Наум синдаловский — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Наум Синдаловский

Биография

Наум Александрович Синдаловский — известный русский писатель, историк и исследователь, сфера интересов которого чуть-чуть выбивался из привычных представлений: он написал несколько десятков книг, в которых одновременно детально и живо рассказал о известных мифах и легендах Санкт-Петербурга.

Заявил о себе он в начале 90-х годов, будучи уже немолодым человеком, и с тех пор очень полюбился читателю на всем постсоветском пространстве. Его книги привлекают внимание не только петербуржцев, но и жителей многих других городов.

Детство

Наум Александрович родился 6 ноября 1935-го года, город его тогда носил отличное от современного наименование — Ленинград. Его детские года не были легкими, поскольку будущий писатель появился на свет в один из самых тяжелых периодов: о сложности жизни в 30-е годы немало написано в учебниках истории. Однако сменились эти времена еще большей трагедией — чудовищной войной, которая наложила отпечаток на всех живших тогда людей.

Писатель Наум Синдаловский

Отец Александр Львович был инженером, работающим в железнодорожном депо. В июле 1941 года был мобилизован и служил в морских войсках до 1944-го, когда впервые получил ранение. Вскоре погиб, предполагается, что это случилось по дороге к войскам.

Семья писателя в начале военных событий оказалась в Ленинграде, однако вскоре была эвакуирована на Урал, попав в село Осинцево Мотовской области. Там мать писателя работала почтальоном, пытаясь хоть как-то поддерживать благосостояние, однако исторические реалии были суровы: сам Наум Александрович вспоминает те годы как время тяжелых невзгод и бедности. Его единственным костюмом на тот момент был старый отцовский, а картофельная запеканка и щи из шелухи и свежих крапивных листьев по тем временам были шикарным гастрономическим блюдом.

После снятия блокады Ленинграда мать с сыном вернулись в город, пытаясь отыскать хоть какие-либо сведения об отце — безуспешно. Получив прописку благодаря тете Наума, мать устроилась в строительную бригаду, восстанавливающую изначальный вид города. Поначалу семья жила в полуразрушенном здании в Павловске: их старый дом был уничтожен в результате бомбардировок. Здесь же Наум вместе с братом впервые отправился в школу. Для отопления использовали приносимые матерью с работы бревна.

Лето 1944-го было непростым: мебельные изделия, находящиеся в комнатах, были взяты попросту с улицы. Конечно, набор был весьма скудным: кроватка, кушетка, несколько табуреток, стол, фанерная столешница, ящик для посуды. Пропитание на какое-то время было обеспечено: с Урала мать взяла большой мешок сушеного картофеля.

Наум Синдаловский

Наум Александрович в интервью говорил о том, что картофель был первой вкусной едой, которую он попробовал в сознательном возрасте. Его использовали для супа, жарили, а подчас даже ели сырым. Также с Урала мать перевезла двух коз, за которыми следили дети.

Война закончилась, и жизнь стала лучше, но тяжелой быть не перестала. Мама Наума Александровича сменила несколько работ и, пытаясь прокормить и воспитать двух детей, подорвала здоровье, в результате чего и умерла в 1962 году.

Писательская карьера

Наум Александрович служил в армии (Балтийский фронт). Здесь же и начал карьеру сочинителя, написав несколько стихотворений. Закончив служить, стал участником нескольких объединений литераторов, ходил на лекции на тот момент достаточно известного поэта Германа Гоппе в газете «Смена».

В 1977 году именно в этом издании было напечатано интервью молодого писателя, высказавшего интерес к петербургской мифологии. Тогда многие люди стали писать ему письма, который в дальнейшем выступили подспорьем в создании первых работ.

Наум Синдаловский и его книги

Стоит упомянуть и о чисто практической деятельности Наума Александровича: он закончил судостроительный техникум, после чего много лет работал на Адмиралтейских верфях и даже дошел до должности начальника отдела. Будучи инженером, он продолжал разрабатывать свои исторические труды на тему мифологии. В 1980 году историк собрал уже порядка шести сотен легенд, написав полноценную книгу, но вот тут и случилась проблема: из-за цензуры напечатать ее не удалось.

В течение 10 с лишним лет Наум Александрович продолжать писать книги только для себя, уже и не надеясь, что они когда-нибудь выйдут в тираж. Он кропотливо работал в своей сфере, выуживая информацию буквально по крупицам: ходил в библиотеки, архивы, общался с разными людьми. И тут настали 90-е, со сменой строя писатель получил возможность напечатать свои работы (скопилось их на тот момент уже немало). Деятельность инженера вскоре оставил за ненадобностью: писательство стало приносить куда больший доход.

В библиографии Наума Александровича около 40 книг, в которых собрано колоссальное количество мифов и легенд (суммарное их число уже перевалило за тысячу). Сегодня достаточно многим людям, даже не особо интересующимся данной темой, знакома его знаменитая работа «Легенды и мифы Санкт-Петербурга».

Смерть

29 марта 2021 года Наум Александрович умер, ему было 85 лет. Причину смерти не оглашали.

Библиография

1994 — «Легенды и мифы Санкт-Петербурга»

1997 — «История Санкт-Петербурга в преданиях и легендах»

2000 — «Мифология Петербурга. Очерки»

2002 — «Словарь петербуржца»

2003 — «Хроника Санкт-Петербурга. Годы. События. Легенды»

2006 — «Призраки Северной столицы. Легенды и мифы питерского зазеркалья»

2007 — «Династия Романовых в зеркале городского фольклора»

2010 — «Петербург в армейском мундире. Военная столица России в городском фольклоре»

2013 — «Легенды петербургских мостов и рек»

2014 — «И смех, и слезы, и любовь… Евреи и Петербург. Триста лет общей истории»

Наум Синдаловский

Имя: Наум Синдаловский (Naum Sindalovskiy)

Отчество: Александрович

День рождения: 6 ноября 1935

Кто родился в этот день: 14 чел.

Место рождения: Ленинград

Дата смерти: 28 марта 2021 (85 лет)

Карьера: писатель

  • Военное детство
  • Карьера писателя
  • Последние годы жизни и смерть

Биография Наума Александровича Синдаловского

Военное детство

Российский писатель-историк Наум Александрович Синдаловский родился 6 ноября 1935 года в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург). Известный в наше время исследователь петербургского фольклора, он – один из тех, чье детство опалено жестокой войной. В преддверии войны мать, отец и младший брат будущего писателя жили в Слуцке (ныне – Павловске).

Его отец – Александр Львович Синдаловский – родом из Несвы, работал инженером в железнодорожном депо. Финская война его пощадила. Во вторую мировую был мобилизирован в первые дни войны, попал в морскую пехоту. В 1944 году получил ранение, погиб в этом же году предположительно по дороге на фронт.

После мобилизации отца семья будущего писателя переехала в Ленинград на некоторое время, откуда вскоре была эвакуирована на Урал. Село Осинцево Молотовской области стало новым пристанищем семьи на военное время. Мать устроилась на работу почтальоном. По воспоминаниям самого Наума Александровича, жили они тяжело и бедно. У него был один-единственный костюм, доставшийся от отца, и он носил его до самой своей свадьбы. А картофельная запеканка из шелухи и щи из свежих листьев крапивы запомнились как самое большое лакомство тех времен.

Когда блокада Ленинграда была снята, семья спешно вернулась в город, дабы получить хоть какие-то сведения о пропавшем муже и отце семейства. Из-за ограниченного въезда в Ленинград они, только благодаря тетке писателя, смогли получить прописку и какое-то время жили у неё.

Читайте также  Максим киселев - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Мать Наума Александровича начала работать в Ремстройконторе, занимающейся разборкой сгоревших и разбомбленных домов. Семья получила комнату в наполовину разрушенном доме в Павловске, ведь их прежнее жилище не уцелело. Тут Наум и его брат ходили в школу. Бревна, которые приносила ежедневно их мать, они же и распиливали, позже на подмогу им присылали пленных немцев.

Лето 1944 года Павловск встречал пустошью. Предметы и мебель домашнего обихода семья находила на улице. Комната была обставлена небогато: кровать, кушетка, табуреты, канцелярский стол, фанерная столешница, выдвижной посудный ящик. С Урала семья привезла с собой огромный мешок сушеной картошки, которая первое время очень выручала. А также двух коз. По воспоминаниям Наума Александровича, картошка была незабываемым лакомством, её использовали для супа, жарки и даже ели в сухом виде. За козами следили Наум с братом, продукты получали по продовольственным карточкам.

Мать Наума Александровича поменяла несколько работ, замуж второй раз не вышла. Подорвав здоровье воспитанием детей в одиночку и тяжким послевоенным физическим трудом, она умерла в 1962 году.

Карьера писателя

Наум Александрович отслужил на Балтийском флоте. Здесь же впервые написал стихи собственного сочинения. После окончания службы участвовал в различных литературных объединениях, посещал занятия поэта Германа Гоппе в газете «Смена». Именно он стал литературным наставником Синдаловского. А газета с напечатанным интервью и адресом молодого писателя в 1977 году сослужила ему хорошую службу. Письма с петербургскими легендами текли ему рекой от жителей города. Но публиковать их он не собирался.

Писатель – выпускник судостроительного техникума. Работал на Адмиралтейских верфях, где впоследствии стал начальником отдела. Но начатую историко-литературную деятельность он не оставлял никогда.

К 1980 году картотека Синдаловского насчитывала уже около 600 легенд. Писатель решил написать книгу в дар ленинградцам за их труд. Но «Лениздат» завернул эту рукопись. С тех пор Наум Александрович писал, что называется, «в стол». Начало 90-х перевернуло его жизнь, и он ушел с завода, поменяв его на профессиональную писательскую деятельность.

Последние годы жизни и смерть

Библиография писателя насчитывает более 30 книг – это больше 1200 единиц фольклорных произведений. Самые знаменитые его творения – «Легенды и мифы Санкт-Петербурга», «История Санкт-Петербурга в преданиях и легендах», «Петербург: От дома к дому. От легенды к легенде», «Петербургский фольклор». Это неоценимый кропотливый труд, которому Синдаловский посвящал все свое время и силы.

В конце марта петербургское издание «Фонтанка» сообщило о смерти писателя.

Синдаловский Н.А.. Книги онлайн

Наум Александрович Синдаловский (1935, Ленинград) — советский и российский писатель-историк.

Родился в Ленинграде, в семье железнодорожного рабочего Александра Львовича Синдаловского (1908–1944), уроженца Насвы, погибшего на фронте в 1944 году. Работал инженером, читал лекции в обществе «Знание».

Исследователь петербургского городского фольклора. Автор более 30 книг по истории Петербурга: «Легенды и мифы Санкт-Петербурга», «История Санкт-Петербурга в преданиях и легендах», «Петербург: От дома к дому. От легенды к легенде», «Петербургский фольклор». Автор поэтического сборника «Время и место» (2017). Постоянный автор «Невы», лауреат премии журнала «Нева» (2009).

Живёт в Санкт-Петербурге.

Книги (13)

Книга знатока петербургского городского фольклора Наума Синдаловского не похожа на другие труды автора. Она, помимо легенд и анекдотов, касающихся тех или иных персонажей, содержит попытку осмысления исторического процесса, истоков антисемитизма, российского и не только, места еврейской нации в жизни нашей страны.

Автор сумел очень деликатно, тактично и взвешенно подойти к излагаемому материалу. Книга получилась, с одной стороны, увлекательной, а с другой — познавательной и подталкивающей к размышлениям об истории страны, о судьбах людей в разные эпохи, о непреходящих человеческих ценностях.

Автор предстает перед нами, читателями, с неизвестной доселе стороны. Он сумел привнести в изложение некий доброжелательно-ироничный оттенок, иногда с невольными нотками грусти, так свойственный именно еврейской культуре. Сквозь смех слышатся слезы и наоборот. Форма полностью соответствует содержанию. Наверное, в этом секрет удивительной привлекательности книги.

Прочитав эту книгу, вы узнаете множество поразительных фактов из истории Северной столицы, дошедших до нас благодаря городскому анекдоту. Вы посмотрите на историю Петербурга другими глазами, а смешные рассказы о знаменательных событиях и простых житейских ситуациях из жизни петербуржцев подарят вам минуты искреннего, задорного смеха!

Эта книга включает в себя исторические и биографические сведения о городе на Неве и его жителях, ярко иллюстрированные более чем семью сотнями анекдотов. Она адресована самому широкому кругу читателей: студентам, историкам, фольклористам и всем, кто неравнодушен к живому, искрометному народному юмору.

Изложенные в книге легенды, предания и исторические анекдоты — неотъемлемая часть истории города на Неве. Истории собраны не только действительные, но и вымышленные. Более того, иногда из-за прихотливости повествования трудно даже понять, где проходит граница между исторической реальностью, легендой и авторской версией событий.

Количество легенд и преданий, сохранённых в памяти петербуржцев, уже сегодня поражает воображение. Кажется, нет такого факта в истории города, который не нашёл бы отражения в фольклоре. А если учесть, что плотность событий, приходящихся на каждую календарную дату, в Петербурге продолжает оставаться невероятно высокой, то можно с уверенностью сказать, что параллельная история, которую пишет петербургский городской фольклор, будет продолжаться столь долго, сколь долго стоять на земле граду Петрову. Нам остаётся только внимательно вслушиваться в его голос, пристально всматриваться в его тексты и сосредоточенно вчитываться в его оценки и комментарии.

С 1703 года по настоящее время в городе на Неве возникло более 10 тысяч топонимов. Некоторым из них была уготована жизнь, ограниченная во времени. некоторые, отметив свой 300-летний юбилей, продолжают жить и сегодня. Только наименований улиц, площадей, переулков и набережных превышает 1400 единиц. Их истории необычайно увлекательны. Они уходят корнями в городской фольклор, нахальный и разухабистый, эмоциональный и лаконичный — не в бровь, а в глаз.

Вы узнаете, как с годами менялся Невский, познакомитесь с интересными фактами из истории Таврического, Александровского и Летнего садов, фольклором известных петербургских районов и проникнетесь особой атмосферой тайны и строгой недосказанности Северной столицы.

В книге Наума Синдаловского рассказано более чем о восьмидесяти садах и садиках, парках и скверах, бульварах и аллеях Северной столицы и ее пригородов.

На самом деле их гораздо больше, но мы были вынуждены ограничиться заявленной темой и рассказали только о тех из них, которых не обошел своим вниманием петербургский городской фольклор. Вас ждут увлекательные, полные тайн и загадок истории.

Книга написана легко и читается на одном дыхании, впрочем, как и все предыдущие книги автора.

Книга Н.А. Синдаловского представляет собой цикл тематических очерков, создающих своеобразную панораму городской жизни старого и нового Петербурга. Героями книги стали светские львы и венценосные особы, гвардейские офицеры и балтийские моряки, фабричные рабочие и студенты.

Известно, что некоторые пласты городского фольклора сдобрены «острой приправой ненормативной лексики». В книге этой деликатной теме посвящена отдельная глава. Издательство сочло возможным опубликовать ее без пропусков и сокращений, адресуясь исключительно к взрослой аудитории.

Книга приглашает всех окунуться в увлекательный мир петербургского городского фольклора.

Читайте также  Роберт карлайл - биография знаменитости, личная жизнь, дети

В книге Наума Синдаловского собраны пословицы, поговорки, каламбуры, чье появление связано с Петербургом.

Некоторые из них восходят к первым годам существования города, но бытуют в речи петербуржцев и по сей день. Фольклор предлагает нам свою историю города и его жителей, в которой политические и культурные события соседствуют с деталями повседневного быта. Равно актуальные для фольклора, они с разных сторон характеризуют несколько эпох развития государства и массового сознания.

В отличие от официальной историографии фольклор не претендует на истину в последней инстанции. Он ни на чем не настаивает, ни к чему не призывает и ничему не противоречит. Он лишь оттеняет реальные исторические факты, делает их более яркими и выразительными. И что особенно важно, более запоминающимися.

Перед вами книга непревзойденного знатока петербургского фольклора Наума Александровича Синдаловского, она написана легко и читается на одном дыхании, впрочем, как и все предыдущие книги автора.

Книга Наума Синдаловского продолжает его исследования петербургского фольклора. Однако прежде, чем приступить собственно к фольклору с финско-шведским акцентом, автор рассказывает об истории Ингерманландии, на территории которой был основан Петербург. Прослеживая глубинные связи издревле живших рядом славян, финнов, ижорцев и шведов, автор показывает, как многие ставшие нам близкими легенды, мифы, пословицы и поговорки своими корнями уходят в языки коренных народов Приневской низменности.

Книга хорошо иллюстрирована и предназначена для широкого круга читателей.

Фольклор, в отличие от официальной историографии, неподвластен «идеологическим заказам». Он свободно существует по собственным таинственным законам, избирательно закрепляя в народной памяти самые разные по масштабу и значению события.

В предлагаемой книге Н.А. Синдаловский скрупулезно собрал предания и легенды, рожденные в Санкт-Петербурге со дня его возникновения и по сию пору.

В совокупности все это не только чрезвычайно любопытно и занимательно. Рассказанное автором позволяет ярче представить образ жизни и психологию наших предшественников, помогает понять их фантазии, страхи, заботы, помогает постичь механизм возникновения мифов и формирования массового сознания в мире без телевидения.

В произведении знатока и исследователя петербургского фольклора Н.А. Синдаловского рассказывается о былях и небылях, связанных с именем нашего национального гения — А.С. Пушкина.

В книге наряду с изложением основных этапов и событий из короткой жизни поэта упоминаются, пожалуй, все легенды и мифы, порожденные в массовом сознании магическим воздействием личности и творчества великого человека.

Книга известного писателя и собирателя петербургского фольклора Н.А. Синдаловского является переработанным и значительно расширенным переизданием его «Истории Санкт-Петербурга в преданиях и легендах», опубликованной издательством «Норинт» в 1997 году.

Достаточно сказать, что в первое издание было включено около 900 легенд, преданий, баек и анекдотов, а в данной книге их более полутора тысяч. История Санкт-Петербурга с петровских времен до наших дней, запечатленная в городском фольклоре, позволит читателям по-новому взглянуть на исторические факты, увидеть в неожиданном свете известных людей.

Книга рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся историей и культурой Санкт-Петербурга.

Книга Наума Александровича Синдаловского наверняка станет популярной энциклопедией петербургского городского фольклора, летописью его изустной истории со времён Петра до эпохи «Питерской команды» — людей, пришедших в Кремль вместе с Путиным из Петербурга.

Читателю предлагается не просто «дополненное и исправленное» издание книги, давно уже заслужившей популярность. Фактически это новый словарь, искусно «наращенный» на материал справочника десятилетней давности. Он по объёму в два раза превосходит предыдущий, включая почти 6 тысяч «питерских» словечек, пословиц, поговорок, присловий, загадок, цитат и т. д., существенно расширен и актуализирован реестр источников, из которых автор черпал материал. И наконец, в новом словаре гораздо больше сведений, которые обычно интересны читателю — это рассказы о происхождении того или иного слова, крылатого выражения, пословицы или поговорки.

Биография Наума Синдаловского

Больше 20 лет автор собирает различные предания, крылатые фразы, легенды и прочие интересные факты, коллекция которых насчитывает больше 5,5 тыс. Так как фольклор Петербурга всегда отличался свободою слова и независимостью, длительное время труды Наума Синдаловского не были опубликованы. Это стало причиной существования мнения, что город не имеет собственного фольклора.

Писатель-историк Синдаловский всегда считал историю своего города самой интересной. И это мнение сложилось не просто так, ведь изучая петербургские легенды, он убедился в том, как мало было известно об его родном городе. К примеру, в строках Пушкина об основании Петербурга было сказано «На берегу пустынных волн…». На самом деле Синдаловский выяснил, что строительство города начиналось совсем не на пустынном месте. В действительности, данную местность уже населяли люди – насчитывалось около 40 поселений. И в планах не было основать здесь столицу. Да и по задумке это была крепость и порт, которой и дали название Санкт-Петербург. И лишь через месяц, когда заложили храм Петра и Павла, крепость переименовали в Петропавловскую, а ее былое название присвоили городу, получивший название в честь своего небесного покровителя, а не в честь царя.

Любовь к родному городу

Наум Александрович всегда очень любил свой родной город, причем не только определенные его места, а весь целиком и полностью. Еще в самом начале своей деятельности, он принимал участие в литературных объединениях, сочинял стихи и проводил лекции об истории Петербурга, состоя в обществе «Знание». Он начинал из ничего. Он проводил массу времени в библиотеках, выискивал информацию в архивных документах, наработав определенный нюх на нужную ему информацию.

В один прекрасный момент его посетила мысль, что вместе с официальной историей, зачастую перекручивающую или скрывающую многие факты (все это происходило в советское время, когда историю изменяли по приказанию властей), существует настоящая история, которую можно найти в мифах, легендах, преданиях. Именно в них кроются настоящие нравы и быт горожан.

Первой книгой автора была «Санкт-Петербург. История в преданиях и легендах». написана она была в середине 80-х годов. Когда Синдаловский принес книгу в издательство, его работники довольно сильно заинтересовались ее содержанием. Однако, напечатать такую книгу они отказались. Поэтому она хранилась еще больше десятка лет в столе у автора.

Призраки Петербурга

Наум Александрович всегда считал себя прагматиком, однако, его не покидала уверенность, что в Петербурге существуют призраки. Одно из его творений как раз и носит название «Призраки северной столицы».

Также в Петербурге появилась легенда от белой даме. По словам Синдаловского, она произошла из небольшой статьи в газете, где повествовалось о девушке, которая прибыла в Петербург поссорившись с любимым. В расстроенных чувствах она взошла на колоннаду Исаакиевского храма, откуда и сбросилась вниз. Через некоторое время после этого случая возникла легенда, что возле колоннады ходит девушка в белом, наводящая ужас на окружающих.

Настоящая легенда

Легенды о Петербурге касаются не только его центральной части, но также распространились и по городским окрестностям. К примеру, существует легенда о Купчине, который считается малой родиной российского президента, а также местом жительства Синдаловского. Название города произошло от финского слова «kupsila», что в переводе означает «заяц». Но горожане изменили незнакомое иностранное слово в более привычное для них «купчая». Как будто прежде чем пройти в город, торговцы скотом делали здесь остановку, чтобы заключить купчую на торговлю. В наше время появилась поговорка «даже из Купчина возможно успеть», что обозначает, что даже из такого отдаленного района можно приехать вовремя.

Читайте также  Денис карасёв - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Еще одна легенда связана с Ульянкой. В ней говорится, что название города пошло от некой Ульяны. Будто бы Петр 1 встретил здесь девушку по имени Ульяна. В действительности название города произошло от финского слова «уляляа», которое никак не связано с русским именем.

В 90-х появился анекдот о нефтяном месторождении, которое находится на территории Петербурга. И будто бы она подходит к поверхности земли на Дворцовой площади, что вроде бы было известно еще с 19 века. Именно потому считалось, что Монферран, устанавливая Александровскую колонну, не стал ее укреплять. а просто установил на отдельный фундамент. Якобы это было сделано с той целью, чтобы при необходимости колонну можно было слегка приподнять, и выкачать нефть из земных недр.

Наиболее свежие легенды и анекдоты Синдаловский заключил в книгу «Групповой портрет в фольклоре Санкт-Петербурга». Данная книга содержит биографии больше 350 самых ярких и известных людей, имеющих какое-либо отношение к городу. Писатель постоянно пополняет свою коллекцию легенд, мифов, преданий и анекдотов, связанных с Петербургом. Благодаря такой кропотливой многолетней работе, и сам Наум Синдаловский уже стал частью городской истории, ее настоящей легендой. Ведь именно ему первому пришла мысль собирать городской фольклор, которую он воплощал все эти годы. Именно он дал возможность жителям Петербурга и просто людям, которых интересует этот прекрасный город, узнать его настоящую историю.

Наум Синдаловский: «Мы оценим «Охта-центр» лет через 70″

Коренной петербуржец Синдаловский — фигура неоднозначная, и отношение к нему в кругах его же коллег-историков весьма настороженное. Ведь общепризнанной официальной истории он противопоставляет ту, что живет в народе и передается из уст в уста, из поколения в поколение.

— Я решил, что эта история красиво дополняет подлинную, и стал собирать город.-

ской фольклор, легший в основу моей первой книги. Но когда с рукописью пришел в Лениздат, с порога услышал, что «позволяю себе в высшей степени возмутительные вещи». Мне настоятельно рекомендовали «перестать заниматься ерундой, собирать сплетни по кухням и в трамваях». Долгие годы писал «в стол». Но с началом перестройки климат поменялся, и мои книги стали издаваться одна за другой.

Влияние предков

— Когда строился Исаакиевский собор, многих современников возмущала его громоздкость, петербуржцы боялись, что размеры детища архитектора Монферрана испортят историческую панораму города. Но прошло время, и Исаакий воспринимается не иначе как символ города. Не ждет ли такая же участь и вызывающий бурные споры «Охта-центр»?

— История повторяется один к одному. Такова судьба любого незаурядного архитектурного сооружения. Многие петербуржцы в свое время отрицательно воспринимали некоторые нынешние «визитные карточки» Северной столицы. Большеохтинский мост критики до сих пор обвиняют в «голом рационализме» и «грубом инженеризме». Монументальные формы «Большого дома» на Литейном считают неоправданно большими, заслоняющими обзор Невы и уродующими окрестности. А Дом компании «Зингер» вообще прозвали «гнилым зубом в челюсти Невского проспекта». Есть мнение: чтобы новое здание вписалось в привычную городскую среду, должно пройти минимум 70-75 лет. Это три поколения горожан, за это время потомки должны выйти из-под влияния предков, чтобы выработать уже свой, новый взгляд на былое. И лично я положительно отношусь к строительству газпромовского небоскреба на Охте.

— А вас не пугает, что среди противников проекта «Охта-центр» много как рядовых горожан, так и известных деятелей науки и культуры?

— В разгоревшихся спорах вижу мало корректности противоборствующих сторон по отношению друг к другу. Начнем с того, что многие аргументы противников строительства сводятся к следующему — небоскреб испортит обзор исторического центра города. Но ведь Охта никогда не была центром — она была окраиной, воспринималась как окраина и застраивалась как окраина. При всем уважении к протестующим мэтрам культуры, тем не менее понимаю, что плодами строек века будут пользоваться наши потомки, а не мы. И от нас зависит, каким мы передадим им наш общий дом: застывшим археологическим звеном, во внутренностях которого копошатся ученые-эстеты, или живым и растущим организмом.

Петербуржец — состояние души

— Петербуржцы считают себя особенными. Как вы считаете, это действительно так или просто у нас высокое самомнение?

— Мы с молоком матерей впитали вежливость, обходительность, тактичность. Нас возмущает, когда на задней площадке трамвая кто-то ругается матом. Входя в здание, мы придерживаем дверь, чтобы она не ударила входящего следом. Можно много примеров привести. Но назвать себя петербуржцем может не каждый родившийся в городе на Неве. Это не привилегия, а состояние души и отношение к окружающим.

— Но сплошь и рядом можно услышать разговоры, что в прошлое уходят культура и интеллигентность бывших ленинградцев.

— Я бы не драматизировал ситуацию. Подобное мы уже проходили в 20-е годы прошлого века, когда после революции эмигрировали или были расстреляны носители культурных традиций прошлого, аристократы и интеллигенция. Но за какие-то двадцать лет вчерашние шариковы преобразились благодаря целебному воздействию вековой культурной почвы нашего города.

Когда вижу подростков, пьющих пиво на улице или целующихся на эскалаторах метро, я отношусь к этому спокойно. Чем они хуже ленинградцев 60-х, которые шумными компаниями веселились в парках, выезжали по выходным отдыхать на природу с патефонами и гитарами?

— Но почему отдельным приезжим провинциалам удается завоевать Питер, а другие перебиваются с хлеба на воду?

— Чтобы Петербург принял чужака, он должен духовно соответствовать этому славному городу. Желания заработать денег и сделать карьеру недостаточно, нужен еще определенный багаж за душой, стремление, как говорят в народе, «наэрмитажироваться». Наш город — интернациональный и космополитический, про всех нас, петербуржцев, говорят «люд псковский да витебский, народ самый питерский», ведь все мы петербуржцы в первом поколении, которых государь-император Петр Алексеевич согнал сушить болота и прорубать окно в Европу. У всех есть шансы, но в естественном отборе выживает наиболее пассионарный.

— А чем вы объясните, что город-герой Ленинград, пережив ужасы 900-дневной блокады, сегодня «гремит» на всю страну последними громкими случаями проявления расовой нетерпимости?

— Больно и страшно осознавать, что общество захлестнули ксенофобия и национально-расовая нетерпимость — жертвами становятся даже малолетние дети. Для себя могу объяснить это низким уровнем культуры среди молодежи, ведь и в Германии фашизм зародился среди лавочников и маргиналов. Свою печальную лепту внесли в это глобализация и катаклизмы постперестроечного периода.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: