Jesus christ — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Jesus Christ Superstar: как полвека назад рок-опера дала новую жизнь истории об Иисусе Христе

Автор фото, Getty Images

50 лет назад, с публикации студийной записи никому тогда еще не известного нового крупного сочинения молодого композитора Эндрю Ллойд Уэббера и его такого же молодого партнера либреттиста Тима Райса начался путь рок-оперы Jesus Christ Superstar — одного из самых знаковых и значимых явлений в культуре второй половины ХХ века.

Истоки

«С детства меня мучила мысль — как бы я поступил, окажись я в той же ситуации, в которой оказались Понтий Пилат и Иуда из Искариота. Как они могли знать, что Иисус обретет божественный статус, а они в результате будут навеки прокляты?» — так рассказывал в своей автобиографии об истоках идеи рок-оперы Jesus Christ Superstar автор ее текста Тим Райс.

Еще по одному его признанию, толчком для оперы, как и для многих-многих других рок-явлений 1960-х, стал главный рок-поэт эпохи Боб Дилан. В его песне 1964 года With God on Our Side есть такие строки: «Долгими темными часами/Я думал о том, что Иисус был предан поцелуем/Но решайте сами/Не был ли на стороне Иуды Бог».

Автор фото, Hulton Deutsch

Эндрю Ллойд Уэббер и Тим Райс в первые недели после выхода альбома. 17 октября 1970 г.

«Иуда был совсем не глупый человек, и то, во что вылилась вся эта история, в конечном счете, было просто отражением политической ситуации того времени», — говорил Уэббер.

Именно Иуда, в гораздо большей степени, чем Христос, оказывается в центре драматического сюжета JCS. Тим Райс говорил, что в Евангелии Иуда — «примитивный, картонный злодей». Он же хотел его очеловечить. В итоге получилась измученная душа, разрываемая любовью к Христу и сомнениями в правильности избранного им пути, которые в конечном счете и приводят к предательству.

«Очеловечиванию» — в противовес обожествлению — подвергся в опере и образ самого Иисуса Христа.

«Христа мы видим не как Бога, а просто как нужного человека в нужном месте», — говорил Тим Райс.

В итоге, несмотря на практически полное соблюдение всей канвы евангельского сюжета подобного рода подход, наряду с выбором остро современной и предельно актуальной музыкальной формы увел молодых авторов от стандартного благоговейно-почтительного отношения к христианской легенде к изображению Христа как сражающегося с истеблишментом радикального революционера.

Этот слом отражал бунтарское время и бунтарское мировосприятие рубежа 1960-70-х годов и во многом обусловил беспрецедентный успех рок-оперы.

Предтечи

Впрочем, ни композитор Эндрю Ллойд Уэббер, ни его партнер либреттист Тим Райс в стандартный имидж бунтарей 60-х никак не вписывались. Познакомились они в 1965 году. Выросший в музыкальной семье и с детства пробовавший свои силы как композитор 17-летний Уэббер учился тогда в лондонском Королевском колледже музыки. 20-летний Райс работал на низовых позициях в музыкальном бизнесе и пробовал свои силы как поэт-песенник.

Время было самое что ни на есть рок-н-ролльное, но молодые люди в силу своего семейного и профессионального воспитания тяготели не столько к рок-песне, сколько к форме куда более традиционной и в то время казавшейся куда более верной дорогой к успеху — классическому театральному мюзиклу.

Именно такой и была их первая совместная работа — написанный тогда же, в 1965 году, мюзикл «Такие, как мы» (The Likes of Us) — о филантропе, основателе приюта для детей. Успеха, правда, эта затея не имела — ни один театр мюзикл к постановке не взял, дальше демо-записи дело не пошло, и он был прочно забыт вплоть до 2005 года, когда дебютное сочинение к тому времени уже всемирно известной авторской пары было, наконец, поставлено.

Следующий подход к снаряду — основанная на библейской истории Иосифа Прекрасного поп-кантата «Иосиф и его удивительный плащ снов» (Joseph and the Amazing Technicolor Dreamcoat) — ожидала куда более успешная судьба. После скромной школьной премьеры 35-минутное вокально-инструментальное сочинение было исполнено в ноябре 1968 года ни много ни мало в Соборе Святого Павла и удостоено благожелательной рецензии в газете Sunday Times, где его окрестили «поп-ораторией» и похвалили за «живость и новаторский подход».

Автор фото, Getty Images

Полноценной театральной постановки «Иосиф и его удивительный плащ снов» удостоился лишь после всемирного успеха JCS. В одном из бродвейских спектаклей главную роль сыграл известный американский певец Донни Осмонд.

Воодушевленные успехом Уэббер и Райс решили, что их следующая работа — рок-интерпретация евангельской легенды о Христе и Иуде, которой они решили дать «современное» название «Иисус Христос — суперзвезда», — обязательно должна добиться поставленной ими перед самими собой и перед своими сочинениями цели и стать успешным театральным мюзиклом на сцене одного из лучших театров лондонского Уэст-Энда и в перспективе попасть даже на Бродвей.

Однако поставить задачу оказалось куда проще, чем ее решить. Постановка мюзикла — предприятие дорогостоящее, убедить театральных продюсеров в жизнеспособности не слишком почтительной трактовки классической христианской истории не удавалось.

Даже на фоне уже довольно успешно шедшего как в Уэст-Энде, так и на Бродвее поп-мюзикла «Волосы» JCS звучал очень радикально — музыка была намного жестче, явно выраженный рок, а не поп, текст, несмотря на евангельский сюжет, пелся как бы из современности («Почему ты выбрал такое отсталое время и столь странное место?»), изобиловал современными понятиями (пиар, массовая коммуникация) и сленгом.

К тому же, в отличие от привычной для мюзикла структуры, здесь вообще не было разговорных сцен. Весь текст, от начала до конца, от появления Христа в Иерусалиме и до его распятия на кресте, пелся. Так и родилось жанровое обозначение — рок-опера.

Сначала был альбом

«Никто не хотел и слышать о том, чтобы поставить JCS в театре. «Хуже идеи не придумаешь», — сказал нам один из продюсеров. Вот мы с Тимом Райсом и решили выпустить оперу в виде альбома», — вспоминает Эндрю Ллойд Уэббер.

Решение для мюзикла было очень нестандартным, но, с другой стороны, для рок-эпохи 60-х очень характерным — записать сначала концептуальный альбом, а затем с его помощью пробить своему творению дорогу и на вожделенную театральную сцену.

Концептуальные альбомы, начиная с грандиозного успеха битловского «Сержанта», были в моде. Набирал силу и жанр рок-оперы — после нескольких первых попыток малоизвестных групп изданная в мае 1969 года группой The Who опера Tommy получила широкий резонанс.

Продюсерами записи выступили сами Уэббер и Райс, сами же они и подбирали исполнителей — ни много ни мало 60 вокалистов и инструменталистов. И хотя финансировать запись и ее будущее издание взялась крупная звукозаписывающая компания Decca, бюджет, выделенный на крупномасштабный проект малоизвестных авторов, был невелик, так что о звездах речи быть не могло. Все артисты, так же, как и сами авторы, были малоизвестные, начинающие.

Как и сам подход авторов к своему творению — гибриду между роком и мюзиклом — отобранные ими певцы и музыканты тоже представляли собой пеструю картину из самых разных жанров. Мюррей Хед — Иуда — работал на телевидении, в том числе и в шоу будущего монтипайтоновца Майкла Пейлина и выступал в лондонской постановке поп-мюзикла «Волосы». Барри Деннен — Понтий Пилат — мелькнул в постановке мюзикла «Кабаре» в одном из лондонских театров.

Автор фото, Fairfax Media Archives

Ивонн Эллиман (Мария Магдалина) приняла участие не только в оригинальной студийной записи, но и в первой бродвейской постановке, и снялась в фильме

Ивонн Эллиман — Марию Магдалину — Уэббер увидел в одном из лондонских клубов, где 17-летняя американка пела и аккомпанировала себе на гитаре. «Все, что мне нужно для Марии Магдалины, — прямо передо мной», — восторженно кричал он в телефонную трубку Райсу прямо из клуба.

Пожалуй, единственным из солистов со сколько-нибудь заметной рок-репутацией был исполнитель роли Царя Ирода — вокалист группы Manfred Mann Майк д’Або.

Даже самая громкая на сегодняшний день звезда из участников студийной записи JCS — Иэн Гиллан в роли Иисуса — только-только попал в состав тогда еще вполне средней группы Deep Purple. Тим Райс заметил его в августе 1969 года на концерте группы в Royal Albert Hall, где он спел свежесочиненный им будущий хит Child in Time.

Автор фото, Hulton Archive

Участники первой студийной записи: Мюррей Хед — Иуда, Иэн Гиллан — Христос, Барри Деннен — Понтий Пилат, Майк д’Або — Царь Ирод

Оказался среди исполнителей под именем Пол Рейвен совсем тогда еще никому не известный Пол Гэдд, в будущем прославившийся как поп-звезда, а затем оскандалившийся и осужденный как педофил Гэри Глиттер.

Многочисленные массовые сцены изображали три хора, в том числе один детский.

Инструменталистов было более трех десятков. Наряду с рок-группой Grease Band, аккомпанирующим составом Джо Кокера, еще и трубачи, флейтисты, тромбонисты, даже фаготисты и гобоисты. Сам Уэббер играл на фортепиано и только-только тогда появившемся и ужасно модном синтезаторе Moog.

Запись шла еще в полный рост, когда Decca решила в ноябре 1969 года выпустить затравку — сингл Superstar, обращенную к Христу арию уже покончившего с собой Иуды, горько сокрушающегося о том, что Христос, мог, по его мнению, добиться куда большего. Сингл в исполнении Мюррея Хеда попал в топ-100 американского Billboard и свою задачу — разогреть интерес к будущему большому релизу — вполне выполнил.

Ждать полноценного релиза пришлось, правда, еще почти год. 87-минутный двойной альбом с прекрасно иллюстрированным 28-страничным вкладышем с полным текстом либретто вышел в сентябре 1970 года. Как это ни странно, в Америке он имел куда больший успех, чем на родине, уже в начале 1971 года возглавив альбомные чарты Billboard.

В Британии успех был куда более скромный, пластинка не сумела подняться выше шестого места. Быть может, причина относительного неуспеха была в отсутствии радиоэфира — Би-би-си сочла оперу «кощунственной» и запретила трансляцию ее на своих волнах.

Тем не менее, дорога к вожделенной для обоих авторов театральной постановке была открыта. Как вспоминал потом Тим Райс, невозможность пробиться сразу на сцену на самом деле лишь помогла опере.

«Работая над пластинкой, мы сократили и осовременили текст. Музыка получилась более роковой и более энергичной, в гораздо большей степени нацеленная на молодежную аудиторию. Все это дала нам пластинка. Поначалу мы этого не осознавали, так как Эндрю писал ее с расчетом не на альбом, а на театр. Но так получилось даже лучше, еще до постановки мы получили огромное паблисити, и, когда, наконец, добрались до сцены, все участники уже прекрасно знали и текст, и музыку».

Читайте также  Данте алигьери - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Студенческие театры, Бродвей, Уэст-Энд и даже кино

Любопытно, что одной из первых компаний, куда Уэббер и Райс обратились с идеей превратить альбом в полноценный театральный спектакль, была битловская Apple.

Созданная в мае 1968 компания громогласно провозглашала намерение помогать свежим интересным проектам. Однако к тому времени, когда JCS стала известной, «Битлз» находились в полном раздрае и судебных тяжбах после распада. Получивший контроль над Apple Аллен Клейн по прозвищу «бухгалтер» с трудом разгребал старые завалы, и новым проектам пробиться было практически невозможно. Вот как вспоминает об этом в своей книге Magical Mystery Tours тогдашний сотрудник Apple Тони Брэмуэлл:

«Из рук Клейна ускользали многие проекты, в том числе и Jesus Christ Superstar, первый из целой династии суперуспешных мюзиклов Эндрю Ллойд Уэббера и Тима Райса. Оперу принесли в Apple, потому что в ней пел Иэн Гиллан из Deep Purple и играл Джонни Густафсон, бас-гитарист ливерпульской группы The Big Three. Я помню, как запись гремела по всему зданию, и все мы напевали одну за другой запоминающиеся мелодии. И когда Клейн уволил Питера Брауна [ассистент «Битлз», занимавшийся их повседневными делами после смерти Брайана Эпстайна], то тот просто прихватил записи с собой и отнес их Роберту Стигвуду. Потом Питер долго был пиарщиком Уэббера в Америке. Будь Клейн чуть-чуть более внимательным и прозорливым, Apple могла бы заключить контракт с Уэббером и Райсом и владела бы сейчас правами не только на Jesus Christ Superstar, но и на «Эвиту», «Кошек», «Призрак оперы»…

Однако, прежде чем Роберт Стигвуд — опытный и влиятельный продюсер, за плечами которого был менеджмент знаменитых Animals, Cream и Bee Gees и постановка мюзикла «Волосы», — сумел взяться за производство спектакля, выяснилось, что популярность оперы в Америке была такова, что по всей стране в одном за другим университетских театрах студенты своими любительскими силами стали ставить оперу. Не дожидаясь реализации бродвейской постановки, Стигвуд организовал общеамериканское концертное турне по крытым стадионам — первое представление прошло в Питтсбурге 12 июля 1971 года.

Наконец, 12 октября 1971 года в театре Марка Хеллингера на Бродвее состоялась премьера первой полноценной театральной постановки. Иэн Гиллан, решивший полностью посвятить себя работе в наконец-то добившихся крупного успеха Deep Purple, от дальнейшего участия в судьбе оперы сразу отказался. По каким-то причинам отпал и Мюррей Хед, и из участников студийного альбома на бродвейскую сцену вышли только Ивонн Эллиман и Барри Деннен в роли Пилата.

Как Jesus Christ стал Superstar? Ко дню рождения Э. Ллойда Уэббера

Думаю, никто не станет спорить с тем, что не родись 62 года тому назад английский парнишка Эндрю Ллойд Уэббер, такие жанры, как рок-опера и современный мюзикл так и остались бы без своих лучших произведений. Ничуть не умаляя успеха знаменитых «Кошек» (тихо напеваем «Memory»), «Эвиты» (тихо напеваем «Don’t Cry For Me Argentina») или «Призрака в Опере» (тихо подпиливаем люстру), сегодня я хотел бы уделить внимание только одному произведению Уэббера — «Иисус Христос Суперзвезда».

Во-первых, «Jesus Christ Superstar» в этом году отпразднует свой юбилей — 40 лет, во-вторых, сей шедевр Уэббера лично мне нравится гораздо больше остальных, и в-третьих — из всех рок-опер именно она является наиболее органичным сплавом двух заявленных жанров. Причина этого — не только талант ее создателей, но и дух того времени (конец 1960-х — начало 1970-х) — времени, которое подарило поп-музыке столько открытий, что их разрабатывают до сих пор.

В эту вдохновенную эпоху и встретились два юных английских дарования: композитор с прекрасным классическим образованием Эндрю Ллойд Уэббер и неудавшийся юрист, поэт-самоучка Тим Райс. Оказалось, что они очень подходят друг другу: обоих интересовали современные музыкальные тенденции и оба изначально тяготели к глобальным рискованным проектам. Впрочем, первые плоды совместного творчества (один из них — рок-опера на библейскую тему «Иосиф и его волшебный плащ-мечта») особого успеха им не принесли. Пока летом 1969 года Уэббер не напомнил своему соратнику-пииту о старой задумке написать что-нибудь этакое размашистое про… Иисуса Христа. Затея была рискованной, но одновременно и перспективной. Многие бородато-хаератые хиппи, с их идеями о нестяжательстве, братстве и духовной свободе, давно уже записали основателя христианства в предтечи бунтовщиков против обывателей и капиталистов.

«Иисус Христос, Иисус Христос
Кто ты? Что ты принес в жертву?
Иисус Христос суперзвезда,
Ты и вправду думаешь, что ты тот,
за кого они тебя выдавали?»

На том друзья и порешили. Тим Райс решил не распыляться и ограничиться последними (самыми драматическими) семью днями жизни Христа: от триумфального въезда в Иерусалим до распятия. Старый сюжет, с учетом времени и специфики жанра, был заметно переосмыслен. Несмотря на то, что либеральный Ватикан после короткого замешательства одобрил рок-оперу, образы евангельской истории были откровенно неканоничны (хотя, к чести Райса, метаморфозы не перешли рамок приличия). Начать хотя бы с того, что, по словам автора либретто, в рок-опере задуманы три «хороших парня»: Иисус, Мария Магдалина и Иуда!

Конфликт между Христом и Иудой строится на нарастающем непонимании идей и целей друг друга. Именно Иуда возмущается общением Иисуса с представительницей «древнейшей профессии» Магдалиной, именно Иуда предупреждает Иисуса об опасности толпы его «фэнов», которая легко может выйти из-под контроля и принести еврейскому народу еще одно бессмысленное кровопролитие, именно Иуда выражает сомнение в том, понимает ли сам Христос, куда и зачем он ведет своих последователей. Последний вопрос Иуды, по-видимому, является и вопросом автора текста. Ведь это недоумение сквозит как в открывающей («Heaven on Their minds»), так и закрывающей («Superstar») оперу песнях.

«…Я помню, когда все только начиналось,
не было разговоров о Боге — мы называли тебя человеком.
И поверь мне — мое восхищение тобой не умерло,
но всякое слово, сказанное тобой сегодня
обязательно извращается,
и они растерзают тебя, когда поймут,
что ты их обманывал».

«…Почему ты выбрал такое отсталое время
и такую неподходящую страну?
Если бы ты пришел сейчас, ты дошел бы до всей нации.
В Израиле в 4 году до н.э. не было массовых коммуникаций.
Не пойми меня неправильно — я только хочу знать.

Скажи, что ты думаешь о своих друзьях на вершине.
Кто среди вас лучший плод, как ты думаешь?
Был ли Будда, где он сейчас? Там ли, где и ты?
Мог ли Магомет двигать горы, или это лишь реклама?
Думал ли ты умереть именно так? Была ли это ошибка или
ты знал, что твоя смерть побьет все рекорды?
Не пойми меня неправильно — я только хочу знать.»

В результате подобного взгляда на деятельность Христа образ самого основателя христианства выглядит не слишком убедительным. Его духовная стойкость и противостояние по-прежнему восхищают авторов, но конечная цель этого противостояния так и не проясняется. В одной из самых знаменитых песен рок-оперы «Gethsemane» («Гефсиманский сад») знаменитая молитва Иисуса — «Авва Отче! все возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты» (Мат. 14:36) — превращается в горькое вопрошание к Богу, полное отчаяния, фатальности и непонимания:

«…Пусть они ненавидят меня, бьют меня, ранят меня,
прибивают гвоздями.
Но я хочу знать, я хочу знать, Боже,
я хочу видеть, я хочу видеть, Боже,
почему я должен умереть?»

Специфика жанра определила и метаморфозы характера Иисуса — в рок-опере он, что называется, «человек на нервах», готовый в любой момент сорваться, впасть в гнев или истерику. В евангелиях гнев Христа вырывается наружу только один раз — в сцене изгнания торговцев из храма (эта сцена в рок-опере замечательно отображена в одной из самых любимых мною песен «Temple»).
Мало того, в последних словах распятого Христа — «Господи, прости их, ибо они не понимают, что творят» — Райс даже хотел изменить текст на «…ибо я не понимаю, что творю», но вовремя одумался.

Впрочем, постановщики русскоязычной версии рок-оперы на сцене Театра Моссовета (в пер. Я. Кеслера) пошли еще дальше: они не удержались, чтобы не процитировать в конце… Пилата из булгаковского «Мастера и Маргариты». То, что фраза в общем-то — ни к селу, ни к городу, никого не озадачило: очень уж захотелось. Но если Тим Райс вольно обошелся с евангельским сюжетом, то Булгаков и подавно. Его Иешуа напоминает больше доброго «блаженного», вроде «Идиота» Достоевского, но никак не Христа. Ни в одном евангелии Иисус не дает повода усомниться в своем психическом здоровье. Исходя из его разговоров, притч, умелого избегания провокаций со стороны фарисеев, он выглядит вполне благоразумным и целеустремленным. И на крест Христос идет вполне целенаправленно и с ясным сознанием, что не исключает редких моментов вполне понятной слабости (в евангелиях их всего два: Гефсиманская молитва и слова на кресте «Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?»).

На этом, собственно, и остановимся. Тема трактовок образа Христа очень сложная, вернемся к рок-опере. Конечно же, редкое известное произведение искусства обходится без любовной лирики. Роль влюбленной в человека «не от мира сего» Райс традиционно отвел Марии Магдалине, а Уэббер написал для нее одну из самых популярных песен рок-оперы — «I don’t know how to love him» («Я не знаю, как его любить»).

«Я не знаю, как его любить,
что мне делать, как увлечь его.
Я изменилась, да, действительно изменилась.
В эти последние дни я себе кажусь
совсем другой.

Я не знаю, как принять это,
я не понимаю, почему он волнует меня.
Он мужчина, всего лишь мужчина,
их у меня раньше было очень много
и всегда по-новому.

Он всего лишь еще один.
…Я никогда не думала, что такое будет со мной.
Хотя, если бы он сказал мне, что любит меня,
я бы растерялась и испугалась,
я бы не смогла справиться с этим, просто не смогла бы справиться.
Я бы отвернулась, убежала бы,
я не хотела бы этого знать.
Он меня так пугает.
Я так хочу его ,
Я так люблю его».

Несмотря на сочувственное отношение автора к Иуде (предавая Христа, он, как ему кажется, руководствуется «благими намерениями» и активно протестует против платы за предательство), дальнейшая его судьба сюжетно развивается по Евангелию от Матфея: раскаяние и самоубийство. А вот апостолы выведены в рок-опере в самом оскорбительном виде — этаких наивных, то суетливых, то умиротворенных глупцов, которые распевают о том, как они напишут евангелия, когда «отойдут от дел».

Читайте также  Баста - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Пилат — единственный персонаж, выведенный весьма правдоподобно. Он, как и в Евангелии, не желает смерти Христу, но упорство Иисуса и угроза потерять власть заставляют его отправить Христа на казнь. Последние свои слова прокуратор Иудеи выкрикивает столь страшным голосом, что мурашки идут по коже:

«…Не буду останавливать твое великое самоуничтожение.
Умри, если ты хочешь, ты, заблудший мученик!
Я умываю руки от твоего уничтожения.
Умри, если хочешь, ты, невинная марионетка. ».

Не знаю, как кому, а мне после столь напряженной и трагической сцены, за которой должно следовать распятие, просто физиологически неприятно слушать самую известную песню рок-оперы — «Superstar» — с ее мажорным танцевальным мотивом и подпевками в стиле «бэк-блэк-вокал». Сама по себе песня неплоха, но вот ее расположение в альбоме мне кажется совершенно неуместным.
После этой «песни недоумения» раздаются звуки забиваемых гвоздей, последние слова Иисуса и прекрасная грустная мелодия, повторяющая тему «Gethsemane». Сцена воскрешения отсутствует…

Говорят, что между Уэббером и Райсом был спор: композитор требовал «воскресить» Христа, поэт был против. Как и в споре между Ильфом и Петровым о судьбе Остапа Бендера, победил печальный конец. И это, с моей точки зрения, логично. Христос из рок-оперы, Христос, цели которого никому не понятны, и не мог воскреснуть. Слишком вольная трактовка евангельского сюжета увела в сторону от воскресения… Но, если не считать рок-оперу «канонической правдой о Христе», то ее значение как яркого и талантливого произведения умалить трудно.

Те, кого заинтересовала тема, могут прочесть первый комментарий к этой статье, где я расскажу еще о нескольких интересных фактах из истории «Jesus Christ Superstar».

«Иисус Христос — суперзвезда»: почему это творение безбожных авторов обращало мое поколение к Богу

Приблизительное время чтения: 6 мин.

«При сем Иоанн сказал: Учитель! Мы видели человека, который именем Твоим изгоняет бесов, а не ходит за нами; и запретили ему, потому что не ходит за нами. Иисус сказал: не запрещайте ему, ибо никто, сотворивший чудо именем Моим, не может вскоре злословить Меня. Ибо кто не против вас, тот за вас. И кто напоит вас чашею воды во имя Мое, потому что вы Христовы, истинно говорю вам, не потеряет награды своей» (Мк 9:38-41).

Конечно, авторы Jesus Christ Superstar меньше всего претендовали на роль христианских проповедников. Но в СССР 70-х, где для официальной идеологии и религия, и рок-культура были как красная тряпка для быка, а сама эта идеология, в которую уже не верили даже ее пропагандисты, превратилась в тему для анекдотов, зерно упало на добрую почву.

Рок-опера стала настоящим взрывом, сенсацией, модой. А тут еще джазмен и рокер Алексей Козлов в 1974-м разучил со своим полуподпольным и оттого жутко популярным «Арсеналом» все ее вокальные и инструментальные партии и начал выступать по институтам и домам творчества, хотя в те времена нелегальное исполнение фрагментов из JCS да еще на английском приравнивалось к идеологической диверсии. Но кого это тогда останавливало? Мы, дети хрущевской оттепели стали, пожалуй, первым советским поколением, которое не боялось. Магнитофон и самиздат — спутники нашей юности. Двоемыслие — ее проклятие. В то, о чем твердили на комсомольских собраниях и партийных съездах, мы не верили. Мы вообще не знали, во что нам верить. Мы искали — каждый по-своему.

Переписанная на тысячи магнитофонных пленок, рок-опера расползалась по Советскому Союзу со скоростью лесного пожара. Этой эпидемии не мешали ни отсутствие перевода, ни низкое качество звука.

1974-й. Тополиный пух, жара, июнь. Школа в Староконюшенном. Мой выпускной. В соседнем доме кто-то поставил маг на подоконник и над арбатскими крышами плывет:

И мы хором подпеваем. Даже те, у кого по английскому трояк.

А ведь мы в подавляющем большинстве своем в церковь никогда не ходили и Библию не читали. Для многих из нас именно рок-опера стала первым упоминанием о Христе, и Евангелие мы искали (а его еще попробуй найди в стране, где переиздавать Библию десятилетиями было запрещено даже издательству Русской Православной Церкви), чтобы уточнить детали, которые в ней не поняли.

По силе воздействия на нас JCS можно сравнить разве что с «Мастером и Маргаритой» Булгакова, ходившего по рукам в самиздате (полная версия, без советских цензурных купюр). Кто знает, сколько людей под их влиянием повернулись к Богу! И там, и там все на первый взгляд напоминает Евангелие, хотя, если разобраться — сплошные противоречия и даже противоположный смысл.

Но безбожие создателей JCS не читалось с магнитной пленки — вот в чем был гениальный парадокс происходящего.

Сейчас уже мало кто помнит, но в СССР тоже были хиппи, которые в своих религиозных поисках хоть и противопоставляли себя любой официальной Церкви и учение Христа трактовали, мягко говоря, по-своему, но Он для них был абсолютно реальной исторической личностью. А это в стране государственного воинствующего атеизма уже было революцией сознания. Помните?

«Трудно сказать, что именно подвело Ивана Николаевича — изобразительная ли сила его таланта или полное незнакомство с вопросом, по которому он собирался писать, — но Иисус в его изображении получился ну совершенно как живой, хотя и не привлекающий к себе персонаж. Берлиоз же хотел доказать поэту, что главное не в том, каков был Иисус, плох ли, хорош ли, а в том, что Иисуса-то этого, как личности, вовсе не существовало на свете и что все рассказы о нем — простые выдумки, самый обыкновенный миф». («Мастер и Маргарита» М. А. Булгаков).

Тим Райс, когда писал либретто, тоже использовал не само Евангелие, а книгу «Жизнь Христа» католического священника и телеведущего Фултона Шина, сопоставлявшего синоптические евангелия — от Матфея, Марка и Луки. И строя сюжет на событиях Страстной недели, Райс, как Иванушка Бездомный у Булгакова, постарался сделать своих героев максимально реальными людьми с живыми эмоциями.

В одном из интервью создатели JCS признавались: «Мы стремились не к тому, чтобы высказать религиозную точку зрения, а скорее к тому, чтобы задать вопросы».

В то время Джон Леннон заявлял, что «Битлз» стали популярнее Христа, а люди, получив новые технологические возможности, поверили в свою всесильность и с радостью низвергали привычные общественные и религиозные ценности, и желание напомнить о Том, Кто почти две тысячи лет назад вошел в Иерусалим, чтобы принести Себя в Жертву за все человечество, было шагом не в ногу, своего рода откровением. Да, сам замысел и переложение евангельских событий достаточно вольные. Да, опера не говорит о главном, не завершается Воскресением. И все-таки.

Премьеру JCS на Бродвее в 1971 году американцы встретили бурным восторгом, гневными пикетами и разгромной критикой в прессе. А за год до этого о том, чтобы поставить JCS в театре, ни один продюсер и слышать не хотел. И Уэббер с Райсом решили выпустить для начала концептуальный альбом. Сами продюсировали, сами набирали исполнителей. Бюджет мизерный, о звездах и речи не было. Даже самый известный из участников студийной записи — Иэн Гиллан — только-только попал в состав группы Deep Purple.

Концептуальные альбомы, начиная с грандиозного успеха битловского «Сержанта Пеппера» (Sgt. Pepper’s Lonely Hearts Club Band), были в моде. Ход Уэббера и Райса сработал: студенты по всей Америке сходили по альбому с ума, оперу по всей стране ставили в университетских театрах, продюсер Роберт Стигвуд быстренько организовал концертное турне — по крытым стадионам. Дебют состоялся 12 июля 1971 года в Питтсбурге. И вот 12 октября — знаменитая бродвейская премьера.

А в 1973-м появился фильм Нормана Джуисона, снятый в Израиле — история странствующего молодежного театра, который отправляется в пустыню, чтобы поставить там «Страсти Христовы». Знаменитый американский проповедник Билли Грэхэм обвинил мюзикл в «кощунстве и святотатстве», поскольку без Воскресения нет христианства. А вот папе Римскому Павлу VI фильм понравился, он даже сказал режиссеру, что эта картина, как ничто другое, сумеет привлечь к христианству многих и многих людей по всему миру.

Мой отец, советский дипломат, работавший тогда в Нью-Йорке, фронтовик, коммунист, потом признавался: именно этот фильм стал для него первым импульсом к возвращению к вере, в которую он когда-то в детстве был крещен.

В экранизации JCS, в самом финале, есть один пронзительный момент: актеры, игравшие в фильме, переодеваются, складывают вещи и реквизит, садятся в автобус и уезжают, а Крест, который они привезли с остальным реквизитом, остается. И остается Тот, Кто был на нем распят.

Вот и мы вечером в Великий Четверг, после чтения Страстных Евангелий выходим из храма и идем домой. А Он остается на Кресте. И что-то необходимо в жизни изменить, чтобы было в ней место Воскресению.

А что — этот вопрос для каждого в какой-то мере остается открытым.

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Рубрики

  • Пером и кистью. (2750)
  • TV. Кино и Подмостки (1699)
  • Обо всем (1468)
  • Интересно (1009)
  • Кумиры (848)
  • Видео/Фото/Фильмы/Концерты. (825)
  • Старый, добрый шлягер (804)
  • Музыканты,художники, композиторы, поэты, писатели (735)
  • Истории (712)
  • Джаз,Рок,Блюз. (694)
  • Аудиоальбомы (691)
  • СуперStars (613)
  • УЛЫБНЕМСЯ И МЫ (485)
  • Суперхит XX века (473)
  • Звезды в «Музыкальной гостиной» (425)
  • «СССР» — ретро (385)
  • Бельканто (Любимые голоса) (289)
  • Культура, искусство, история (238)
  • Одесские истории (234)
  • Русский шансон (234)
  • Музыка на века (226)
  • Легенды русского шансона. (219)
  • Опера, оперетта, классическая музыка, балет. (208)
  • Лирика романса (175)
  • Маленький ретро концерт (163)
  • Биографии (163)
  • История классики шансона (143)
  • Музыка ретро (113)
  • Песня.Романс (104)
  • Звезды русской эмиграции (86)
  • Мемориал (77)
  • Петр Лещенко (50)
  • шансон (41)
  • Литературный раздел (11)

Метки

Я — фотограф

Женский образ в живописи 18-20 веков часть 1

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

✨ 50 лет рок-опере «Jesus Christ Superstar»

Концептуальное творение Тима Райса (Tim Rice) и Эндрю Ллойда Уэббера (Andrew Lloyd Webber) — «Jesus Christ Superstar» 1970 года — переиздадут к его 50-летнему юбилею. В то время двойной альбом стал настоящим открытием. Музыкальной классикой рока его считают до сих пор.

Сам Эндрю Ллойд Уэббер вспоминал:

« Мюзикл об Иисусе Христе! Еще в 1969 году одна эта мысль заставляла театральных продюсеров хохотать. Но каким-то образом мы с Тимом Райсом убедили MCA записать сингл. Это произошло в то время, когда фьюжн был в моде. Так что я чувствовал себя, как ребенок в кондитерской, когда смог объединить рок-группу, симфонический оркестр и госпел в первом треке, записанном просто под названием «Superstar». Альбом сразу же возглавил чарты. В свою очередь, это привело к появлению многочисленных театральных постановок — на Бродвее, а затем и во всем мире ».

Читайте также  Андрей молочный - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Переизданный «Jesus Christ Superstar» появится в трех вариантах: классический двухплитник на виниле и в CD-версии будет дополнен расширенным изданием на трех CD. Третий диск содержит рабочие и демо-материалы записи рок-оперы и интервью с ее создателями: Эндрю Ллойдом Уэббером, Тимом Райсом, Йэном Гилланом (Ian Gillan), Мюрреем Хэдом (Murray Head) и Ивонной Эллиман (Yvonne Elliman), — записанные в 70-х.

Издание дополнит 100-страничная книга в твердом переплете, отредактированная музыкальной писательницей Лоис Уилсон (Lois Wilson). Ремастеринг оригинального альбома выполнен Майлзом Шауэллом (Miles Showell) и Ником Дэвисом (Nick Davis) из студии Abbey Road.

В Великобритании в версии 2LP переизданный «Jesus Christ Superstar» обойдется в 29 фунтов стерлингов, 2CD будет стоить 11 фунтов, а 3 CD51 фунт стерлингов.

Очень серьезный пост — «Jesus Christ Superstar»

«Jesus Christ Superstar» — мюзикл, рок-опера Эндрю Ллойда Уэббера и Тима Райса. Была написана в 1970 году и появилась на сцене спустя год после создания.

В акдемическом изложении отзыв об этом спектакле выглядит так:

«Рок-опера о последних днях жизни Иисуса Христа вызвала множество разговоров и споров и стала культовым произведением для целого поколения, не потеряв своей актуальности и в наши дни.

«Иисус Христос Суперзвезда» был новым словом в музыкальном театре. Соединение рок-музыки с классическими мотивами, использование современной лексики в текстах, их высокое качество, так называемый принцип «sung-through» (вся история рассказывается исключительно посредством песен, без использования не поющихся диалогов) — все это сделало рок-оперу настоящим хитом.»

Упрощенная версия истории создания спектакля, ставшим теперь классикой, более занимательна:«Летним днём 1969 года во время встречи двух старых приятелей Тима Райса и Эндрю Ллойд Уэббера произошло знаменательное событие — рождение легенды “Иисуса Христа – Суперзвезды”.

Вот так выглядел Эндрю Ллойд один, а рядом они с Райсом уже увиделись, чтобы наваять свой шедевр.

Между прочими разговорами Эндрю упомянул их давнюю затею с мюзиклом об Иисусе Христе. Тим даже не сразу вспомнил про этот их старый проект. Потом он признал, что когда-то они говорили о создании такого мюзикла. Итогом этого разговора было решение о начале работы.

Тима Райса больше всего в евангельской истории привлекали личности Иуды Искариота и Понтия Пилата: «Наше отношение к религии нельзя назвать ни положительным, ни отрицательным, — говорил Тим Райс. — Наша задача — рассказать историю Иисуса-человека».

Менеджер Дэвид Лэнд сначала пришёл в ужас от подобных затей своих протеже, посчитав их бунтарскими и еретическими, но, в итоге,все же согласился, покорившись судьбе и уверенному напору Тима и Эндрю.

Официальная церковь была возмущена тем, что рок-опера заканчивается сценой распятия Христа, а не Его чудесным воскресением и высказывалось мнение, что раскрытие религиозных сюжетов языком рок-музыки может оскорбить чувства верующих людей.

На самом деле мы понимаем, что подняты темы вечные — добро и зло, любовь и ненависть, верность и предательство… Каждое поколение людей пытается осмыслить эти темы по-своему.

В музыке Ллойда органично переплелись различные направления классической оперы и популярной музыки — соул, хард-рок, джаз, рок-н-ролл, балладный рок и др, что и сделало доступными образы и музыкальный язык рок-оперы всем — даже тем, кто в роке не очень разбирается.

Изначально роль Иисуса была предложена Джону Леннону, который проживал в то время в Нью-Йорке. Однако Леннон выставил условие, чтобы роль Марии Магдалены исполнила Йоко Оно. Уэббер не мог на это согласиться и в результате роль досталась Яну Гиллану — думаю, никто об этом не пожалел.

В 1973 году Норманом Джуисом был снят фильм, а в 2000 году в Австралии была снята телеверсия мюзикла.

Австралийская телепостановка ближе к оригинальному замыслу Уэббера и Райса. В отличие от кинофильма, она снята исключительно в студийных помещениях, при искусственном освещении, в стиле телеспектакля, но при этом в ней так же, как и в кинофильме, евангельские события перенесены в современный антураж (Последний ролик «Распятие» взят оттуда)

Но, начнем все-таки с фильма — интересно узнать, как он действует на всех вас сегодня.

Где-то в каменистой пустыне останавливается автобус с группой тинэйджеров, которые надевают костюмы, ставят декорации. И начинается самое удивительное действо из всех, что видел…

В своём либретто Тим Райс в общем и целом следует евангельским текстам, но при этом по-своему трактует многие ключевые моменты библейской истории.

В сюжете мюзикла четко и последовательно выделяются две основные линии:

1) Все чего-то хотят от Иисуса и каждый видит в Нем что-то свое, а Он все время оказывается не тем, кого в Нем видят, выламывается из установленных стереотипов и ускользает от тех, кто хочет Его использовать.

Все поступки Иисуса при такой трактовке до какого-то момента выглядят как грамотный самопиар — он ставит Себя в центр внимания, привлекает интерес толпы, собирает вокруг Себя зевак. Он торжественно входит в Иерусалим, выгоняет торговцев из Храма, исцеляет больных, и все это только для того, чтобы привлечь к Себе больше внимания, чтобы стать еще более знаменитым. Именно поэтому Иуда в своей первой арии обвиняет Иисуса в звездной болезни.

Вообще, можно сказать, что роль ведущего персонажа здесь отдана Иуде:он производит, по крайней мере вначале, впечатление рациональной и последовательной личности. Иуда неустанно критикует Иисуса (за то, что тот по его мнению позволил событиям выйти из-под контроля, пошёл на поводу у толпы, в буквальном смысле слова «бого-творящей» его:«Ты сам поверить рад легендам о себе,О, ты поверить рад словам о Божестве. Добро, что ты свершил, впустую пропадёт,Образ твой затмил собой учение твоё»

Juda «Heaven on their Minds» — «Superstar 1973»

Ученики, жители Иерусалима и священники видят в Христе бунтовщика, который возглавит народ и поведет его на войну с Римом, Мария Магдалина хочет от Иисуса любви

Jesus Christ Superstar — Everything’s Alright — Legendado

Сам же Иисус неоднократно демонстрирует, что ему известно, что ожидает его лично, и при этом говорит об этом как о судьбе, не подлежащей изменению. В арии «В Гефсиманском саду» Иисус, как и в Евангелии, выражает своё страдание от этого знания и просит: «Забери от меня эту чашу, я не хочу вкусить её яду…»

Однако, в отличие от Евангелия, здесь Иисус прямым текстом говорит, что он не понимает, зачем Бог-отец посылает его на смерть:«За что мне смерть?Сделает ли смерть понятней людям мою мысль? Может, все мои деянья потеряют смысл?Я должен знать, я должен знать. Докажи, что не напрасно буду я убит.Пусть Твой разум вездесущий ныне объяснит,по какой причине мне придётся умереть.Ты лишь открыл мне, где и как. Но почему? Ответь!»

Ian Gillan-Gethsemane «I only want to say»

Можно утверждать, что в опере нет подлинных персонажей-злодеев: здесь каждый действует сообразно собственной логике, которая в общем выглядит более или менее убедительно. Единственный вполне «отрицательный герой» здесь — толпа, которая сначала возносит своего избранника до небес.

Jesus Christ Superstar 1973 Hosanna

Но, потом с той же экзальтированностью требует от властей: «Распять его!» При этом мотивы «фанатов» Иисуса порой низменны …«Прикоснись, прикоснись ко мне! Исцели, исцели меня, Иисус!…» или — «Скажи мне, что теперь я спасён!», и сам он в какой-то момент уже не в состоянии их выносить :«Не толкайте меня, оставьте меня!… Слишком много вас, слишком мало меня!…»

Частью толпы являются в какой-то мере и апостолы, своими коллективными песнопениями выражающие лишь самые банальные мысли и чувства. «Всегда знал, что стану апостолом. Верил, что добьюсь этого, если буду стараться. Потом, когда мы уйдём на пенсию, напишем Евангелие, чтобы люди говорили о нас и после нашей смерти», — под безмятежно-сладостную мелодию распевают они хором, оставляя обречённого Иисуса в Гефсиманском саду.

Jesus Christ Superstar (1973) — The Last Supper

Simon Zealotes JESUS CHRIST SUPERSTAR

Jesus Christ Superstar 1973 — The Temple

Вторая линия сюжета в мюзикле – медийная. Иисус изображен буквально суперзвездой. Он – знаменитый учитель и проповедник, Он на устах у всех.

Церковные лидеры, обсуждая Иисуса как политически опасного гастролирующего популиста-факира, пользуются жаргоном, характерным для современных СМИ —«Что же нам делать с этой Иисусоманией?…

Либретто Тима Райса насыщено сатирическими эпизодами и репликами, высмеивающими поп-звёздность и нравы музыкального бизнеса. Царь Ирод беседует с Иисусом совершенно как потенциальный импрессарио, называя его популярность в народе «хитом», а его самого — «чудом года»

King Herod’s Song

Когда же храмовая стража арестовывает Иисуса, то это выглядит как падение суперзвезды, и, как оно обычно происходит в таких случаях в мире шоу-бизнеса, в мгновение ока Иисус превращается в бывшую знаменитость, и теперь над ним глумятся те же люди, которые недавно превозносили Его.

Ночная сцена с жителями Иерусалима, которые собираются посмотреть, как Иисуса ведут к Каиафе, и при этом задают Ему издевательские вопросы символически изображает травлю бывшей суперзвезды журналистами и досужей публикой, воспринимающей падение суперзвезды как продолжение шоу.

Jesus Christ — Pilat

Murray Head Jesucristo Superstar

Апостолы, священники, Пилат, Ирод, жители Иерусалима не понимают одной простой вещи: Иисус не играет, Он – живет. Для Него это все – всерьез. Для Него нет никакого шоу, нет пиара. Он хочет изменить их жизнь, сделать их другими, и для этого Он готов пройти через отвержение, непонимание, издевательства, страдания и смерть.

В этом моменте, в точке смерти, в точке Распятия, обе сюжетные линии сходятся

Настоящий Иисус раз за разом побеждает выдуманный людьми образ, чтобы в финале довести Свое дело до конца и выдохнуть последнее слово — «Свершилось!»

Jesus Christ Superstar 2000

«Мы рассматриваем Иисуса не как Бога, а как человека, оказавшегося в нужное время в нужном месте — говорил Тим Райс. Наша задача — рассказать историю Иисуса-человека. Думаю, под таким углом зрения величие его лишь возрастает»

The end/

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: