеству Pink Floyd в нашей стране огромен, а австралийцы считаются одной из лучших команд, исполняющих музыку великих англичан c 1988 года! Неудивительно, что их концерты прошли с большим успехом.

    Дополнительный интерес к TAPFS вызывал и тот факт, что в нынешний состав группы входит бэк-вокалистка самих Pink Floyd Лорелей МакБрум. Лорелей, приезжавшая в Москву еще в 1989 году, личность сама по себе весьма известная и интересная. На ее счету работа с такими прославленными исполнителями, как Rolling Stones, Род Стюарт, Лу Рид, Нил Роджерс, Донни Осмонд, Билли Айдол, Джонни Кемп, Крис Айзек и еще доброй дюжиной не менее громких имен.
    Во время московских гастролей нам удалось побеседовать с Лорелей МакБрум. В ходе эксклюзивного интервью мы обсудили ее опыт работы с настоящим «Флойд» и австралийским коллективом, ее подход к интерпретации бессмертной музыки и различные этические и творческие нюансы существования трибьют-артистов в наше время.

    Добрый день, Лорелей. Рады вновь видеть вас в Москве и снова с музыкой Pink Floyd, на это раз в исполнении австралийской кавер-группы. Отношение к подобным группам неоднозначное. Что вы думаете о трибьютах вообще и трибьютах Pink Floyd в частности? Что выделяет TAPFS среди множества других коллективов, исполняющих музыку Pink Floyd?
    Я тоже очень рада вновь оказаться в Москве, где так любят музыку Pink Floyd! Что касается трибьют-групп, то должна сказать, что я и не подозревала о масштабах этого явления, пока сама не оказалась в такой группе. Сегодня трибьют-группы занимают довольно большую нишу среди концертирующих составов. Дело в том, что многих великих групп прошлого по тем или иным причинам уже не существует, а люди хотят слышать их музыку «живьем», на концертах. Ведь это совсем другой опыт, чем слушать записи у себя дома или смотреть видео. Очень важно бережно относится к исполнению музыки легенд прошлого.
    Что касается TAPFS, то они выступают по всему миру уже 25 лет! Все мои друзья из области музыки говорят мне, что австралийцы – лучшие, и я ними полностью согласна. Если бы это было не так, то мы не собирали бы полные залы, такие как, например, огромный лондонский «О2». Я получаю огромное удовольствие, выступая с ними. Кстати, и Дэвид Гилмор, и Ник Мэйсон очень уважительно относятся к деятельности TAPFS. Группа даже выступала на юбилее Дэвида несколько лет назад, а Ник подсчитал, что TAPFS дали уже больше концертов, чем оригинальный Pink Floyd! (Смеется.)
    Вы поддерживаете отношения с ними обоими?
    С Дэвидом Гилмором я, к сожалению, потеряла связь, мы не общались уже несколько лет. Но я всегда буду признательна ему за то, что в свое время он дал мне уникальный шанс поработать в Pink Floyd. Тем более что для меня это был первый опыт участия в таком большом гастрольном туре. С Ником Мэйсоном мы постоянно на связи и сейчас. Прошлым летом он пригласил нас с сестрой в Англию на автомобильный фестиваль «Goodwood Festival Of Speed». Он же большой поклонник автомобилей и автоспорта, не пропускает такие мероприятия. Мы там даже устроили импровизированное выступление, исполнив с ним «Great Gig In The Sky». Все были просто счастливы!
    Сейчас в TAPFS вы исполняете те же песни, что и в настоящем Pink Floyd много лет назад. Что для вас значит их исполнение сегодня, уже в составе трибьют-группы?
    TAPFS делают всё с бесконечным уважением к Pink Floyd. Они стараются максимально точно соответствовать оригиналу. Их основная идея – донести в концертном исполнении музыку Pink Floyd именно такой, какой все ее знают и любят по студийным записям. Но они досконально изучили и концертные записи, так что в нашей программе можно услышать и реконструкцию «живых» версий песен.
    Дэвид Гилмор, Рик Райт, Роджер Уотерс и Ник Мэйсон создали свой собственный уникальный стиль. TAPFS позволяют мне наслаждаться музыкой Pink Floyd, исполняя ее со сцены. Pink Floyd больше никогда не отправятся в турне, по крайней мере, так заявил Дэвид Гилмор после смерти Рика Райта. Поэтому лично для меня участие в TAPFS – это еще и лишний шанс пообщаться с людьми, которые приходят на наши концерты по всему миру, сделать их счастливыми, исполняя песни, которые я люблю так же, как и они.
    Текущий тур TAPFS посвящен 40-летию знаменитого альбома Pink Floyd «Dark Side Of The Moon», который почти целиком исполняется в первом отделении вашего концерта. А вы помните, когда первый раз услышали этот альбом, какие были ваши впечатления от него?
    Прекрасно помню! Весной 1973 года я была в гостях у знакомых моих родителей во Флориде. Там собралась большая компания молодежи, мы веселились, слушали разную музыку, и тут пришел один парень, который принес очень странную пластинку – черный конверт с призмой и никаких названий на обложке. «Это новый альбом английской группы Pink Floyd», – сказал он и поставил пластинку на проигрыватель. Мы все были просто потрясены, включали ее снова и снова, и так всю ночь! Ничего подобного я раньше не слышала, эта музыка просто полностью поглотила меня. Надо сказать, что до этого я ничего не знала о Pink Floyd. Мои музыкальные интересы были больше в области фолк-музыки, блюза, соул. Но после этого альбома я просто влюбилась в музыку Pink Floyd, и это оказалась любовь на всю жизнь. Если бы мне кто-нибудь сказал тогда, что я буду исполнять песни с этого альбома на одной сцене с Pink Floyd, я бы решила, что этот человек сошел с ума. Но тем не менее, это произошло!
    Хороший повод узнать, как вы все-таки оказались в Pink Floyd в 1989 году? «С маленькой помощью» вашей сестры Дурги, которая тогда уже выступала с Pink Floyd?
    Всё как раз с точностью до наоборот! Я была первой, кого пригласили в Pink Floyd еще за два года до этого! Я дружила тогда с одним видеопродюсером, который должен был снимать концерт Pink Floyd в Атланте. Они спросили его, знает ли он каких-нибудь чернокожих вокалисток для участия в съемках, и он предложил меня. (В составе Pink Floyd тогда были две белые вокалистки – Рэйчел Фьюри и Маргарет Тейлор, – прим. авт.) Моя сестра Дурга тогда записывала бэк-вокал для альбома, который я делала с Нилом Роджерсом для Capital Records. Я послала эту запись «флойдам» вместе со своей фотографией, а также фото Дурги и Роберты Фриман, с которой познакомилась буквально за две недели до этого. В ответ я получила альбом «A Momentary Lapse Of Reason» и ноты песен, которые нам было необходимо выучить. Затем уже в Атланте мы отрепетировали материал во время саундчека. Первый концерт мы наблюдали из зала, а на двух последующих уже были на сцене. Так мы трое и попали на официальные видео «Dogs Of War» и «On The Turning Away», снятые для рекламы тура. Это был удивительный и незабываемый опыт для всех нас!
    К сожалению, у меня и Роберты были контрактные обязательства, поэтому мы не смогли продолжить гастроли с Pink Floyd, а вот моя сестра осталась с группой до самого конца этого почти трехлетнего тура, так что это она оказалась в Pink Floyd c моей маленькой помощью. (Смеется.) Но она отблагодарила меня позже. Когда полтора года спустя я была свободна, она напомнила обо мне Дэвиду Гилмору, и он пригласил меня в европейский тур группы, в рамках которого я и побывала тогда первый раз в Москве.
    Кстати, о московских концертах. В одном из интервью несколько лет назад вы сказали, что те выступления для вас остаются самыми лучшими и незабываемыми за всю вашу многолетнюю карьеру. Ваше мнение с тех пор не изменилось? Что произвело тогда на вас такое сильное впечатление?
    Нет, не изменилось, я и сейчас так считаю. А причина кроется в публике. Такого необычайно теплого приема я не видела ни до, ни после! Во время двух первых концертов публика из дальних, дешевых мест пыталась пробиться поближе к сцене, но сотрудники КГБ (тут Лорелей явно погорячилась, – прим. авт.) отправляли всех назад и усаживали на свои места. Это совсем не радовало музыкантов, и тогда Гилмор заявил организаторам гастролей, что если это не прекратиться, то группа отменит оставшиеся три концерта. Это подействовало. Было решено, что публика будет сидеть на своих местах в первом отделении, где исполнялись в основном новые песни, а во втором, где звучали классические номера c «Dark Side Of The Moon», никто не будет мешать зрителям выражать свои эмоции прямо перед сценой и на свободных местах в проходах.
    Тем, кто не был на тех концертах, трудно себе представить, что тут началось! Ликующая толпа буквально засыпала монетами всю сцену во время исполнения «Money», а солдаты, только что сурово охранявшие подступы к сцене, сами в восторге бросали нам свои фуражки! Вот что сделало те концерты для меня незабываемыми. И не только для меня. Я видела слезы на глазах у музыкантов Pink Floyd, настолько их, уже много раз объездивших весь мир, растрогал прием, оказанный в Москве.
    Какая песня из репертуара Pink Floyd для вас – самая сложная для исполнения?
    Безусловно, «Great Gig In The Sky». Хотя это даже не песня в обычном понимании, ведь там нет слов. Это самый трудный вокальный номер, который я когда-либо исполняла.
    На концертах Pink Floyd этот вокализ исполняли сначала две, а позже даже три вокалистки. Как вы относитесь к альбомной версии, которую сделала в свое время одна Клэр Торри?
    То, что сделала Клэр Торри, безусловно, шедевр. Она спонтанно импровизировала своим голосом от крика и рычания до стона и шепота. В какой-то степени ей было проще – она была первой. Но своим великолепным исполнением она задала такой высокий стандарт в исполнении этой вещи, что его трудно превзойти. Как вы знаете, это композиция о смерти. Для себя я условно разделяю ее на три части. Первая – дерзкий вызов смерти, ты молод, ты не хочешь умирать и не веришь, что этот момент когда-то настанет. Вторая – примирение с мыслью о неизбежности смерти, мыслью, которая приходит с возрастом, и третья – смирение перед смертью, когда жизнь уже подошла к концу. Я исполняла эту вещь как целиком, так и отдельные ее части. Для меня самая трудная – первая, потому что она очень высокая по тесситуре. Мне кажется, что Pink Floyd в свое время приняли очень верное решение, разделив эту композицию между тремя вокалистками: с одной стороны, они облегчили им задачу, а с другой – дали возможность каждой их них проявить себя. И это сработало.
    Какие из альбомов Pink Floyd ваши – самые любимые?
    «Dark Side…». Помимо этого, мне нравятся многие песни с разных дисков, но если говорить об альбомах целиком, то это «Wish You Were Here», «The Division Bell» и «The Wall», именно в такой последовательности.
    После турне с Pink Floyd вы выступали со многими рок-звездами, в том числе с Rolling Stones и Родом Стюартом. В чём вы видите принципиальные отличия в работе с ними от Pink Floyd?
    Каждая группа – это другие люди, другой менеджмент и, конечно, совершенно другая музыка. Если репертуар Pink Floyd очень интеллектуальный и стильный, то программа «роллингов» более блюзовая и грубая, если так можно сказать. Что касается Рода Стюарта, то его музыка имеет тенденцию к большей душевности, по крайней мере, то, что он сейчас исполняет. Кстати, благодаря гастролям со Стюартом в 2010 году я второй раз побывала в Москве. Мы тогда выступали в Кремле, и, говорят, это самая крутая площадка в России.
    Но вернемся к вашему вопросу. Пожалуй, самое главное отличие для меня в другом. Pink Floyd никогда не подавали себя публике как выдающихся исполнителей, как звезд. Их концерты всегда строились вокруг собственно музыки и ее визуальных образов. Они всегда гордились своей личной незаметностью. В Rolling Stones всё наоборот – Мик Джаггер и Кит Ричардс – суперзвезды, да и остальных членов группы все знают и в лицо, и по именам. Род Стюард тоже рок-звезда. Поэтому и он, и «роллинги» всегда ведут себя на публике именно как звезды, чего не скажешь об участниках Pink Floyd.
    Последний вопрос. У вас огромный опыт в музыке. Вы известная певица, автор песен, продюсер. Почему до сих пор у вас нет сольного альбома?
    Ну, это не совсем так. Я записала уже два сольных альбома, но они так и лежат без дела. Вы же знаете ситуацию на сегодняшнем музыкальном рынке. Пластинки уже никто не покупает. Но сейчас я думаю, что их все равно стоит выпустить, а то никто так их и не услышит. (Смеется.) Так что ждите в самом ближайшем будущем. Я и сама уже не могу больше ждать. Я дам вам знать заранее, обещаю. Спасибо за такое внимание ко мне, привет всем поклонникам Pink Floyd среди читателей «InRock», до новых встреч!

    Читайте также  Андрей разин - биография знаменитости, личная жизнь, дети

    Александр ЖЕЛЕЗНОВ
    Фото автора и из интернет-источников.

    Интервью опубликовано в журнале «ИнРок» №4(60)/2013.

  • Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: