Григорий зиновьев — биография знаменитости, личная жизнь, дети

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Метки

Рубрики

  • Моя Родина — СССР! (16)
  • Недруги России (44)
  • Либеральный реванш в России (49)
  • Страницы истории (102)
  • Сталин и его деятельность (35)
  • Фантазии на тему Гулага (6)
  • Фельетоны (29)
  • Сам себе Иносми (19)
  • Западная пресса (6)
  • Дела канадские. (28)
  • Грядущая депрессия (19)
  • Либеральные политшакалы (62)
  • Либералы уже в Кремле (10)
  • Документы (10)
  • Украина — неотъемлемая часть России (59)
  • Ночной канал у Сосипатра (33)
  • Песни «Битлз» (14)
  • Музыка в Сосипатровом доме (33)
  • Чтим память Сталина! (6)
  • Гримасы мировой демократии (45)
  • Гардиан пишет (3)
  • Президентские Выборы (6)
  • Прямо в школьный учебник! (5)
  • Нет фальсификации российской истории (3)
  • Собрание лучшей классической музыки (1)
  • Преступления большевиков-ленинцев (4)
  • Народная дипломатия (2)
  • О России с позитивом (1)
  • Политцитатник (4)
  • Анекдоты незалежности (10)

Музыка

Кнопки рейтинга «Яндекс.блоги»

Конвертер видеоссылок

Подписка по e-mail

Поиск по дневнику

Интересы

Друзья

Постоянные читатели

Сообщества

Трансляции

Статистика

Григорий Зиновьев любил красивую жизнь и поощрял репрессии

Автор: Тимур БОЯРСКИЙ

На самом деле его звали Овсей-Герш Аронович Радомысльский. По другим сведениям его фамилия — Апфельбаум. У всех пролетарских вождей, как они скромно себя именовали, были десятки кличек, называвшихся в официальных биографиях псевдонимами. Он один год проучился на химическом факультете Бернского университета и один год на юридическом. На этом основании он считался одним из самых образованных лидеров революции.

До 1917 года, если он и совершал преступления, то они сводились к выступлениям на съездах, конференциях, пленумах и страницах газет, тяжкими эти преступления назвать нельзя, хотя в них и содержались призывы к революционным действиям, то есть к совершению тяжких преступлений. Если же составить перечень его тяжких преступлений, то они начались после 3 апреля 1917 года, когда он вместе с Лениным в знаменитом пломбированном вагоне, в сопровождении второй жены Златы Лилиной и первой жены Сарры Равич прибыл в Петроград. С этого момента он был надёжным помощником Ленина и даже скрывался с ним в шалаше на станции Разлив. Некоторые историки считают, что в этом шалаше Зиновьев оказался не случайно, что их отношения с Лениным были не только деловыми, в связи с чем, в одном из писем Ильичу он назвал Надежду Константиновну грымзой. Не будем сосредотачивать на этом внимания. Пока не рассекречена последняя страничка ленинского наследия, будем это считать злостной клеветой на революционных вождей, чья безупречная репутация должна быть вне подозрений. Впрочем, справедливости ради, надо сказать, что он не всегда был согласен с Лениным, например, выступал против немедленного осуществления Октябрьской революции, считая её преждевременной.

Тем не менее, до самой своей смерти Ленин держал его на ключевых постах, и он почти всегда оправдывал это высокое доверие. Свои главные преступления он совершил на должности главы Петроградской партийной организации.

Прежде чем что-то сказать о его практической деятельности, нельзя не упомянуть о теоретической. Цитирую статью Г.Зиновьева из газеты «Северная коммуна» (сентябрь 1918 года): «Из 180 млн. населения, насчитывающего в настоящее время в Советской России, мы должны сохранить 90. Что касается вычитаемого остатка (чувствуете уровень образованности?), то нам нечего ему предложить: он должен быть уничтожен». Это, конечно меньший масштаб, чем у Ленина, который считал возможным оставить 10% населения, но тоже производит впечатление. Так что Пол Пот в своей Кампучии был не первым.

17 августа 1918 года бывший студент Канегиссер убил шефа Петроградского ЧК Урицкого. (Историк и писатель Игорь Бунич считал, что покушение на Урицкого организовал Зиновьев по поручению Ленина, чтобы создать повод для террора. Если это правда, то у Сталина, который по версии Н.С. Хрущёва, для такой же цели организовал в 1934 году покушение на С.М. Кирова, были предшественники). На другой день Зиновьев распорядился расстрелять 500 заложников, принадлежавших к «бывшим», как коммунисты называли всех, кто до революции занимал даже незначительную государственную должность. Не сохранилось даже их фамилий. Сравнительно недавно Виктор Некрасов по поводу событий в киевском Бабьем Яре сказал классическую фразу, что в Бабьем Яре действительно расстреляны не только евреи, но только евреи расстреляны там именно за то, что они евреи. Будем считать, что и у немцев, вершивших свой суд в Киеве, тоже был предшественник, который считал, что следует расстреливать всех, кто не принадлежит к правильному классу.

Вы думаете, на этом Григорий Зиновьев остановился? Вы плохо себе представляете пролетарскую непримиримость. В своё время английский военный священник Ломбарт докладывал лорду Керзону. «В последних числах августа потоплены две барки, заполненные русскими офицерами. Их трупы выброшены в имении одного из моих друзей на берег Финского залива. Многие были связаны вдвоём или втроём колючей проволокой». Считается, что это нововведение — связывать несколько человек колючей проволокой, чтобы потом их утопить, тоже принадлежит Зиновьеву. Такие связки стали называть «гидрой контрреволюции». Одновременно в Кронштадте было расстреляно 400 человек. Во дворе тюрьмы были вырыты три больших ямы, обречённых подводили к ямам и расстреливали одного за другим. Примерно в это время теоретик Зиновьев внёс в юридическую науку ещё один вклад: «Разрешить всем рабочим расправляться с интеллигенцией по-своему – прямо на улице». В ЧК на это не пошли. Им ни с кем не хотелось делиться славой. Историк Вилен Люлечник утверждает, что против жестокостей Зиновьева иногда возражал даже Урицкий, хотя, казалось бы, что должно быть наоборот.

Он же утверждает, что репрессии в Петрограде были шире и масштабнее, чем, скажем, в Москве, хотя в Москве репрессиями руководил лично Феликс Эдмундович Дзержинский.

Вполне возможно, что расстрельные заслуги Г. Зиновьева были учтены, когда Ленин порекомендовал его на пост председателя исполкома Коминтерна. 2-й конгресс Коминтерна состоялся в Москве в июле 1920 года, после покушений на Ленина и Урицкого прошло два года, но красное колесо в Петрограде продолжало вращаться. Надо было делегатов конгресса обучать на живых примерах. Поэтому, в июле, августе и сентябре расстреляно 5000 человек. Именно тогда в Кронштадте было по не очень понятным причинам расстреляно 20 врачей. Как сказано в распоряжении, подписанном Зиновьевым, «…за слишком большую популярность среди рабочих».

Конгресс Коминтерна обратился с просьбой к Российской коммунистической партии временно взять на себя главное бремя материальных издержек по работе исполкома Коминтерна. На другой день делегатам конгресса был прочитан ответ Григория Евсеевича: «Российская коммунистическая партия считает долгом величайшей чести прийти на помощь братским партиям всем, чем она может». Есть основания предполагать что просьба и ответ на неё написаны одной и той же рукой.

Г.Зиновьев создал в исполкоме Коминтерна военный отдел, который сразу же развернул кипучую деятельность. Отдел стал по всей Европе учреждать подпольные боевые отряды, вроде немецкого Ротфронткамфбунд, где начинал свою деятельность будущий президент Чили Сальвадор Альенде, которому генерал Пиночёт уже в наше время не дал возможности довести Чили до кубинского уровня нищеты.

Сегодня подобные ячейки по всему миру создаёт мусульманская Аль-Каида. Давайте признаем, что у Осамы бин Ладена тоже был великий предшественник. Его фамилия Зиновьев. Делегаты, как 1-го, так и 2-го конгрессов Коминтерна разъезжались по домам с чемоданами валюты, золота и бриллиантов, потому что бесплатно они не смогли бы навербовать в своих странах борцов за правое дело, в которое они сами не верили. Характерно, что финские пограничники задержали с грузом бриллиантов будущего члена политбюро ЦК КПСС Отто Вильгельмовича Куусинена, который в феврале 1920 года бежал в Москву от финского правосудия по льду финского залива. Но это детали.

Ещё одно дело, на котором проявились способности Григория Евсеевича, это авантюра, связанная с великими князьями. Заместительница Бокия, который встал во главе Петроградской ЧК после Урицкого, Яковлева донесла в Москву, что с великими князьями Николаем Михайловичем и Георгием Михайловичем, которые в это время содержались в Петропавловской крепости, ведутся переговоры, чтобы за значительный выкуп дать им возможность уехать за границу. Она утверждала, что уже получен аванс, в счёт которого за границу уже уехала великая княжна Ксения, сестра последнего царя, а с нею шестеро её детей. Кроме Зиновьева Яковлева выдала бывшего князя Андроникова — друга Г. Распутина, роль которого в революционных делах до сих пор не прояснилась. Но в описываемый период он был председателем Кронштадтской ЧК. Выдала она ещё одного видного деятеля коммунистической партии — Володарского. Володарского убили, Андроникова расстреляли, а Зиновьева выручил лично Владимир Ильич.

Великих князей тоже расстреляли. Николай Михайлович был историком с мировым именем, на его защиту пытался встать М. Горький, но Ленин на горьковском письме написал: «Революции историки не нужны».

Когда на Петроград наступал Юденич, перепуганный Зиновьев, отдавая приказы расстрелять тех «бывших», кого на тот момент расстрелять ещё не успели, одновременно писал Ленину: «Пусть надолго нас запомнят, если победят».

Каким политическим деятелем был Зиновьев, более или менее понятно. А каким он был человеком? Сотрудница Коминтерна А. Куусинен в книге «Господь низвергает своих ангелов» пишет: «Личность Зиновьева особого уважения не вызывала, люди из ближайшего окружения его не любили. Он был честолюбив, хитёр, с людьми груб и неотёсан. Это был лёгкомысленный женолюб. Он был уверен, что неотразим. К подчинённым был излишне требователен, с начальством — подхалим».

Г. Соломон — торговый представитель России в Эстонии — тоже оставил воспоминания о Зиновьеве. Он рассказал, что однажды к нему в Таллинн прибыл личный представитель вождя Коминтерна некто Сливкин, который имел поручение купить большое количество товаров по длинному списку. Для этого Г. Соломон должен был выделить 200 тыс. марок для оплаты покупок и два вагона для транспортировки. На вопрос: «Кому всё это?», Сливкин, который, видимо, не слишком жаловал своего шефа, ответил: «Все эти предметы для стола и тела товарища Зиновьева. У этого паршивого Гришки царскому повару (Зиновьев пригласил к себе на работу царского повара) не хватает деликатесов, всяких трюфелей и чёрт знает чего ещё для барского стола. Ананасы, бананы, разные фрукты в сахаре, сардины…

А там народ голодает. А мы должны ублажать толстое брюхо разжиревшего на советских хлебах Зиновьева. А потом ещё драгоценное бельё для Лилиной (жена Злата) и всяких других «содкомок», духи, мыло, наборы для маникюра, кружева и чёрт знает что ещё. Народные деньги, куда они идут? Гришка их лопает, да на своих девок тратит». Нужно пояснить загадочное слово «содкомки». Видимо, это содержанки комиссаров. После революции в русский язык хлынула волна новых сокращений. Ленин называл себя Предсовнаркома. Появились наркомфин и наркомюст. А удивительное слово «замкомпомпоморде» расшифровывалось так: заместитель командующего по морским делам.

Расстрелян Григорий Зиновьев лишь в 1936 году по обвинению в антисоветском заговоре, то есть в преступлении, которое он, вероятнее всего, не совершал. А преступления, которые совершил, юридическую оценку не получили. Находясь в тюрьме, он писал И.В.Сталину очень своеобразные письма: «В моей душе горит желание доказать вам, что я больше не враг. Нет того требования, которого я не исполнил бы, чтобы доказать это.

Я дохожу до того, что подолгу пристально гляжу на Ваш портрет и портреты других членов политбюро в газетах с мыслью: родные, загляните в мою душу, неужели вы не видите, что я не враг вам больше, что я с вами душой и телом, что я готов сделать всё, чтобы заслужить прощение…»

Его несли на расстрел на носилках и при этом он читал «Шма Исраэль». Говорят, что этим он очень насмешил товарища Сталина.
Григорий Евсеевич Зиновьев реабилитирован Верховным судом СССР в 1988 году, и теперь считается ни в чём не виновным. Вот мы и подошли к проблеме, которую я хочу поставить. Как юридически расставить всё на свои места? Как переквалифицировать обвинительное заключение, предъявленное Г. Зиновьеву и сделать так, чтобы в истории он остался не жертвой несправедливых репрессий, а справедливо наказанным преступником? Есть у этого вопроса и еврейский акцент: как еврейский народ должен отмежеваться от соплеменников, похожих на Григория Евсеевича Зиновьева?

Читайте также  Джо сатриани - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Процитировано 8 раз
Понравилось: 3 пользователям

Зиновьев, Григорий

Григо́рий Евсе́евич Зино́вьев (настоящая фамилия Радомысльский, в молодости по матери Апфельбаум; в качестве еврейских имён в различных источниках указываются первое имя Евсей и Овсей, второе имя Герш, Гершен, Гершон и Гирш, отчество Аронович [1] ; партийная кличка Григо́рий; 8 сентября 1883 — 25 августа 1936) — советский политический и государственный деятель, революционер.

Содержание

До революции

Григорий Евсеевич Зиновьев родился в Елизаветграде (ныне Кировоград [2] ) в состоятельной еврейской семье владельца молочной фермы. Доходов от молочной фермы в семье хватало, но заботится о достатке надлежало всем детям, поэтому Зиновьев давал платные уроки младшеклассникам, забросив собственные.

Участвовал в организованном революционном движении с 1901, когда и стал членом РСДРП. В 1902-м уехал за границу. Подвергшись преследованию полиции за организацию стачек рабочих в Новороссии, эмигрировал в Берлин, затем жил в Париже и Берне, где в 1903 и познакомился с В. И. Лениным. Впоследствии был одним из наиболее близких к вождю партии людей и его постоянным представителем в социалистических организациях Европы вплоть до возвращения в Россию в 1917. На II съезде РСДРП Зиновьев поддержал позицию Ленина, примкнув к большевикам, после чего вернулся на родину, где проводил активную пропагандистскую работу на территории Украины.

По причине болезни в 1904 вновь покинул страну. Вскоре поступил на химический факультет Бернского университета, однако прервал учёбу для участия в революции 1905—1907. Вернувшись в Россию, был избран членом Петербургского горкомитета РСДРП. Из-за новых приступов вновь вернулся в Берн, поступив на этот раз на юридический факультет. Некоторое время спустя в марте 1906 снова находился в Петербурге. На V Лондонском съезде партии избран в состав ЦК (получил больше всех голосов после Ленина). Стал одним из редакторов подпольно издававшихся газет «Социал-демократ» и «Вперёд». В 1908 арестован, после чего вновь эмигрировал — совместно с Лениным Зиновьев выехал на территорию польской Галиции.

3 апреля 1917 Григорий Зиновьев, его вторая жена Злата Лилина с сыном Стефаном и его первая жена Сарра Равич, с которой он был в разводе, возвратились в пломбированном вагоне в Россию в числе приближённых к Ленину большевиков. На следующий день выступил против оглашённых Лениным «Апрельских тезисов». После событий 4 июля 1917 скрывался от преследований Временного правительства в Разливе вместе с Лениным. 10 октября (23 октября по новому стилю) 1917 на закрытом заседании большевистского ЦК совместно со Львом Борисовичем Каменевым выступил против ленинской резолюции о вооружённом восстании и проголосовал против свержения Временного правительства в ходе восстания, считая его преждевременным. Более того, Зиновьев и Каменев продемонстрировали свою оппозицию к большинству членов ЦК ещё и своим открытым выступлением в органе меньшевиков «Новая жизнь», фактически вскрыв перед правительством намерения большевиков и левых эсеров. Ленин считал эти действия Зиновьева и Каменева предательскими: «Каменев и Зиновьев выдали Родзянко и Керенскому решение ЦК своей партии о вооружённом восстании…» Поэтому в скором времени руководство большевистской партии поставило вопрос об исключении их из партии. Позже их несогласие с решением своих товарищей было упомянуто Лениным в «Завещании»: «Октябрьский эпизод Зиновьева и Каменева, конечно, не являлся случайностью».

Вскоре после захвата власти в Петрограде большевиками и левыми эсерами в ходе Октябрьского вооружённого восстания 25 октября (7 ноября по новому стилю) 1917 наметились первые выступления против новой власти. 29 октября 1917 Викжель — Всероссийский исполнительный комитет железнодорожников — провозгласил забастовку с требованиями формирования из партий эсеров, меньшевиков и большевиков однородносоциалистического правительства без участия в нём лидеров революции Ленина и Троцкого. Зиновьев, Каменев, Виктор Ногин и Алексей Рыков среагировали на требования Викжеля совместной позицией относительно необходимости переговоров с Викжелем и исполнения его требований, объясняя это потребностью в объединении всех социалистических сил для противостояния угрозе контрреволюции. Несмотря на то, что эта группа смогла на некоторое время склонить на свою сторону относительное большинство членов ЦК, провал выступления Керенского-Краснова на подступах к Петрограду позволил Ленину и Троцкому прервать наметившиеся переговоры с бунтующим профсоюзом. В ответ 4 ноября 1917 Зиновьев, Каменев, Рыков, Ногин и Милютин подали заявления о выходе из состава Центрального комитета. На следующий день Ленин выступил с заявлением, в котором осудил позицию покинувших ЦК большевиков, назвав их «дезертирами».

После 1917 г.

Тем не менее, вскоре Зиновьеву было разрешено вернуться к политической деятельности. С декабря 1917 по март 1918 он являлся председателем Петроградского (впоследствии Ленинградского) Совета. В Петрограде на протяжении Гражданской войны также занимал посты председателя Совнаркома Петроградской трудовой коммуны и председателя Комитета революционной обороны Петрограда, а также члена Реввоенсовета 7-й армии. Когда петроградские рабочие призвали в ответ на убийство М.С. Урицкого, В.В. Володарского, а также покушения на Ленина начать «красный террор», Зиновьев отказался. Ленин в ответ на это подверг Зиновьева резкой критике. Руководил обороной города от наступавших белых армий Юденича, однако фактический организатор Красной Армии Лев Троцкий считал его весьма посредственным военным деятелем (возможно, сказалась и личная неприязнь Троцкого к Зиновьеву, возникшая после конфликта вокруг Викжеля). В силу своих широких полномочий в качестве руководителя Петрограда Зиновьев выступал против решения В. И. Ленина перенести столицу Советской России в Москву.

Поддержав позицию Ленина относительно подписания Брестского мира с Германией и Австро-Венгрией, вновь вернул себе расположение Председателя Совнаркома. В состав Центрального комитета Зиновьев был возращён на VII съезде партии 8 марта 1918. Через год был избран членом новосозданного Политбюро без права голоса на VIII партийной конференции 25 марта 1919. Высокое доверие к нему в партии было выражено и в назначении Зиновьева председателем Исполкома Коммунистического Интернационала. Зиновьев был руководителем Коминтерна с марта 1919 до своего ухода в 1926 в результате конфликта со Сталиным.

В время председательства в Исполкоме Коминтерна поощрял фракционные склоки и первый ввёл термин «социал-фашизм» по отношению к социал-демократическим партиям Западной Европы. В 1921—1926 являлся членом Политбюро. Стремясь стать политическим вождем, Зиновьев выступал с отчетными докладами на XII и XIII съездах РКП(б). Пропагандировал ленинское наследие, печатая огромное количество книг со своими статьями, речами и т. д.

Зиновьев сыграл важную роль в возвышении Сталина. Именно по идее Зиновьева в 1922 году Каменев предложил назначить Сталина на пост Генерального секретаря ЦК ВКП(б). На XII съезде партии в 1923 году Зиновьев выступал с политическим отчетом ЦК, вместе с Каменевым и Сталиным вел в это время борьбу против Троцкого.

В оппозиции

Но в декабре 1925 года на XIV съезде ВКП(б) Зиновьев, поддержанный Каменевым и ленинградской делегацией, от имени «новой оппозиции» выступил против Сталина. В 1926 году его отстранили от руководства Ленсоветом и Исполкомом Коминтерна, вывели из Политбюро (был избран в 1921). Объединение с Троцким привело к тому, что в 1927 году Зиновьева вывели также из ЦК (членом которого он был с 1907 года), исключили из партии и выслали. Сторонники Зиновьева также понесли наказания по партийной и служебной линии.

В 1928 году, после покаяния, Зиновьев был восстановлен в партии, назначен ректором Казанского университета. В конце 1932 году вновь исключен (за недоносительство), арестован, Особым совещанием при ОГПУ осуждён на 4 года ссылки и выслан в Акмолинск. В 1933 году восстановлен в рядах ВКП(б) и направлен на работу в Центросоюз. Был приглашен на XVII съезд партии в феврале 1934 года, на котором выступил с покаянием и славословием в адрес Сталина и его соратников.

Гибель

16 декабря 1934 года Зиновьев арестован и вскоре осужден на десять лет тюрьмы по делу «Московского центра». Содержался в Верхнеуральском политизоляторе. В 1935 году, вёл записи, обращённые к Сталину. В частности, он писал: «В моей душе горит желание: доказать Вам, что я больше не враг. Нет того требования, которого я не исполнил бы, чтобы доказать это… Я дохожу до того, что подолгу пристально гляжу на Ваш и других членов Политбюро портреты в газетах с мыслью: родные, загляните же в мою душу, неужели Вы не видите, что я не враг Ваш больше, что я Ваш душой и телом, что я понял все, что я готов сделать все, чтобы заслужить прощение, снисхождение…» (Бережков В. И. Питерские прокураторы. СПб, 1998. Стр. 10)

24 августа 1936 года Зиновьев был приговорен к высшей мере наказания по делу Антисоветского объединенного троцкистско-зиновьевского центра. Расстрелян 25 августа в Москве в здании ВКВС. По воспоминаниям, перед казнью Зиновьев униженно молил о пощаде, целовал сапоги своим палачам, отчаянно взывал к Сталину, а затем от страха вообще не смог идти. На расстрел его не вели, а несли на носилках. При расстреле присутствовали глава НКВД Г.Г. Ягода, заместители главы НКВД Н.И. Ежов и К.В. Паукер (начальник охраны Сталина), которые вскоре сами потом будут расстреляны.

Реабилитирован и восстановлен в партии в 1988 г.

Личность

Троцкий описывал Зиновьева следующим образом:

«В агитационном вихре того периода, большое место занимал Зиновьев, оратор исключительной силы. Его высокий теноровый голос в первый момент удивлял, а затем подкупал своеобразной музыкальностью. Зиновьев был прирожденный агитатор… Противники называли Зиновьева наибольшим демагогом среди большевиков… На собраниях партии он умел убеждать, завоевывать, завораживать, когда являлся с готовой политической идеей, проверенной на массовых митингах и как бы насыщенной надеждами и ненавистью рабочих и солдат. Зиновьев способен был, с другой стороны, во враждебном собрании, даже в тогдашнем Исполнительном комитете, придавать самым крайним и взрывчатым мыслям обволакивающую, вкрадчивую форму, забираясь в головы тех, которые относились к нему с заранее готовым недоверием. Чтобы достигать таких неоценимых результатов, ему мало было одного лишь сознания своей правоты; ему необходима была успокоительная уверенность в том, что политическая ответственность снята с него надежной и крепкой рукою. Такую уверенность давал ему Ленин.»

Сам по себе Зиновьев человек чрезвычайно гуманный и исключительно добрый, высокоинтеллигентный, но он словно немножко стыдится таких своих свойств и готов заключиться в броню революционной твердости, иногда, может быть, даже чрезмерной. (. ) Я хочу отметить еще одну черту Зиновьева, его совершенно романтическую преданность своей партии. Обыкновенно в высшей степени деловой и трезвый, Зиновьев в своих торжественных речах по поводу тех или других юбилейных моментов партии подымается до настоящих гимнов любви к ней.

Сотрудница Коминтерна А. Куусинен в своей книге «Господь низвергает своих ангелов» вспоминает:

«Личность Зиновьева особого уважения не вызывала, люди из ближайшего окружения его не любили. Он был честолюбив, хитер, с людьми груб и неотесан… Это был легкомысленный женолюб, он был уверен, что неотразим. К подчиненным был излишне требователен, с начальством — подхалим. Ленин Зиновьеву покровительствовал, но после его смерти, когда Сталин стал пробиваться к власти, карьера Зиновьева стала рушиться.»

Семья

Первая жена — Сарра Наумовна Равич (1879—1957), псевдоним — Ольга. Профессиональная революционерка. Член РСДРП с 1903 года. В 1917 вместе с Лениным, Зиновьевым, второй женой Зиновьева Златой Лилиной, и сыном Зиновьева от второго брака Стефаном в пломбированном вагоне приехала в Россию. После убийства М. С. Урицкого исполняла обязанности комиссара внутренних дел Северной области. Арестовывалась в 1934, 1937, 1946 и 1951. Освобождена в 1954.

Вторая жена — Злата Ионовна Лилина (1882—1929), псевдоним Левина Зина. Член РСДРП с 1902. Сотрудница газет «Правда», «Звезда», работник Петросовета.

Сын от первой жены — Стефан Григорьевич Радомысльский (1913—1937).

См. также

Ссылки

  1. [1]
  2. В 1927—1934 годах в его честь носил название Зиновьевск.

Смирнов А.П. «Петербургский миф Григория Зиновьева»// История Петербурга. 2006. №4.

Зиновьев, Григорий Евсеевич — Биография

Григо́рий Евсе́евич Зино́вьев (настоящая фамилия — Радомысльский; в качестве еврейских имён в различных источниках указываются первое имя Евсей и Овсей, второе имя Герш, Гершен, Гершон и Гирш, отчество Аронович; партийная кличка Григо́рий; , Елизаветград|в Кировограде, Российская империя — 25.8.1936, , СССР) — советский политический и государственный деятель, революционер.

Читайте также  Лидия смирнова - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Содержание

До революции

Григорий Евсеевич Зиновьев родился в Елисаветграде (в 1927—1934 годах в его честь носил название Зиновьевск, ныне Кировоград) в состоятельной еврейской семье владельца молочной фермы Аарона Радомысльского. Получил домашнее образование под руководством отца.

Участвовал в организованном революционном движении с 1901 года, когда и стал членом РСДРП. Подвергшись преследованию полиции за организацию стачек рабочих в Новороссии, в 1902 эмигрировал в Берлин, затем жил в Париже и Берне, где в 1903 году и познакомился с В. И. Лениным. Впоследствии был одним из наиболее близких к вождю партии людей и долгое время его постоянным представителем в социалистических организациях Европы. На II съезде РСДРП Зиновьев поддержал позицию Ленина, примкнув к большевикам, после чего вернулся на родину, где проводил активную пропагандистскую работу на территории Украины.

По причине болезни в 1904 году вновь покинул страну. Вскоре поступил на химический факультет Бернского университета, однако прервал учёбу для участия в революции 1905—1907 годов. Вернувшись в Россию, был избран членом Петербургского горкомитета РСДРП. Из-за новых приступов вновь вернулся в Берн, поступив на этот раз на юридический факультет. Некоторое время спустя в марте 1906 года снова находился в Петербурге. На V Лондонском съезде партии избран в состав ЦК (получил больше всех голосов после Ленина). Стал одним из редакторов подпольно издававшихся газет «Социал-демократ» и «Вперёд». В 1908 году был арестован, но через 3 месяца освобожден из-за болезни, после чего вновь эмигрировал — совместно с Лениным выехал на территорию австрийской Галиции.

1917 год

3 апреля 1917 года Григорий Зиновьев, его вторая жена Злата Лилина с сыном Стефаном и его первая жена Сарра Равич, с которой он был в разводе, возвратились в Россию. На следующий день выступил против оглашённых Лениным «Апрельских тезисов». После событий 4 июля 1917 года скрывался от преследований Временного правительства в Разливе вместе с Лениным. В большевистском списке по выборам в Учредительное собрание шёл вторым после Ленина. 10 октября (23 октября по новому стилю) на закрытом заседании большевистского ЦК совместно со Львом Борисовичем Каменевым выступил против ленинской резолюции о вооружённом восстании и проголосовал против свержения Временного правительства в ходе восстания, считая его преждевременным. Более того, Зиновьев и Каменев продемонстрировали свою оппозицию к большинству членов ЦК ещё и своим открытым выступлением в органе меньшевиков «Новая жизнь», фактически вскрыв перед правительством намерения большевиков и левых эсеров. Ленин считал эти действия Зиновьева и Каменева предательскими: «Каменев и Зиновьев выдали Родзянко и Керенскому решение ЦК своей партии о вооружённом восстании…» Поэтому руководством большевистской партии ставился вопрос об исключении их из партии, но ограничились запретом выступать от имени ЦК. Позже их несогласие с решением своих товарищей было упомянуто Лениным в «Завещании»: «Октябрьский эпизод Зиновьева и Каменева, конечно, не являлся случайностью».

Вскоре после захвата власти в Петрограде большевиками и левыми эсерами в ходе Октябрьского вооружённого восстания 25 октября (7 ноября по новому стилю) 1917 года наметились первые выступления против новой власти. 29 октября Викжель — Всероссийский исполнительный комитет железнодорожников — провозгласил забастовку с требованиями формирования из партий эсеров, меньшевиков и большевиков однородного социалистического правительства без участия в нём лидеров революции Ленина и Троцкого. Зиновьев, Каменев, Виктор Ногин и Алексей Рыков среагировали на требования Викжеля совместной позицией относительно необходимости переговоров с Викжелем и исполнения его требований, объясняя это потребностью в объединении всех социалистических сил для противостояния угрозе контрреволюции. Несмотря на то, что эта группа смогла на некоторое время склонить на свою сторону относительное большинство членов ЦК, провал выступления Керенского — Краснова на подступах к Петрограду позволил Ленину и Троцкому прервать наметившиеся переговоры с бунтующим профсоюзом. В ответ 4 ноября Зиновьев, Каменев, Рыков, Ногин и Милютин подали заявления о выходе из состава Центрального комитета. На следующий день Ленин выступил с заявлением, в котором осудил позицию покинувших ЦК большевиков, назвав их «дезертирами».

После 1917 года

Тем не менее, вскоре Зиновьеву было разрешено вернуться к политической деятельности. С декабря 1917 по март 1918 года он являлся председателем Петроградского (впоследствии Ленинградского) Совета. В Петрограде на протяжении Гражданской войны также занимал посты председателя Совнаркома Петроградской трудовой коммуны, председателя Совнаркома Союза коммун Северной области (май 1918 — февраль 1919) и председателя Комитета революционной обороны Петрограда, а также члена Реввоенсовета 7-й армии. Когда петроградские рабочие призвали в ответ на убийства М. С. Урицкого, В. Володарского, а также покушения на Ленина начать «красный террор», Зиновьев отказался. Ленин в ответ на это подверг Зиновьева резкой критике. Руководил обороной города от наступавших белых армий Юденича, однако фактический организатор Красной Армии Лев Троцкий считал его весьма посредственным военным деятелем (возможно, сказалась и личная неприязнь Троцкого к Зиновьеву, возникшая после конфликта вокруг Викжеля). В силу своих широких полномочий в качестве руководителя Петрограда Зиновьев выступал против решения В. И. Ленина перенести столицу Советской России в Москву.

Поддержав позицию Ленина относительно подписания Брестского мира с Германией и Австро-Венгрией, вновь вернул себе расположение Председателя Совнаркома. В состав Центрального комитета Зиновьев был возвращён на VII съезде партии 8 марта 1918 года. Через год был избран членом новосозданного Политбюро без права голоса на VIII партийной конференции 25 марта 1919 года. Высокое доверие к нему в партии было выражено и в назначении Зиновьева председателем Исполкома Коммунистического Интернационала (на посту с марта 1919 года до 1926 года, ушёл в результате конфликта со Сталиным).

Во время председательства в Исполкоме Коминтерна поощрял фракционные склоки и первый ввёл термин «социал-фашизм» по отношению к социал-демократическим партиям Западной Европы. В 1921—1926 годах являлся членом Политбюро. Стремясь стать политическим вождем, Зиновьев выступал с отчетными докладами на XII и XIII съездах РКП(б). Пропагандировал ленинское наследие, печатая огромное количество книг со своими статьями, речами и т. д. Было начато издание его собрания сочинений.

Зиновьев сыграл важную роль в возвышении Сталина. Именно по идее Зиновьева в 1922 году Каменев предложил назначить Сталина на пост Генерального секретаря ЦК РКП(б). На XII съезде партии в 1923 году Зиновьев выступал с политическим отчетом ЦК, вместе с Каменевым и Сталиным вёл в это время борьбу против Троцкого.

В оппозиции

Но в декабре 1925 года, на XIV съезде ВКП(б), Зиновьев, поддержанный Каменевым и ленинградской делегацией, от имени «новой оппозиции» выступил против группы Сталина (Молотов, Рыков, Бухарин и др.) и партийного большинства. В 1926 году его отстранили от руководства Ленсоветом и Исполкомом Коминтерна, решением пленума ЦК вывели из Политбюро (был избран в 1921 году). Объединение с Троцким привело к тому, что в 1927 году Зиновьева вывели также из ЦК (членом которого он был с 1907 года), исключили из партии и выслали. Сторонники Зиновьева также понесли наказания по партийной и служебной линии.

В 1928 году, после покаяния, Зиновьев был восстановлен в партии, назначен ректором Казанского университета. Занимался литературно-публицистической деятельностью. В конце 1932 года вновь исключён (за недоносительство), арестован, Особым совещанием при ОГПУ осуждён на 4 года ссылки и выслан в Акмолинск. В 1933 году по решению Политбюро восстановлен в рядах ВКП(б) и направлен на работу в Центросоюз. Был приглашён на XVII съезд партии в феврале 1934 года, на котором выступил с покаянием и славословием в адрес Сталина и его соратников. Занимался литературной деятельностью, автор книги «Карл Либкнехт» в серии ЖЗЛ.

Гибель

16 декабря 1934 года Зиновьев арестован и вскоре осужден на десять лет тюрьмы по делу «Московского центра». Содержался в Верхнеуральском политизоляторе. В 1935 году вёл записи, обращённые к Сталину. В частности, он писал:

«В моей душе горит желание: доказать Вам, что я больше не враг. Нет того требования, которого я не исполнил бы, чтобы доказать это… Я дохожу до того, что подолгу пристально гляжу на Вас и других членов Политбюро портреты в газетах с мыслью: родные, загляните же в мою душу, неужели Вы не видите, что я не враг Ваш больше, что я Ваш душой и телом, что я понял всё, что я готов сделать всё, чтобы заслужить прощение, снисхождение…»

24 августа 1936 года Зиновьев был приговорён к высшей мере наказания по делу Антисоветского объединенного троцкистско-зиновьевского центра. Расстрелян 25 августа в Москве в здании ВКВС. По воспоминаниям, перед казнью униженно молил о пощаде, целовал сапоги своим палачам, а затем от страха вообще не смог идти, на что Каменев ответил ему: «Перестаньте, Григорий, умрем достойно!». Бывший сотрудник НКВД А. Орлов писал в своей книге «Тайная история сталинских преступлений», что при расстреле присутствовали глава НКВД Г. Г. Ягода, заместители главы НКВД Н. И. Ежов и К. В. Паукер (начальник охраны Сталина), которые сами потом будут расстреляны.

Реабилитирован Пленумом Верховного Суда СССР 13 июля 1988 г.

Личность

Троцкий описывал Зиновьева следующим образом:

В агитационном вихре того периода, большое место занимал Зиновьев, оратор исключительной силы. Его высокий теноровый голос в первый момент удивлял, а затем подкупал своеобразной музыкальностью. Зиновьев был прирожденный агитатор… Противники называли Зиновьева наибольшим демагогом среди большевиков… На собраниях партии он умел убеждать, завоевывать, завораживать, когда являлся с готовой политической идеей, проверенной на массовых митингах и как бы насыщенной надеждами и ненавистью рабочих и солдат. Зиновьев способен был, с другой стороны, во враждебном собрании, даже в тогдашнем Исполнительном комитете, придавать самым крайним и взрывчатым мыслям обволакивающую, вкрадчивую форму, забираясь в головы тех, которые относились к нему с заранее готовым недоверием. Чтобы достигать таких неоценимых результатов, ему мало было одного лишь сознания своей правоты; ему необходима была успокоительная уверенность в том, что политическая ответственность снята с него надёжной и крепкой рукою. Такую уверенность давал ему Ленин.

Сам по себе Зиновьев человек чрезвычайно гуманный и исключительно добрый, высокоинтеллигентный, но он словно немножко стыдится таких своих свойств и готов заключиться в броню революционной твердости, иногда, может быть, даже чрезмерной. (…) Я хочу отметить ещё одну черту Зиновьева, его совершенно романтическую преданность своей партии. Обыкновенно в высшей степени деловой и трезвый, Зиновьев в своих торжественных речах по поводу тех или других юбилейных моментов партии подымается до настоящих гимнов любви к ней.

Сотрудница Коминтерна А. Куусинен в своей книге «Господь низвергает своих ангелов» вспоминает:

Личность Зиновьева особого уважения не вызывала, люди из ближайшего окружения его не любили. Он был честолюбив, хитёр, с людьми груб и неотёсан… Это был легкомысленный женолюб, он был уверен, что неотразим. К подчинённым был излишне требователен, с начальством — подхалим. Ленин Зиновьеву покровительствовал, но после его смерти, когда Сталин стал пробиваться к власти, карьера Зиновьева стала рушиться.

Семья

Первая жена — Сарра Наумовна Равич (1879—1957), псевдоним — Ольга. Профессиональная революционерка. Член РСДРП с 1903 года. После убийства М. С. Урицкого исполняла обязанности комиссара внутренних дел Северной области. Арестовывалась в 1934, 1937, 1946 и 1951 годах. Освобождена в 1954 году.

Вторая жена — Злата Ионовна Лилина (1882—1929), псевдоним Левина Зина. Член РСДРП с 1902 года. Сотрудница газет «Правда», «Звезда», работник Петросовета.

Сын от второй жены — Стефан Григорьевич Радомысльский (1908—1937), арестован и расстрелян. Его жена Джафарова (Левина) Берта Самойловна дважды арестовывалась, находилась в заключении, в ссылке.

Третья жена — Ласман Евгения Яковлевна (1894—1985). Находилась в ссылках и тюрьмах с 1936 по 1954 год. Реабилитирована Военной коллегией Верховного Суда РФ 17 марта 2006 года.

Биография Зиновьева Григория Евсеевича

Зиновьев Григорий Евсеевич (настоящая фамилия — Радомысльский; в качестве еврейских имён в различных источниках указываются первое имя Евсей и Овсей, второе имя Герш, Гершен, Гершон и Гирш, отчество Аронович; партийная кличка Григорий; 11 (23) сентября 1883(18830923), Елизаветград, Российская империя — 25 августа 1936, Москва, СССР) — советский политический и государственный деятель, революционер.

Читайте также  Стелла джанни - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Родился в еврейской семье владельца крупной молочной фермы. Молочных доходов хватало, но заботиться об их приумножении надлежало всем, в том числе и детям. Свою лепту в семью Герш-Овсей стал вносить с 14 лет. Зарабатывал уроками, которые давал младшеклассникам, забросив собственные школьные занятия. Однако домашнего образования хватило, чтобы, покинув родных, стать конторщиком в родном Елизаветграде.

18-летним юношей примкнул к группе, которая ставила своей целью организацию рабочего движения. В 1901 впервые попал в орбиту внимания охранки, в 1902 бежал за границу. Начались эмигрантские скитания: Берлин — Париж — Берн. В 1903 познакомился с Г. В. Плехановым и В. И. Лениным, встреча с которым стала решающей: Второй съезд РСДРП привел его в ряды большевиков-ленинцев. С этого времени начался период активной партийной работы Зиновьева. Тем не менее пробовал учиться в Бернском университете, но первая русская революция 1905-1907 помешала этим планам.

С осени 1905 Зиновьев — активный деятель петербургской организации большевиков. Однако вскоре из-за участившихся сердечных приступов, вынужден был вновь уехать за границу, но уже в марте 1906 вернулся в Петербург, где был избран членом Петербургского комитета РСДРП, который стал оплотом большевиков после третьего (Стокгольмского, объединительного) съезда партии в 1905. Контактируя по всем вопросам с нелегально прибывшим в Россию Лениным и проводя его установки, стал одним из его доверенных лиц. Так безвестный студент-недоучка попал в число ведущих лидеров большевизма.

Весной 1908 был арестован царской охранкой и посажен в тюрьму (это единственный факт его биографии, связанный с репрессиями царского режима). В тюрьме старая болезнь обострилась, что позволило видному адвокату Д. В. Стасову сравнительно скоро не только вытащить его из Крестов на волю под надзор полиции, но и к концу лета 1908 добиться разрешения на легальный выезд за границу. В Женеве Зиновьев окончательно становится одним из ближайших помощников Ленина. Вместе с ним и Л. Б. Каменевым вошел в редакцию большевистской газеты «Пролетарий», затем в декабре 1908 на Всероссийской партийной конференции в Париже подверг резкой критике меньшевистское крыло партии за ликвидаторство. Естественно, это было отражением ленинского отношения к ликвидаторам — «маральным» (от слова «мараться») обывателям, а сам Зиновьев стал его рупором. Он набросился с обвинениями на М. Н. Покровского, в отношении которого впоследствии (1909) Ленин признал свою ошибку: «. Мы сделали с Покровским ошибку (я готов это допустить и вину всецело взять на себя, ибо уговорил Григория я)».

Близость к Ленину превращает Зиновьева в фигуру общепартийного масштаба. В эти же годы имя Зиновьева становится известным и на международном уровне, чему раньше препятствовало его незнание европейских языков (в одном из писем к И. Ф. Арманд Ленин жаловался: «. Григорий говорит только по-немецки (и то плохо)». В 1909-1910-х гг. появляются первые статьи Зиновьева, анализирующие рабочее движение в европейских странах. Статья «Уроки классовой борьбы» о всеобщей забастовке в Швеции в августе 1909 так понравилась Ленину, что тот переслал ее в Париж для перепечатки в «Пролетарии». Солидарно с Лениным Зиновьев выступил и против оппортунистов в рядах немецкой социал-демократии «в оценке их гнусности».

Через Зиновьева проходила львиная доля переписки с партийными организациями в России и различными группами за рубежом. После Пражской конференции большевиков 1912 его роль в большевистском руководстве резко возросла. Живя в Кракове (как всегда, рядом с Лениным), сотрудничает во всех без исключения нелегальных большевистских изданиях, готовит вместе с Лениным сборник статей «Марксизм и ликвидаторство», речи для рабочих депутатов Четвертой Госдумы.

После захвата власти большевиками во главе с Лениным Зиновьев поддержал предложение меньшевиков о создании однородного социалистического правительства из числа так называемых советских партий. В ответ на утверждение большевистского правительства Зиновьев вместе с Каменевым, А. И. Рыковым, В. П. Ногиным и В. П. Милютиным вышел из состава ЦК. В середине ноября Зиновьев был откомандирован на Украину, где руководил борьбой против сепаратистских выступлений Украинской Рады. В декабре возвратился в Петроград, где его заявление «. свобода самоопределения украинского народа, конечно, не есть самоопределение контрреволюции» было воспринято как готовность вновь отстаивать ленинские позиции.

«Прощение» Зиновьева вылилось в его избрание на пост председателя Петроградского Совета, который Зиновьев занимал до 1925. В день избрания, 13 декабря, заявил на Всероссийском съезде железнодорожных мастеровых и рабочих о том, что предстоящее Учредительное собрание «должно будет признать власть Советов, в противном случае его придется разогнать». Он вновь был готов бежать впереди паровоза, выступая проводником ленинских мыслей.

Зиновьев Григорий Евсеевич

(настоящая фамилия — Апфельбаум) (1883-1936)

советский партийный и политический деятель

Долгие годы о Григории Евсеевиче Зиновьеве упоминалось вскользь и в основном лишь в связи с его выступлением против ленинского плана захвата власти в октябре 1917 года. А ведь он находился на высших ступенях власти и практически стал одним из преемников Ленина.

Как и многие другие видные большевики, Григорий Зиновьев по рождению не был выходцем из пролетарской среды. Его отец был владельцем молочной фермы и магазина в Елизаветграде. Григорий получил прекрасное домашнее образование, позволившее успешно сдать экзамены на аттестат зрелости, и в 1904 году поступил в Бернский университет в Швейцарии.

Правда, он не закончил обучение, поскольку увлекся революционной деятельностью. Еще в 1901 году Зиновьев стал членом РСДРП, а в 1903 встретился с Лениным, проводившим в Женеве подготовку ко Второму съезду партии.

С этого времени он активно участвует в работе заграничной организации большевиков, печатается в издававшемся ими журнале «Вперед». В 1905 году Григорий отправляется в Петербург, но из-за сердечного заболевания вскоре возвращается в Швейцарию.

После выздоровления он вновь едет в Россию и менее чем через год оказывается в тюрьме по обвинению в антиправительственной агитации. Благодаря помощи известного адвоката Д. Стасова, отца большевички Е. Стасовой, через несколько месяцев он был освобожден и снова отправился в эмиграцию. Почти десять лет Григорий Зиновьев работал рядом с Лениным, входя в Заграничное бюро ЦК РСДРП(б). В то время, он редактировал все ленинские работы и помогал осуществлять их публикацию. С 1907 года Зиновьев постоянно избирался членом ЦК партии.

В 1915 году он становится соавтором ленинской работы «Социализм и война», в которой показывает империалистический характер войны. Вскоре после выхода брошюры, Григорий Зиновьев опять-таки вместе с Лениным участвует в Циммервальдской, а вслед за ней и в Кинтальской конференциях. Это была веха в его политической биографии. Умение найти общий язык с иностранными социалистами сделало его активным деятелем международного коммунистического движения.

Весной 1917 года, вместе с группой эмигрантов, Григорий Евсеевич Зиновьев пересек Германию в запломбированном вагоне, направляясь на родину, в революционный Петроград. Это событие послужило причиной обвинения Ленина и его соратников в том, что они являются немецкими агентами. Интересно, что одним из тех, кто призывал к немедленной поимке Зиновьева и Ленина, был Андрей Вышинский. Волею судьбы через девятнадцать лет именно он станет исполнителем сталинского замысла и добьется расстрела для Зиновьева и многих других старых большевиков.

Во время событий лета 1917 года, Григорий Зиновьев скрывался вместе с Лениным в знаменитом шалаше в Разливе. На долгие годы этот факт был также вычеркнут из истории. Можно предположить, что Ленина и Зиновьева связывали как рабочие, так и товарищеские отношения. Это важно заметить, поскольку Ленин постоянно подчеркивал, что друзей и товарищей у него нет, есть только соратники по революционной деятельности.

В октябре 1917 года, Григорий Евсеевич Зиновьев оказался в числе тех, кто выступил против призывов Ленина к немедленному революционному восстанию. Зиновьев и Каменев выступили с открытым заявлением в печати, в котором высказали отрицательное отношение к захвату власти насильственным путем. Зиновьев был прекрасным аналитиком, им руководил не только порыв, но и умение жестко просчитывать как саму ситуацию, так и возможные последствия. Но этот шаг уже не мог изменить ситуацию.

Когда большевики захватили власть, он был назначен председателем Петроградского Совета, а после переезда правительства в Москву стал практически диктатором не только в городе, но и на всем северо-западе России. Именно на нем лежит ответственность за так называемый красный террор конца 1918 — начала 1919 годов, когда было уничтожено несколько тысяч представителей старой интеллигенции и кадрового офицерства. Вспомним, что, напуганный арестами того времени, русский писатель Максим Горький неоднократно обращался с просьбами о помиловании к самому Ленину, а некоторым просто помогал деньгами, чтобы они могли уйти по льду в Финляндию.

Старания Григория Зиновьева были не только замечены, но и вознаграждены. Уже в середине 1919 года он переезжает в Москву и входит в состав Политбюро ЦК. По рекомендации Ленина его назначают председателем исполкома Коминтерна. Этот пост позволил ему находиться как бы вне партии, поскольку она являлась секцией Коминтерна.

Вместе с Каменевым, а позже и со Сталиным, Григорий Зиновьев входит в число ведущих руководителей ЦК. Но в обстановке, когда вместо агитации требовалась будничная работа, он чувствовал себя как рыба, выброшенная из воды. Все его усилия в то время были направлены лишь на то, чтобы сохранить авторитет партийного руководителя.

Во время кронштадтского мятежа 1921 года, Зиновьев не смог действовать с должной решительностью и был практически спасен Троцким и Тухачевским, которые руководили подавлением этого восстания.

Григорий Зиновьев понял, что ему необходимы сильные союзники, и начал поддерживать все действия Сталина по борьбе с Троцким. В то время он еще не понимал, что является лишь ступенькой в том восхождении к власти, которое начал Сталин. Он выступал за то, чтобы назначить Сталина Генеральным секретарем ЦК. Во время XIII съезда партии, когда делегатам зачитали известное письмо Ленина к съезду, те же Зиновьев, Каменев и Сталин сделали все возможное, чтобы скрыть его от общественности и не допустить реализации содержавшихся в нем рекомендаций.

Благодаря поддержке Зиновьева, Сталин был оставлен на посту Генерального секретаря. Так началось его восхождение. Судьба же самого Григория Зиновьева была предрешена. После XIV съезда партии он постепенно потерял все свои посты и был исключен из партийных рядов. Хотя вскоре Зиновьев покаялся и даже добился восстановления в партии, его политическая жизнь закончилась.

Осенью 1932 года он был вновь исключен из партии, в связи с так называемым делом «союза марксистов-ленинцев». Даже не предъявив Зиновьеву и Каменеву обвинения, коллегия ОГПУ отправила их в ссылку.

Правда, они вернулись через год в Москву, но лишь для того, чтобы вскоре подвергнуться новому аресту. 16 декабря 1934 года, спустя две недели после убийства С.М. Кирова, Григория Зиновьева, работавшего в руководстве Центросоюза, вновь арестовали. Он провел в тюрьме почти полтора года, стал главным обвиняемым на знаменитых показательных процессах 1935—1936 годов. Стремясь заслужить прощение, Зиновьев точно выполнял предложенный ему сценарий. Поэтому оглашенный 26 августа 1936 года смертный приговор явился для него полной неожиданностью и вызвал столь сильное нервное потрясение, что его пришлось под руки вести к месту казни.

Только в 1988 году Григорий Евсеевич Зиновьев был реабилитирован, и его имя вновь вошло в историю.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: