Боярыня морозова (феодосия морозова) — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Боярыня Морозова: биография и интересные факты

Интересные факты в биографии боярыни Морозовой имеются в большом количестве. Это одна из немногих особ женского пола допетровских времен, имя которой вошло в историю. Ведь тогда знатные и богатые женщины, скованные обычаями Домостроя, чаще всего сидели в теремах, подобно обитательницам восточных гаремов.

Известна она, прежде всего тем, что являлась пламенной защитницей старообрядческих традиций, вступив в единоборство с самим царем Алексеем Михайловичем, проводившим церковные реформы. Сегодня речь пойдет о жившей в 17 веке боярыне Морозовой, биографию которой мы и рассмотрим.

Богатая и знатная

Краткую биографию боярыни Морозовой целесообразно начать с ее происхождения, которое в значительной мере определило ее дальнейшую судьбу, так как было довольно высоким. Она родилась в 1632 году в семье Прокопия Соковнина, московского дворянина, будучи его старшей дочерью. Имя ей дали в честь святой мученицы – Феодосии Тирской.

Среди ее далеких предков – представители рода германских рыцарей Мейендорфов. Один из них, барон фон Икскюль, прибыв из Ливонии к Иоанну Грозному в 1545 году, крестился и взял имя Федора Ивановича. У него был сын Василий по прозвищу «Соковня», который и стал родоначальником Соковниных.

Отец Феодосии в разное время служил воеводой в различных городах, был посланником в Крыму, заседал в Земском соборе, возглавлял Каменный приказ. Он был довольно зажиточным человеком и имел несколько домов в Москве. От царя Алексея Михайловича он получил придворную должность окольничего, относящуюся ко второму думному чину, после боярского. Помимо Феодосии, в семье было еще трое детей, в том числе и одна сестра, Евдокия, разделившая с ней тяготы ее трагической гибели. Об этом дальше будет подробнее рассказано в биографии боярыни Морозовой.

Влияние знаменитой картины

Как правило, когда речь заходит о биографии боярыни Морозовой, фото картины «Боярыня Морозова» Василия Сурикова, описывающей сцену из истории раскола церкви в XVII веке, сразу же встает перед глазами. Она была впервые показана на выставке передвижников в 1887 году и куплена для Третьяковской галереи за 25 тысяч рублей. И сегодня она находится там в числе основных экспонатов.

Благодаря большой популярности этого произведения искусства образ боярыни Морозовой ошибочно видится как образ пожилой, суровой, фанатичной женщины. Однако, представляется, что такая концепция объясняется, скорее, художественным замыслом.

Не совсем верное представление?

На полотне изображена мученица, страдалица за веру, которая обращается к толпе простолюдинов – к нищей старухе, к страннику с посохом в руке, к юродивому, – воплощающих представителей тех слоев, которые боролись против насаждения новых церковных обрядов.

Именно этот аспект биографии и судьбы боярыни Морозовой и хотел подчеркнуть художник, поэтому она и предстает на картине как женщина пожившая, мудрая, лишенная какого бы то ни было легкомыслия. Во многом благодаря картине Феодосия Прокопьевна и осталась в памяти людей как символ борьбы раскольников.

Но так ли однозначно все было на самом деле? Была ли Морозова суровой и бескомпромиссной фанатичкой, чуждой всего земного, ведь во время ареста ей не было еще и 40 лет? Чтобы выяснить это, вернемся к рассмотрению интересной биографии боярыни Морозовой.

Семья Морозовых

В 1649 году Феодосия Соковнина, 17 лет от роду, вышла замуж за 54-летнего боярина Морозова Глеба Ивановича, одного из самых богатых людей в стране. Его род не уступал по знатности роду Соковниных, оба они являлись элитой московского общества. При царе Алексее Михайловиче Морозовы были одной из 16 самых знатных фамилий, представители которых сразу становились боярами, минуя окольничий чин.

Морозовы были приближены молодым царем ко двору. Так, Глеб Морозов, бывший родственником Романовых, являлся царским спальником и дядькой царевича. Он был хозяином подмосковной усадьбы Зюзино и множества других имений. Его брат, Борис Иванович, обладал громадным состоянием, умер бездетным, оставив все богатство Глебу. Что касается Феодосии, то она была верхней боярыней, очень близкой к царице, постоянно сопровождая ее, чем неоднократно пользовалась.

Молодая вдова

В биографии боярыни Морозовой мало фактов, касающихся ее жизни с мужем. Известно только то, что долгое время детей у них не было. Но после того как они в молитвах обратились к преподобному Сергию Радонежскому, тот явился перед Феодосией Прокопьевной, и у пары появился сын по Имени Иван.

В 1662 году Глеб Иванович Морозов умер, оставив наследство 12-летнему сыну, но по факту распоряжалась деньгами Феодосия. В том же году умер и отец 30-летней женщины. Второй раз она замуж не вышла и спокойно жила в знатности и богатстве.

Сказочное богатство

Как пишет в биографии боярыни Морозовой К. Кожурин, ее палаты в Москве были среди первых, при царском дворе ее уважали и любили, сам Алексей Михайлович выделял ее среди прочих бояр. Она носила звание «кравчей великой державы» (кравчие при дворе отвечали за здоровье царя, его стол и посуду). По словам протопопа Аввакума, Феодосия Морозова числилась в «четвертых бояронях».

Феодосия Морозова была окружена не просто богатством, а невиданной роскошью. Ее усадьба в Зюзино была обустроена в соответствии с лучшими западными образцами в числе самых первых в русском государстве. Здесь был разбит большой сад, по которому разгуливали павлины.

Как свидетельствуют современники, ее карета стоила огромных денег, будучи позолоченной и украшенной серебром и мозаикой, запряженной двенадцатью отборными лошадьми с гремящими цепями. При этом за ней следовали более сотни слуг, заботясь о чести и здоровье барыни.

В доме имелось около трехсот человек, которые прислуживали боярыне. Крестьянских дворов насчитывалось около 8 тысяч, тогда как богатыми уже считались помещики, у которых было порядка 300 дворов.

Большая перемена

Однако стала еще более интересной биография боярыни Морозовой после того, как в ее жизни произошла неожиданная перемена. Пребывая в роскоши, находясь в дружеских отношениях с царской семьей, Феодосия Прокопьевна, по словам Аввакума, решила отречься от «земной славы». Она превратилась в яростную противницу церковных реформ после того, как познакомилась с ним. На протяжении всей истории старообрядчества Аввакум являлся знаковой и очень авторитетной фигурой, вождем раскольников.

Дом боярыни превращается, по сути, в штаб борцов с нововведениями, противников внесений исправлений в священные книги. У нее подолгу жил и сам протопоп Аввакум, получая здесь приют и защиту. Феодосия и ее сестра Евдокия Урусова, княгиня, были ему очень преданы и во всем его слушались.

Кроме этого, Морозова постоянно принимала в своем доме священников, которых изгнали из монастырей, многочисленных странников, а также юродивых. Тем самым она создавала своеобразную оппозицию царскому двору и Алексею Михайловичу, поддерживавшему церковной реформой.

Человеческие слабости

Однако даже после таких кардинальных перемен в биографии боярыня Морозова не превратилась в религиозную фанатичку, не стала «синим чулком». Ей не были чужды человеческие слабости и заботы.

Так, протопоп Аввакум замечал, что характер ее отличался веселостью. Когда умер муж, Феодосии Прокопьевне было всего 30 лет, и чтобы не впасть во грех, она для умерщвления плоти носила власяницу.

В своих письмах Аввакум, скорее всего, в переносном смысле, советовал ей выколоть глаза, дабы не поддаться любовному соблазну. А также он пенял боярыне на то, что она не всегда проявляет щедрость при выделении средств на общее дело.

Морозова очень сильно любила своего сына Ивана, бывшего ее единственным ребенком, и мечтала передать ему состояние в сохранности. Она очень волновалась о том, чтобы выбрать достойную невесту для наследника, о чем, помимо обсуждения вопросов веры, сообщала опальному протопопу в письмах.

Таким образом, несмотря на силу характера, который помогал ей в ее подвижнической деятельности, Морозова имела вполне житейские слабости и проблемы.

Искушение

Алексей Михайлович, будучи сторонников церковных реформ, неоднократно делал попытки повлиять на мятежную барыню посредством ее родни и ближайшего окружения. При этом он то отбирал у нее поместья, то возвращал их, а Морозова периодически шла на уступки.

В биографии боярыни Дарьи Морозовой существует еще такой интересный факт. Согласно имеющимся историческим записям, к ней был подослан окольничий Ртищев, уговоривший ее перекреститься тремя перстами, за что царь обещал ей вернуть «холопей и вотчины».

Боярыня поддалась искушению и перекрестилась, и ей было возвращено отобранное. Но при этом она якобы сразу же заболела, три дня была не в своем уме и очень ослабела. В Житии протопопа Аввакума говорится о том, что Морозова выздоровела, когда перекрестилась истинным, двуперстным крестом. Возвращение же вотчин зачастую объясняется покровительством царицы.

Тайный постриг

От того, чтобы предпринимать самые решительные действия, царя удерживали два фактора: покровительство царицы и высокое положение поборницы старой веры. Под его нажимом Морозовой приходилось присутствовать на богослужениях, проводившихся по новому обряду. Ее сторонники рассматривали это как «малое лицемерие», являющееся вынужденным шагом.

Но после того как боярыня приняла в 1670 году тайный постриг в монахини, взяв церковное имя Феодора, она перестала участвовать и в церковных, и в светских мероприятиях.

В январе 1671 года состоялась новая свадьба овдовевшего несколько лет назад царя с Натальей Нарышкиной, от участия в которой Морозова отказалась под предлогом болезни. Этот поступок вызвал гнев самодержавной особы.

Немного остыв, Алексей Михайлович послал к ослушнице сначала боярина Троекурова, а затем и князя Урусова (мужа ее сестры), пытавшихся уговорить ее на принятие церковной реформы. Однако Морозова не изменила своему «стоянию за веру» и в обоих случаях выразила решительный отказ.

Арест и кончина

В ноябре 1671 года Морозова и ее сестра были допрошены, после чего закованы в кандалы и оставлены дома, под арестом, а затем перевезены в Чудов монастырь. Здесь были продолжены допросы, после которых сестер отправили на подворье Псково-Печерского монастыря.

Вскоре после ареста случилось несчастье, как свидетельствует биография Морозовой, с сыном боярыни. Он скончался в возрасте немногим больше 20 лет. Имущество боярыни конфисковали, а ее братьев отправили в ссылку.

Алексей Михайлович отдал распоряжение о высылке сестер в город Боровск, где их поместили в земляную тюрьму в местном остроге. 14 прислуживавших им человек в июне 1675 года сожгли, заперев их в срубе. В сентябре 1675 года умерла от голода княгиня Евдокия Урусова.

Сама боярыня Морозова также скончалась от полного истощения. Последние минуты невольниц были полны драматизма. Перед смертью несчастные женщины просили дать им хотя бы корочку хлеба, но тщетно.

Существуют сведения, согласно которым Феодосия Морозова, чувствуя близкую гибель, просила тюремщика ополоснуть ее рубаху в речке, чтобы принять смерть в достойном виде. Она умерла в ноябре 1675 года, ненадолго пережив сестру. В том месте, где предположительно были заключены сестры, а также другие старообрядцы, была возведена часовня.

Боярыня Морозова реальная биография

Содержание:

На фото: картина В. И. Сурикова «Боярыня Морозова».

Глеб Иванович Морозов, знатный боярин, приближенный ко двору Михаила Федоровича, а затем и Алексея Михайловича. Известен он, однако, не своей придворной карьерой и не тем, что слыл одним из богатейших людей в Русском царстве, а тем, что после смерти первой супруги женился на 17-летней красавице Феодосии Соковниной, которая вошла в русскую историю под именем боярыни Морозовой.

Женщин, носивших фамилию Морозовых в многовековой истории рода было немало. Но исторически она закрепилась за Феодосией Прокофьевной, знаменитой раскольницей, духовной дочерью протопопа Аввакума, боярыней Морозовой, ставшей героиней известного полотна художника Василия Сурикова.

Боярыня Морозова в семейной жизни

Семейную жизнь Глеба Ивановича Морозова с первой женой Авдотьей Алексеевной можно было бы назвать счастливой — они прожили душа в душу тридцать лет, — если бы не одно печальное обстоятельство: у них не было детей. Вот почему, когда юная боярыня Морозова родила сына, Глеб Иванович был несказанно рад. У любимого брата Бориса, скопившего немалое состояние, тоже не было детей, сам Глеб Иванович был отнюдь не бедным человеком, поэтому новорожденный Иван Морозов с младенчества сделался богатейшим наследником.

В семье Морозовых царила настоящая роскошь. Причем не только в их московском доме, но и в подмосковных имениях, что воспринималось современниками с удивлением и недоверием. В те времена боярские вотчины имели лишь хозяйственное назначение, украшать и благоустраивать их не было принято.

Впервые старинную традицию нарушил царь Алексей Михайлович: побывав в Европе и повидав роскошные загородные усадьбы, прежде всего польские, он устроил под Москвой свои имения Измайлово и Коломенское, последнее зарубежные гости называли восьмым чудом света.

Читайте также  Олег васильков - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Советник Алексея Михайловича, бывший в детстве его «дядькой» и наставником, Борис Морозов тоже с пышностью обустроил свое село Павловское, куда приглашал самого царя. Примеру брата последовал и Глеб Морозов, тоже участвовавший в заграничных походах в числе царской свиты и насмотревшийся на имения польских магнатов. В селе Зюзино, по сохранившимся свидетельствам, по барскому двору разгуливали павлины и павы, а боярыня Морозова выезжала в серебряной карете, запряженной шестеркой породистых лошадей, в сопровождении сотни слуг.

Вдова

После смерти мужа и его брата боярыня Морозова осталась владелицей огромного имения, но не простой вдовой, а «матерой», как тогда говорили, — то есть вдовой-матерью, управляющей поместьями до совершеннолетия сына и сохраняющей для него наследство. Ей самой не нужны были несметные богатства — предчувствуя царскую опалу, она заботилась лишь о счастье сына и стремилась поскорее женить его. Но выбрать подходящую невесту богатому наследнику уже в те времена было трудно: «Которые породою получше девицы — те похуже, а те девицы лучше, которые породою похуже», — переживает любящая мать.

Боярыня Морозова и протопоп Аввакум

Заботами и печалями боярыня Морозова делилась со своим давним другом, наставником и духовным отцом — протопопом Аввакумом, известным представителем старообрядчества, который не принял церковную реформу патриарха Никона, за что впоследствии был сослан и казнен. Боярыня Морозова полностью разделяла его взгляды и тоже пострадала и приняла мученическую смерть за свою веру.

Протопоп Аввакум был нарочито строг со своей духовной дочерью, хотя в глубине души любил ее, с удовольствием останавливался в ее большом гостеприимном доме в Зюзине и называл «женой веселообразной и любезной». Феодосия Прокопьевна осталась молодой вдовой — ей было всего тридцать лет, и ничто человеческое было ей не чуждо. Она носила власяницу, чтобы избавиться от соблазнов, но и это не всегда помогало, и протопоп писал ей в ответ на жалобы: «Глупая, безумная, безобразная, выколи глазища те свои челноком!» Упрекал он духовную дочь и в скупости, узнав, что она пожертвовала церкви восемь рублей — сумма немалая по тем временам, когда все исчислялось на копейки и полушки, но Аввакум знал о золоте и драгоценностях, спрятанных боярыней от властей: «Милостыня от тебя истекает как от пучины морской малая капля, и то с оговором», — сердито пишет он.

Благодаря сохранившейся в древних литературных памятниках переписке мы яснее можем представить себе характер боярыни Морозовой — она была вовсе не религиозной фанатичкой, какой ее часто рисует предание, а обычной женщиной и матерью, заботящейся о сыне и о хозяйстве, со своими слабостями, достоинствами и недостатками.

Опала

К достоинствам Феодосии Прокопьевны стоит отнести в первую очередь силу духа — несмотря на привычку жить в роскоши, она добровольно отреклась от всех земных благ, «отрясла прах» богатства и сравнялась с простыми людьми, тайно постригшись в монахини под именем Феодоры.

Меньше чем через год после принятия пострига в дом Морозовой по приказу царя явился архимандрит Чудова монастыря, а впоследствии Патриарх Московский Иоаким. Он допросил Феодосию и ее сестру Евдокию Урусову и вначале оставил их под домашним арестом, но через два дня боярыню Морозову перевезли под стражей в Чудов монастырь в Кремле. Именно этот момент запечатлен на бессмертной картине Сурикова — но художник изобразил свою героиню гордой, суровой и непримиримой, а ведь ей были свойственны и страдания, и сомнения.

Уже в тюрьме Морозова узнала о смерти любимого сына и убивалась по нему так, что протопоп Аввакум в письме опять сделал ей внушение: «Не кручинься о Иване, так и бранить не стану». Из страдалицы за веру старались сделать святую, и летописец, в угоду житийному канону, говорит, что с дыбы опальная боярыня «победоносно обличала» своих мучителей. Однако гораздо более правдоподобным выглядит тот момент, когда боярыня заплакала и сказала одному из палачей: «Сие ли христианство, ежели человека мучить?»

Мучиническая смерть боярыни Морозовой

После пыток на дыбе несчастную боярыню мучили голодом, и она взывала к своему стражнику: «Умилосердися, раб Христов! Помилуй мя, даждь ми калачика!» Потом она просила хотя бы «мало сухариков», хотя бы яблоко или огурчик — но все напрасно.

Царь не хотел устраивать публичную казнь боярыни Морозовой и Евдокии Урусовой, поскольку боялся, что народ будет на их стороне, и обрек женщин на медленную, мучительную смерть от голода. Даже после смерти они находились под стражей — из опасения, что старообрядцы выкопают их тела «с великою честию, яко святых мучениц мощи».

Сестер похоронили тайком, без отпевания, завернутыми в рогожу, внутри Боровского острога. Скончалась боярыня Морозова в ночь с 1 на 2 ноября 1675 года. После ее смерти все несметные богатства и поместья Морозовых отошли государству.

«Крепкое терпение» боярыни Морозовой

На фото: Картина Василия Перова «Пытка боярыни Морозовой».

Судьба Феодосии Прокофьевны Соковниной делает крутой поворот в первый раз в 1649 году, когда она, 17-летняя девушка, становится женой царского спальника Глеба Ивановича Морозова.

В 1653 году начались реформы Патриарха Никона. Суть их (кроме изменений в церковных книгах и порядке богослужения) сводилась к следующим нововведениям: крестное знамение предписывалось творить тремя пальцами, а не двумя, крестный ход вокруг церкви совершать не по солнцу, а против солнца, в некоторых случаях земные поклоны заменялись поясными, крест почитался не только восьми — и шестиконечный, но и четырехконечный, а возглас «Аллилуйя» вменялось петь три раза, а не два.

Нововведения раскололи русское общество того времени — от знати до горожан и крестьян — на два лагеря. Правительство Алексея Михайловича последовательно поддерживало церковные реформы, и на первых порах репрессии были направлены только против вождей раскола. Десятилетием позже, когда Патриарха Никона после конфликта с царем лишили кафедры и удалили от дел, протопопа Аввакума, одного из лидеров раскольников, вернули на некоторое время в Москву и попытались привлечь на сторону официальной церкви. Принять реформы Аввакум отказался, но за это время в ряды старообрядцев влилось немало новых именитых сторонников.

Самыми известными духовными дочерьми протопопа стали сестры — Феодосия Морозова и Евдокия Урусова. И в этот момент судьба боярыни делает крутой поворот во второй раз. Дом Морозовой становится центром старообрядчества: сюда приходят и тайно живут гонимые царем раскольники, отсюда рассылается огромное количество писем в поддержку «веры отцов», часть из которых пишет сама боярыня.

Роль Морозовой как одного из лидеров раскольничества и упорное нежелание подчиниться проводимым царем реформам делают ее положение шатким. В 1665 году царь предпринял попытку, не прибегая к крайним мерам, устрашить боярыню Феодосию, и у нее конфискуют значительные земельные владения, оставшиеся после смерти мужа. Но после заступничества царицы большую часть вотчин Морозовой возвратили.

В январе 1671 года царь Алексей Михайлович женился второй раз — на молодой Наталье Кирилловне Нарышкиной. Феодосия Морозова по своему положению одной из знатнейших женщин при дворе обязана была присутствовать на бракосочетании. Однако она намеренно уклонилась от участия в свадьбе, что стало последней каплей для царя.

В ноябре 1671 года боярыню Морозову и ее сестру княгиню Урусову арестовали. Все попытки заставить сестер принять церковные реформы Патриарха Никона и перекреститься по новым правилам тремя перстами они отвергли. В заточении Морозова узнала о смерти своего единственного сына.

Царские подручные предложили сжечь раскольниц, но бояре не дали согласия на казнь знатных узниц. Тогда их начали истязать. Женщин поднимали на дыбу, а затем бросали обнаженными спинами на лед. Измученная пытками женщина укоряла со слезами на глазах палачей: «Се ли християнство, еже сице человека умучити?»

Не сломив приверженность старой вере, подручные царя заключили Морозову в Новодевичий монастырь. Вся знать Москвы потянулась туда, чтобы своими глазами увидеть «крепкое терпение» боярыни. Царь решает убрать сестер Соковниных подальше от столицы, сослав их в Боровск.

Но и там они не смирились: продолжали переписываться с единомышленниками, их часто навещали известные старообрядцы. В конце концов царь Алексей Михайлович решил поставить точку в этом затянувшемся противостоянии. Морозову с сестрой бросили в яму и стали морить голодом.

Княгиня Урусова продержалась в этих невыносимых условиях два с половиной месяца. Умирая, она попросила сестру прочитать отходную, и сама служила вместе с ней. «И тако обе служили, и мученица над мученицею в темной темнице отпевала канон, и узница над узницею изроняла слезы».

Урусова скончалась первой. Боярыня Морозова умерла после нее второго ноября 1675 года. И была тайно, без отпевания, похоронена рядом с сестрой. Царь Алексей Михайлович, опасаясь возмущения старообрядцев, три недели не разрешал объявлять о смерти непокорной боярыни. Местонахождение могил мучениц засекретили.

Роковая любовь боярыни Морозовой

На известной картине художника Василия Сурикова «Боярыня Морозова» изображена женщина в черных одеждах, которая сидит на дровнях. Ее везут в тюрьму на глазах у толпы людей. Это и есть героиня картины — Феодосия Морозова. По лицу боярыни видно — она понимает, что обречена на муки. Но благодаря гордому духу и сильной воле не боится страданий. Готова сносить их ради веры, от которой не отступится. Но мы не знаем, что таилось в самой глубине сердца женщины. Кто тот единственный, кого она по-настоящему любила? Ведь женщина не может не любить.

Встретились глазами

. ФЕОДОСИЯ Соковнина к 17 годам была уже невестой на выданье. Ее отец, боярин Прокопий Соковнин являлся одним из приближенных царя Алексея Михайловича Романова (ХVII век). Богатством большим не обладал, но уважение государево имел. И, разумеется, желал для своей старшей дочери знатного жениха. Счастье переполняло его, когда он узнал, что к Феодосии хочет посвататься дядька младшего брата царя Ивана Глеб Морозов. Сделал он это по совету своего старшего брата Бориса, который был воспитателем Алексея Михайловича.

Глеб к 50 годам уже был вдовцом, но детей не имел. Он оказался выгодной партией для Феодосии Соковниной. И ему повезло — молодая девушка была чудо как хороша собой, да и нрава доброго и кроткого. Родители Феодосии радовались, что свадьба старшей дочери открывала не менее выгодное будущее для ее младших — сестры Евдокии и братьев Федора и Алексея.

Сватовство получилось красочным, словно из сказки. 12 породистых красивых лошадей везли большую позолоченную карету. В ней восседал разодетый Глеб Морозов. Одна шуба из ценного меха чего стоила. Признаться, он не очень-то хотел всех этих публичных церемоний и свадебных атрибутов. Все-таки жених не первой свежести. В том смысле, что уже был когда-то женат.

Карету боярина сопровождали более сотни слуг. Что и говорить, это было впечатляюще! Сердце неискушенной Феодосии забилось в трепетном волнении, часто-часто. Она хоть и выходила замуж «вслепую», не зная будущего мужа заранее, не могла не понимать, что жить она отныне будет в богатстве.

Феодосия с детства отличалась тем, что никогда не смела ослушаться мать и отца. Поэтому и не противилась их согласию отдать ее замуж за боярина Морозова. До тех пор она ни в кого и не влюблялась, была полностью поглощена жизнью родительской семьи. Тем более мать ее была натурой властной. Возможно, именно поэтому в будущем в характере Феодосии проявится бунтарство.

Имение Морозовых располагалось в подмосковном Зюзине. Главным строением был потрясающий дворец, отделанный и расписанный по последней моде того времени. Именно там гуляли свадьбу. Чтобы вся знать поглядела на новую избранницу Морозова, свадебные гулянья продолжались целую неделю.

На третий день празднования в имение Морозовых пожаловала царская чета: молодой государь Алексей Михайлович с супругой Марией Ильиничной.

Именно с этого момента, по мнению некоторых летописцев, и началась трагичная история боярыни Морозовой, сделавшая ее бессмертной.

. Молодой и симпатичный царь встретился глазами с юной Феодосией и долго не мог оторвать взгляд. Что-то зацепило его в этой девушке. Как только закончилась неделя свадебных торжеств у Морозовых, он приказал приехать супругам к нему на аудиенцию. С той поры молодая привлекательная боярыня стала приближенной ко двору. Сама приходила в царские палаты, и в имение ее мужа Алексей наведывался время от времени. Ему нравилось общаться с не по годам умной и зрелой Феодосией, которая на все имела собственное мнение. На удивление, она неплохо знала историю, разбиралась в политике.

Читайте также  Richard burton - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Тяжелые времена

В НАРОДЕ немедленно заговорили о том, что у государя и боярыни отношения, выходящие за рамки деловых и даже дружеских. Когда через год после свадьбы у четы Морозовых родился мальчик, которого нарекли Иваном, было мало сомневающихся, что это сын царя Алексея Михайловича, а не ее законного супруга Глеба. Тем более такой же голубоглазый и светловолосый. К тому же уже давно ходили слухи, что оба брата Морозовы не способны иметь потомство. Детей не было ни у Бориса, ни у старшего брата Глеба.

Правда, царю вряд ли было нужно такое родство, с вероятной претензией на престол. Поэтому он никогда бы на свете официально не признал его.

Но вышло еще хуже.

Останься жив боярин Морозов, может быть, Феодосия и не пошла бы той дорогой, которая оказалась для нее гибельной. Но в 1662 году друг за другом скончались оба брата Морозовы. Сначала Борис, а за ним Глеб. Наследство Глеба, по закону, переходило его сыну Ивану. Но так как он был еще несовершеннолетним (12 лет), управляющей имением назначили Феодосию. А женщина без мужа да еще при власти многим кажется потенциально опасной. Боярыня становилась смелее в высказываниях и поступках. А на Руси в ту пору происходили бунты, у Романова становилось все меньше сторонников, он нервничал.

После гибели патриарха Иосифа сменилась церковная власть, которая стала ратовать за изменения по подобию католической церкви, где вся власть у папы. Именно тогда было введено троеперстие, хотя до тех пор все верующие совершали крестное знамение двумя пальцами. Новый патриарх Никон настаивал на том, чтобы поменялся облик креста: с восьмиконечного на четырехконечный. Царь не перечил патриарху. На тот момент он видел в нем единственную силу, которая может повлиять на народ и утихомирить его.

У Феодосии с патриархом сразу же возникла взаимная неприязнь. Ей были не по сердцу новые церковные перемены. Она не пожелала следовать им. Между ними началась вражда.

И оказалось, что насмерть напуганный царь Алексей был готов на предательство близкого человека.

Царь не стал защищать Феодосию. Он отрекся от нее. На первых порах перестал общаться, избегал встреч. А как только скончалась его жена Мария, вскоре женился на молоденькой Наталье Нарышкиной.

Боярыня все это время проповедовала старую веру, помогала бедным, общалась с единомышленниками.

На свадьбу царя Морозова не пошла. Тогда Алексей Михайлович разгневался не на шутку. К тому же он давно уже был недоволен тем, что она водила дружбу с протопопом Аввакумом, который был истинным приверженцем старой веры и призывал народ не отрекаться от нее.

Тогда Романов приказал архимандриту Чудова монастыря Иоакиму арестовать боярыню Морозову.

Железный ошейник

. В ДОМ Феодосии громко постучали. Появившийся на пороге Иоаким объявил приказ царя об аресте. Но чтобы все было наиболее достоверно, провел «предварительное расследование».

Архимандрит потребовал, чтобы Феодосия показала, как она совершает крестное знамение. Она, гордо вскинув голову, перекрестилась двумя пальцами. Следом за ней то же самое сделала и ее родная сестра Евдокия, которая ночевала в ту ночь у Феодосии.

Иоаким громко расхохотался и произнес: «Не умела ты быть покорной. Посему, по царскому велению, быть тебе изгнанной из собственного дома». Боярыня не тронулась с места. Тогда слуги силой вынесли ее и сестру из дома, заковали их в ножные кандалы и кинули в подвал. Через пару дней их должны были отвезти на допрос в Кремль.

Сестер допрашивали Иоаким и митрополит Павел Крутицкий. От Морозовой добивались повиновения. И, признай она свою «ошибку» и покорность царю, ее, вероятно, отпустили бы с миром.

Но боярыня была непреклонной, называла представителей государя еретиками.

На следующее утро на шеях Феодосии и Евдокии сомкнулись железные ошейники, к которым крепились толстые цепи. Было принято решение разлучить сестер и отвезти по разным монастырям. Морозову отправили на бывшее подворье Псково-Печерского монастыря. На дровнях она проделала путь через Кремль, мимо царских палат. Посмотреть на это собралась многочисленная толпа. Как же, саму боярыню везут! Когда-то она была вхожа к царю, а теперь — обычная заключенная. Один из моментов пути Морозовой, когда она возносит руку к царским окнам, думая, что ее увидит государь, скорее всего, и показан на картине Сурикова.

. Уже более полугода томилась в тюрьме боярыня, когда до нее долетела весть, которую ей сообщили с особым злорадством по велению царя, — умер сынок ее Ваня. Она исходила рыданиями целую неделю. Выла, как раненая волчица. Казалось, в каждом закоулке монастыря были слышны ее стоны.

Ей никогда не было так плохо, как в те страшные дни.

Некоторые люди из царского окружения предполагали, что Иван умер не без участия государева. Ведь, пока был жив младший Морозов, все богатство, принадлежащее ему по наследству, было царю недоступно. А после смерти Вани все отошло в царскую казну. Но издевательства над той, с кем Алексей Михайлович когда-то тесно общался, на этом не прекратились.

Вероятно, царь надеялся, что смерть единственного сына подорвет силы боярыни и она сдаст свои позиции. Примет новую веру. Покается. Но она не сделала этого.

Адовы муки

БЫЛО велено подвергнуть Морозову, ее сестру Евдокию и еще одну их сподвижницу Марию, тоже арестованную, жестокой пытке — поднятию на дыбе. Стоял жуткий мороз. С женщин сняли почти всю одежду, оставив их до пояса обнаженными. Руки завели за спину, запястья связали. И на связанных руках подняли на большую высоту от земли. Феодосия кричала о бесчеловечности мучителей. Они висели не менее сорока минут. Грубые веревки перетерли кожу запястий. Из ран сочилась кровь.

Но зверства на этом не кончились. Феодосию, Евдокию и Марию бросили на снег и стали бить плетьми. Боль была страшной. Казалось, этот ужас никогда не закончится. Но наконец все стихло, и полуживых узниц увезли, каждую в свое место заключения.

Спустя некоторое время Морозову перевели сначала в Новодевичий монастырь, а позже — в Хамовническую слободу. Сколь ни уговаривали царя некоторые приближенные сжалиться наконец-то над боярыней, он лишь топал ногами и кричал: «Не смейте вмешиваться! Не желаю слышать о ней! Вообще сживу со света, раз вы мне о ней напоминаете!»

И его обещание тотчас же после сказанного стало исполняться.

Феодосию, а следом и Евдокию, немедленно перевезли в маленький город Боровск, где заперли в остроге. Первое время казалось, что судьба немного сжалилась над истощенными в неволе женщинами. Им давали есть, молиться.

Карающая длань явилась мужественным сестрам в лице подьячего Бессонова. Он, будучи посланным царем для доведения дела «до ума и справедливого конца», велел посадить обеих староверок в глубокую земляную яму и не давать им ни еды, ни воды.

Грязь, холод, голод, жажда. Стало очевидно, что дни Феодосии и Евдокии были сочтены.

Младшая сестра не выдержала первой. Умирая, она попросила Феодосию попеть над ней молитвы.

Ее бездыханное тело обернули рогожей и закопали во дворе острога.

Через несколько дней боярыня почувствовала, что вот-вот настанет и ее черед проститься с миром. Смешно сказать, но ей было всего 43 года от роду. По нынешним меркам — женщина в самом соку, у которой есть немало шансов начать все сначала. В том числе и в личной жизни. Но тогда, в XVII веке, она считалась уже едва ли не старухой. А тем более после мытарств на нее и подавно нельзя было смотреть без слез. Седые волосы, морщины страданий. Только едва уловимый блеск неповиновения оставался в глазах Феодосии до последнего вздоха. И. стук любящего сердца.

Она помнила добро своего почтенного покойного мужа, она испытывала благодарность к Аввакуму. И, конечно же, она не держала зла на Алексея Михайловича, несмотря на то, что он явился виновником всех ее мучений. Она простила его, ведь «он не ведал, что творил».

Но кого же сильнее всех любила боярыня, образ которой навеки впечатан в историю? Так это или нет, но есть данные, что в некоторых исторических документах зафиксированы такие ее слова: «Христа я люблю даже больше, чем собственного сына».

12 ноября 1675 года Феодосии Прокопьевны Морозовой не стало.

Боярыня Морозова — история мятежной раскольницы

При царе Михаиле Фёдоровиче Романове и его сыне, Алексее Михайловиче, служил Глеб Морозов. Имя этого человека навсегда вошло в историю, однако связано оно не с головокружительной придворной карьерой или военными заслугами, а с личностью, ставшей гораздо известнее его самого. его женой.

Оставшись вдовцом, Глеб Иванович женился на семнадцатилетней красавице Феодосии, что более известна как боярыня Морозова. Она стала одной из самых неординарных, неоднозначных и ярких личностей истории России.

Жизненный путь мятежной боярыни Морозовой, запечатленной Василием Суриковым на самом известном его полотне, закончился трагической гибелью. Почему же овдовевшая тридцатилетняя женщина подверглась критике и осуждению? Как вышло, что одни называли Морозову святой, а другие — осуждали, предрекая скорую кару?Кем же она была на самом деле – святой мученицей или одержимой?

Литовченко Александр «Боярыня Морозова»

Морозова — богатая вдова

Феодосия Соковнина появилась на свет в мае 1632 года в знатной семье окольничего. Известно, что её отец Прокопий Фёдорович, приходился родственником первой супруге царя Алексея. Более того, будущая боярыня входила в состав свиты царицы.

Когда девушке исполнилось 17 лет, её взял в жёны Глеб Иванович Морозов. Вероятно, союз тот строился на расчёте, а о чувствах речи не шло. Морозов был одним из самых богатых людей своего времени, занимал должность царского спальника, владел несколькими крупными усадьбами.

Вскоре умирает брат Морозова, после чего всё огромное состояние семейства переходит к Глебу Ивановичу. Однако и сам Морозов не слишком пережил брата. Наследником богатства становится малолетний сын Иван, однако на деле состоянием руководила Феодосия Прокопьевна.

Овдовевшая Морозова был избрана верховой боярыней, оставшись при дворе. О её богатстве слагали легенды, хотя далеко не все они имели подтверждение. Историк С. М. Соловьёв в своей книге “История России с древнейших времён” приводит слова одного из современников Морозовой:

“Дома прислуживало ей человек с триста. Крестьян было 8000. ездила она в дорогой карете, устроенной мозаикою и серебром. за нею шло слуг, рабов и рабынь человек сто, оберегая её честь и здоровье”.

Согласитесь, перед мысленным взором возникает поистине “царский” образ, но боярыню нельзя назвать одной из тех, кто тяготел лишь к роскоши и удовольствиям. Напротив, ей не чужд был и некий аскетизм.

Старообрядчество в жизни боярыни Морозовой

В историю Феодосия Морозова вошла как представительница старообрядчества. Её близким другом был протопоп Аввакум, вместе с которым она выступала против реформ патриарха Никона.

Боярыня Морозова навещает протопопа Аввакума. Миниатюра XIX века

Патриарх, поддерживаемый царём Алексеем Михайловичем, принимал нововведения, касающиеся русской православной церкви. В частности, за основу брались принципы Церкви Константинопольской, что давало возможность забирать церковное имущество в пользу государства.

После реформы Никона в XVII веке в церкви произошел раскол: староверы отказались принимать новшества. Вслед за протопопом Аввакумом они стали раскольниками и стоически терпели пытки и шли на смерть, но не отрекались от своих убеждений. По приказу царя Алексея Михайловича раскольников отправляли в ссылку, бросали в земляные тюрьмы – глубокие ямы, или в подвалы с крысами.

Дом боярыни Морозовой стал оплотом старообрядцев. Свои молитвы она совершала “по старым обычаям”, жертвовала значительные суммы на помощь нищим, убогим и бездомным, которые получали приют в её жилище и называли Морозову святой.

Известно, что Феодосия Прокопьевна носила рубаху-власяницу, которая, согласно поверьям, “смиряла плоть”. Правда, в этом у неё с Аввакумом заметны расхождения во взглядах.

Протопоп призывал последовать примеру преподобной Мастридии, выколов глаза, чтобы избавить себя от соблазнов. Здесь прослеживается явная разница между Аввакумом и Морозовой, ведь первый был фанатиком старообрядчества, а вторая — лишь ярой защитницей прежних устоев.

П. Оссовский. Фрагмент триптиха *Протопоп Аввакум – Боярыня Морозова*

Непреклонность и её последствия

Алексей Михайлович, поддерживающий реформы Никона, всячески пытался оказать влияние на Морозову. Когда стало ясно, что родственники и знакомые не смогут переменить её взглядов, царь перешёл к более решительным мерам. У боярыни начали отбирать земли и усадьбы. Вероятно, уже тогда Алексей Михайлович задумывался об аресте, но заступничество его супруги, Марии Ильиничны, связанной родством с Морозовой, спасало женщину.

Читайте также  Мэрайя кэри - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Более того, сама Морозова несколько раз посещала “новообрядческую церковь”, чем вызывала негодование своих соратников. Чтобы убедить их в приверженности прежним идеям и принципам, боярыня приняла постриг, став монахиней Феодорой.

В отличие от прочих придворных, Феодосия Морозова отказалась присутствовать на венчании царя Алексея и его второй супруги, Натальи Нарышкиной. Увещевания бояр, направленных государем, не дали результата. Отказом принять новые реформы Морозова подписала свой приговор.

Арест и смерть Морозовой

В конце осени 1671 года в дом Морозовой пришли священнослужители, что стали производить допрос Феодосии и её сестры.

В “русском биографическом словаре указывается:

“Чтобы выказать своё презрение к пришедшим, они (женщины) легли в постели и лёжа отвечали на вопросы”.

Боярыня Феодосия Морозова (кадр из сериала «Раскол»)

Через несколько дней после допроса сёстры были арестованы и привезены в Чудов монастырь, после чего их отправили на подворье Псково-Печерского монастыря. За Морозову пытались вступиться влиятельнейшие люди того времени. Известно, что сама царевна Ирина Михайловна просила брата смягчить свой гнев. Поддержку боярыне оказывал и патриарх Питирим.

В. Суриков. Этюд к картине *Боярыня Морозова*

В 1674 году Феодосию, её сестру Евдокию и их соратницу Марию Данилову привозят на Ямской двор. Женщин подвергают пыткам на дыбе, вынуждая отказаться от прежних принципов. Несмотря на все мучения, сторонницы старообрядчества остались непреклонны.

Как рассказывается в житии Морозовой, её хотели сжечь на костре, однако бояре возмутились подобным варварством по отношению к представительнице знатного рода. Однако гибель была неминуемой. По распоряжению царя сёстры были отправлены в Боровск.

Василий Суриков изобразил тот момент, когда боярыню везли на дровнях по московским улицам. Художника восхищала женщина, которая восстала против официальной церкви и царской власти, и была настолько сильной, что никакие пытки не сломили ее воли.

Там, в земляной тюрьме Морозова скончалась от голода в 1675 году. На тот момент ей исполнилось всего 43 года.

Картина Сурикова

В. И. Суриков «Боярыня Морозова»

В 1887 г. картина «Боярыня Морозова» впервые была представлена на 15-й выставке художников-передвижников, после чего ее купил П. Третьяков для своей коллекции.

Реакция на картину была неоднозначной. Сурикова даже обвиняли в пропаганде раскола.

Только 3 человека тогда открыто выступили с позитивной оценкой работы: писатели Гаршин и Короленко и музыкальный критик Стасов.

В. Короленко писал: «Есть нечто великое в человеке, идущем сознательно на гибель за то, что она считает истиной. Такие примеры пробуждают в нас веру в человеческую природу, подымают душу».

И. Репин. *Портрет В. Сурикова*

Историю Морозовой Суриков знал с детства – был знаком с раскольниками, к старой вере склонялась тетка художника Авдотья Васильевна. На первых эскизах именно ее чертами художник наделил боярыню.

Но результат его не удовлетворил: «Как ни напишу ее лицо – толпа бьет. Ведь сколько времени я его искал. Все лицо мелко было. В толпе терялось». В конце концов прототипом героини ему послужила уральская старообрядка: «Я с неё написал в садике этюд в два часа. И как вставил её в картину – она всех победила», – говорил художник. Именно такой теперь все и представляют боярыню Морозову.

В. Суриков. Голова боярыни Морозовой

Суриков несколько отступил от исторической правды – он знал, что раскольницу везли связанной и обездвиженной, то в таком образе не было героизма и величия. Поэтому его боярыня Морозова сидит на соломе, воздев руку, сложенную двуперстным крестом – символом старообрядчества. Его героиня – воплощение лучших черт всего народа: готовности к самопожертвованию, стойкости и силы духа.

Суриков. Этюд к картине «Боярыня Морозова»

Боярыня Морозова — одна из самых неоднозначных личностей русской истории. Она была верна старым церковным принципам настолько, что пожертвовала собой во имя веры. Кто-то называет это святостью, кто-то — безумием, но равнодушно относиться к этой женщине, оставившей вечный след в прошлом своей родины, просто невозможно.

Боярыня Морозова (Феодосия Морозова) – биография, фото, личная жизнь, картина Сурикова

Боярыня Морозова: биография

Феодосия Морозова, известная в фольклоре как боярыня Морозова, – мученица Феодора в иночестве. Приближенная к семье царей рода Романовых, верховная боярыня при дворе проповедовала старообрядчество под руководством протопопа Аввакума. Была одной из немногих женщин, сыгравших роль в истории российского государства. После смерти стала почитаться иноверцами как святая. Трагической судьбе боярыни посвящены картины русских живописцев, опера, телевизионный фильм, несколько книг.

Детство и юность

Феодосия Прокофьевна Морозова родилась в Москве 21 мая 1632 года в семье Прокофия Федоровича Соковкина. Отец состоял в родстве с Марией Ильиничной Милославской – первой женой царя Алексея Михайловича, два года служил воеводой на Севере, затем в 1631 году его назначили посланником в Крым, участвовал в Земском соборе, заведовал Каменным приказом (1641-1646 годы.).

Картина Александра Литовченко «Боярыня Морозова»

В 1650 году Соковкину пожаловали придворный чин (2-й после боярина) и должность окольничего. Мать – Анисья Никитична Наумова. Феодосия была в числе придворных, сопровождавших государыню. Сестра Феодосии, Евдокия Прокофьевна, была женой князя Петра Семеновича Урусова. Еще в семье Соковкиных были два сына: Федор и Алексей.

Высокое положение позволило неродовитой по происхождению девушке в 17 лет стать женой 54-летнего Глеба Ивановича Морозова. По некоторым источникам, тетка Матрена, проживавшая у Соковкиных, была против свадьбы Глеба и Феодосии, предсказала трагическую биографию будущей боярыни:

«Сына потеряешь, веру под испытание подведешь, совсем одна останешься, и похоронят тебя в ледяной земле!».

Бракосочетание состоялось в подмосковном имени Морозовых Зюзино в 1649 году, где на третий день молодоженов навестили царь с царицей. Феодосия получила звание царицыной «приезжей боярыни», имела право навещать государыню по-родственному.

Деревня Зюзино

Через год после свадьбы у Глеба и Феодосии родился сын Иван. Ходили слухи, что молодая боярыня «нагуляла» ребенка (возможно, от царя). Ведь до этого у мужчины детей не было (Соковкина была 2-й женой Морозова). Поговаривали, что мужскую силу он растратил на приобретение богатства.

В юности братья Морозовы (Борис и Глеб) служили при царе Михаиле спальниками. Когда юный Алексей взошел на престол, старший брат Борис стал его ближайшим советником. При участии Морозова государь женился на Марии Милославской, а через 10 дней после монаршей свадьбы Борис сочетался браком с сестрой царицы и стал царским свояком. Морозов-старший скончался в 1661 году, огромное состояние досталось семье брата.

Боярин Борис Морозов

Через год, в 1662 году, умер Глеб Морозов, оставив наследство сыну Ивану Глебовичу, Феодосия стала распорядительницей богатства мужа. Боярыня с потомком превратились в самых состоятельных людей Российского Государства.

Феодосия с сыном владели несколькими усадьбами, жили в имении Зюзино под Москвой. Дом боярыни был обустроен на западный манер, на прогулку она выезжала на золоченой карете с мозаикой, запряженной 6 или 12 лошадьми. В ее владении было 8 тыс. крепостных и 300 слуг. Ей в это время было чуть больше 30 лет. Значительным было и положение при дворе – верховная боярыня.

Морозова была умна и начитана в церковной литературе. Она щедро раздавала милостыню, посещала бедные дома, богодельни, тюрьмы, помогала нуждающимся.

Старообрядчество

Морозова была фанатично религиозной личностью. Она не приняла реформу и новые взгляды патриарха Никона, хотя присутствовала на богослужениях в церкви и крестилась «троеперстно».

Фрагмент «Боярыня Морозова» из триптиха Петра Оссовского

В доме Верховной боярыни часто находили пристанище нищие, юродивые и хранилась верность старым канонам. Частым гостем был лидер русского старообрядчества протопоп Аввакум, который стал духовным отцом Морозовой и поселился в ее доме после сибирской ссылки. Под его влиянием имение Феодосии стало оплотом староверов, вскоре к ним присоединилась сестра боярыни Евдокия Урусова.

Молодая вдова хранила верность мужу, для усмирения плоти носила власяницу, истязала себя постами и молитвами. По мнению Аввакума, этого было недостаточно, однажды он посоветовал боярыне выколоть глаза, чтобы не впасть «во грех». Протопоп упрекал Феодосию в прижимистости и недостаточной материальной поддержке староверцев. Морозова, щедрая и добрая по характеру, просто старалась сберечь фамильное состояние для сына.

Боярыня Морозова посещает протопопа Аввакума в заключении

Аввакума повторно сослали в изгнание, Морозова тайно с ним переписывалась. Об этом доложили монарху. Царь ограничился уговорами, опалой ее родственников. Он отнял принадлежавшие боярыне вотчины, но благодаря заступничеству царицы их вернули в честь рождения государева наследника, Иоанна Алексеевича.

В 1669 году государыня Мария Ильинична скончалась. Через год Морозова приняла тайный монашеский постриг под именем инокини Феодоры. С этого времени она перестала появляться при дворе, отказалась присутствовать на венчании царя с Натальей Нарышкиной. Государь долго терпел, посылал к боярыне князя Урусова, бывшего мужа сестры Евдокии, с уговорами отказаться от ереси и стать на путь истиной веры. Гонец получил решительный отказ.

Смерть

В 1671 году царь Алексей Михайлович принял жесткие меры по отношению к мятежной боярыне. 17 ноября Феодосию и Евдокию арестовали и допросили архимандрит Иоаким и дьяк Илларион Иванов. Сестер заковали в «железы» и поместили под домашний арест. Через несколько дней их перевезли в Чудов монастырь. Этот момент изобразил на картине «Боярыня Морозова» русский живописец Василий Суриков. Непокорную женщину, восхищавшую художника, провезли на дровнях по московским улицам.

Картина Василия Сурикова «Боярыня Морозова»

На допросах Феодосия не раскаялась, ее с сестрой отправили подальше от Москвы, в Псково-Печерский монастырь, имущество конфисковали. Братьев, Федора и Алексея, сослали, а сын Иван вскоре скончался (по слухам, смерть была насильственной).

Патриарх Питирим просил царя за опальных сестер, но Алексей Михайлович отказался помиловать арестованных и поручил патриарху провести следствие. Феодосию и Евдокию истязали, подвергли пыткам на дыбе, хотели приговорить к сожжению как еретиков. От костра сестер, представительниц российской аристократии, спасло заступничество бояр во главе с сестрой монарха Ириной Михайловной. Однако их слуги и сподвижники все же были преданы огню.

Картина Василия Перова «Пытка боярыни Морозовой»

Феодосию и Евдокию переправили сначала в Новодевичий монастырь, потом в Хамовническую слободу и, наконец, в Пафнутьево-Боровском монастыре бросили в земляную тюрьму и оставили умирать от холода и голода.

Их последние дни были ужасны. Первой 11 сентября 1975 года скончалась Евдокия, а 1 ноября умерла Феодосия. Из последних сил она попросила тюремщика выстирать в реке ее истлевшую рубаху, чтобы в чистом отойти в мир иной. Сестры были захоронены в Боровске у острога, в 1682 году братья положили на могилу белокаменную плиту.

Картина неизвестного художника «Пытошный допрос боярыни Морозовой»

Впервые это место было описано историком Павлом Михайловичем Строевым в 1820 году. Путешественник Павел Россиев в воспоминаниях 1908 года упоминал, что могила мучениц обнесена «убогой деревянной оградой. Над изголовьем возвышается кудрявая береза с ушедшей в ствол её иконою». О ней заботились местные старообрядцы. Неоднократно ставился вопрос о возведении на этом месте памятника-часовни.

В 1936 году могилу вскрыли, обнаружились останки двух человек. В архивах сохранилось несколько фото. Доподлинно неизвестно, оставили их на прежнем месте или куда-то перенесли. Надгробную плиту передали Историко-краеведческому музею.

Могила и часовня-памятник Феодосии Морозовой (боярыни Морозовой)

В мае 1996 года старообрядческой общине города Боровска было выделено место на Городище для возведения памятного знака: установили 2-метровый деревянный крест и металлическую табличку:

«Здесь на боровском городище в 1675 году были погребены мученицы за древлеправославную веру, боярыня Феодосия Прокофьевна Морозова (во инокинях Феодора) и ее сестра княгиня Евдокия Прокофьевна Урусова».

В 2003-2004 годах на месте захоронения боярыни Морозовой и княгини Урусовой построили старообрядческую часовню, в подземной части которой положили плиту с могилы сестер.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: