Княжна тараканова — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Княжна Тараканова – биография, фото, личная жизнь, причина смерти

Княжна Тараканова: биография

Зигзаги российской истории и дух авантюризма галантного века создали настоящую легенду о княжне Таракановой. Но подлинное происхождение барышни так и осталось под завесой тайны. Это и неудивительно, ведь, по сути, красавица ничего не совершила. Вопреки популярной картине, девушка не погибла во время наводнения, у неё не было свадьбы с Орловым, и имя «княжна Тараканова» девушка никогда сама не использовала.

Детство и юность

Биография такого персонажа, как княжна Тараканова, до настоящего момента доподлинно неизвестна. Некоторые говорят, что она и сама не была осведомлена о собственном происхождении, зная только, что родилась между 1745 и 1753 годами. Сведения о точной дате рождения и родителях отсутствуют.

Картина «Княжна Тараканова», художник Константин Флавицкий

Важно, что прозвищем княжны Таракановой барышня сама никогда не пользовалась, так её охарактеризовал французский дипломат Жан Анри Кастера, а вслед за ним Гельбиг и другие писатели. Под этим ярким псевдонимом она фигурирует в художественной литературе.

Исходя из архивных записей, по внешнему облику княжна была худощавого телосложения, имела темные волосы и напоминала итальянку. Обладая необыкновенной красотой, которую не портило даже косоглазие, и острым умом, она всегда пользовалась популярностью у мужчин. Но авантюристка, обладая неуёмной тягой к роскоши, просто доводила поклонников до разорения, пользуясь их средствами.

По словам Алексея Орлова, Тараканова была небольшого роста, с карими глазами и веснушками на лице. Хорошо говорила на французском, немецком и английском языках. Уверяла, что хорошо знает арабский и персидский.

Мраморный барельеф княжны Таракановой

По мнению маркиза Томмазо д’Античи, который встречался с девушкой в Риме, по национальности Тараканова – немка. А английский посланник объявил, будто княжна — дочь нюрнбергского булочника. Историк Дьяков, исходя из переписки Таракановой и немецкого графа Лимбурга, которая велась на французском языке, считает девушку француженкой.

Сама авантюристка рассказы о собственном происхождении постоянно меняла. Очевидно, эту информацию она каждый раз подстраивала в соответствии с очередным «образом». Предположение о том, что княжна произошла из низов, противоречит незаурядному образованию, а также манерам, такту и знанию языков. Девушка рьяно интересовалась искусством, отлично разбиралась в архитектуре, рисовала и играла на арфе.

Легенда

В первый раз будущая самозванка появилась в Киле примерно в 1770 году, откуда перебралась в Берлин. Там она жила непродолжительное время под именем фройляйн Франк. Девушка вынуждено уехала в Гент после неприятной истории, подробности которой неизвестны. Здесь княжна познакомилась сыном купца по фамилии ван Турс, доведя молодого человека почти до разорения.

Современный портрет княжны Таракановой

Из-за преследований кредиторами плутовка перебралась в Лондон с возлюбленным, который бросил ради неё законную жену. Девушка называлась госпожой де Тремуйль, а ван Турс помог ей получить заём у купцов. Когда начались проблемы с новыми и старыми кредиторами, мужчина сменил имя и бежал в Париж.

Спустя пару месяцев туда же отправилась княжна, назвавшись принцессой де Волдомир (в литературе это имя часто заменяют на принцессу Владимирскую или Елизавету Владимирскую), но уже в сопровождении нового поклонника – барона Шенка. Девушка утверждала, что родом из Персии, где её воспитывал дядя, а приехала она искать российское наследство.

Было видно, что дама обладает знатным происхождением: в подтверждение этому говорило прекрасное воспитание, разносторонняя развитость и владение языками.

Предполагаемый портрет княжны Таракановой

В Париже девушка обрела новых воздыхателей, а Рошфор де Валькур оказался особенно настойчивым и сделал красавице предложение. Но скоро княжну настигли неприятности с кредиторами, её бывшие любовники отправились в долговую тюрьму.

Она бежала во Франкфурт, но скрыться от правосудия так не удалось: Тараканову выдворили из гостиницы, ей грозило заключение. Но в этот раз на помощь пришел Филипп Фердинанд де Лимбург, который с первого взгляда влюбился в княжну: он уладил все дела с кредиторами и пригласил переехать к нему в замок.

Княжна согласилась, в очередной раз сменив имя и назвавшись султаншей Али-Эмете, или Алиной (Элеонорой), принцессой Азовской. Девушка свободно распоряжалась доходами с владений графа и заводила всё новые знакомства с важными людьми. Княжна отдалилась от прежних поклонников, всерьёз решив стать женой графа Лимбурга, который выкупил графство Оберштейн, где девушка стала неофициальной хозяйкой.

Алексей Григорьевич Разумовский

Чтобы окончательно привязать к себе мужчину, Тараканова объявила о беременности, поэтому граф вскоре сделал девушке официальное предложение. Но тут понадобились документы, которые подтвердили бы происхождение невесты, а также княжне предстояло перейти в католическую веру. Авантюристка и тут вывернулась, придумав легенду о своей жизни.

Примерно в это время граф Лимбург оказался в затруднительной финансовой ситуации из-за трат возлюбленной, а также к нему стала поступать информация о ранних похождениях княжны. Наведя справки, выяснилось, что Алина врала, называя Александра Голицына опекуном, поэтому Лимбург потерял терпение и решил порвать с невестой. В ответ на этот поступок жениха княжна объявила о поездке в Петербург, дабы официально удостоверить происхождение.

Императрица Елизавета Петровна

Однако Тараканова перебралась в Оберштейн, поменяла прислугу и затеяла выгодное дело, окончательно охладев к графу. Как выяснилось в будущем, княжна направила силы на притязания на российский престол. В декабре 1773 года распространился слух, будто под именем принцессы Волдомир скрывается дочка Елизаветы Петровны и Алексея Разумовского – великая княжна Елизавета.

В мае следующего года девушка покинула Оберштейн, чтобы добраться до Стамбула, но остановилась в Рагузе. Тараканова планировала опубликовать поддельное завещание Екатерины I, в котором княжна выступала наследницей империи, но её идея провалилась. Оставшись в долгах и без поддержки, княжна вовлекла в свою игру Алексея Орлова. Она написала мужчине письмо, всё с той же «басней», а он передал информацию Екатерине II. Было принято решение заманить самозваную принцессу на корабль и отправить её в Россию.

Граф Алексей Орлов

Однако к тому времени Тараканова уже поселилась на Марсовом поле и вела замкнутый образ жизни. Здоровье княжны было подорвано, но она продолжала тайно вербовать приверженцев и рассылать письма. Лишившись средств и оказавшись в отчаянии, Тараканова просила займа у Гамильтона, открывшись ему. Но по цепочке эта бумага пришла к Алексею Орлову, безрезультатно ищущему принцессу-самозванку.

Чтобы не спугнуть княжну, ей обещали погасить долги и зазывали в Пизу на переговоры. Сначала Тараканова отказала, но из-за долгов ей грозила тюрьма, поэтому она вынуждено согласилась. Женщина говорила о намерениях постричься в монахини и отойти от политических дел.

Княжна Тараканова в Петропавловской крепости

Находясь в кратковременной поездке на корабле по направлению в Ливорно, княжну Тараканову арестовали. Уже под стражей женщина написала письмо Орлову, поскольку ей сказали, что он также задержан, где просила его помочь выйти на свободу.

Арест персоны вызвал возмущение в мире, тем не менее русский корабль с арестованной снялся с якоря. До прибытия в английский порт женщина вела себя спокойно, но во время стоянки с ней произошел нервный срыв и обморок. Когда пленницу вынесли на палубу, она вскочила и попыталась выпрыгнуть в проплывавшую рядом лодку, но ее удалось задержать.

Альтернативная версия

Имеется и другая версия развития событий: якобы пленница Петропавловской крепости затмила собой ту, в отношении которой были более существенные основания для тревог. Ею была таинственна монахиня Досифея, предполагаемая дочь Елизаветы и Разумовского, появившаяся на свет около 1746 года.

Монахиня Досифея

Она жила в изоляции при монастыре и была похоронена в родовой усыпальнице бояр Романовых в Новоспасском монастыре. Однако жизнь затворницы не так увлекательна и авантюрна, в ней отсутствуют бурные страсти и приключения, поэтому она не столь захватывающая.

Смерть

По правосудию княжне Таракановой положено было пожизненное заключение. Но в обмен на признание виновности и правду о происхождении ей обещали свободу. Отказавшись от предложения, она уже не претендовала на родство с царской семьёй. Тем не менее, отойти от истории благородного рода женщина не могла, ведь будоражащий ореол тайны – это единственное, что возбуждало к ней интерес.

План Петропавловской крепости времен княжны Таракановой

Княжна унесла эту загадку в могилу: заключенная скончалась естественной смертью от туберкулёза 4 декабря 1775 года, так и не открыв завесу тайны происхождения и не признав преступлений даже на исповеди. Княжну Тараканову похоронили во дворе Петропавловской крепости, обряды не проводили.

Спутников женщины освободили в январе следующего года, слугам и горничным выдали жалование. Подчиненных тайно вывезли за границу в составе нескольких групп.

Принцесса или самозванка: кем на самом деле была княжна Тараканова

Жизнь одной из самых известных лже-принцесс в истории России до сих пор остается загадкой. Рассказываем о судьбе женщины, чье имя всколыхнуло весь политический мир XVIII века.

История России знала немало загадочных людей, выдававших себя за наследников престола, однако персону княжны Таракановой, как ее прозвали биографы и писатели уже после смерти, можно назвать самой таинственной. До сих пор доподлинно не известна ни дата ее рождения, ни настоящее имя, ни происхождение, но именно она стала одной из наиболее обсуждаемых исторических личностей благодаря своим амбициозным планам в отношении российского престола и невероятному дару убеждения, который помогал ей обводить вокруг пальца как простых обывателей, так и влиятельнейших государственных деятелей.

Женщина, которая сегодня известна как княжна Тараканова, родилась между 1745 и 1753 годами. О ее происхождении до сих пор спорят историки: одни утверждают, что Тараканова была немкой, родившейся в городе Нюрнберг в семье пекаря. Другие считают, что женщина происходила родом из семьи чешского трактирщика, третьи и вовсе приписывают ей еврейские корни.

Несмотря на свое явно не благородное происхождение, девушка была хорошо образована, владела несколькими языками, была обучена правилам этикета, разбиралась в архитектуре и искусстве, а также играла на различных музыкальных инструментах. Все эти навыки очень пригодились Таракановой в ее жизни, основной целью которой было завладеть большими деньгами и обеспечить себе высокое положение в обществе.

Девушка начинала как простая аферистка, которая путешествовала по странам Европы, представляясь разными именами и присваивая себе несуществующие титулы. Она знакомилась с обеспеченными представителями знати, очаровывала их сказками о своем благородном происхождении, а после исчезала, прибрав к рукам их деньги. Она в разное время жила в Киле, Берлине, Вене, Лондоне, Париже, и в каждом из городов, куда она прибывала, княжна представлялась новым именем.

Самым известным из вымышленных титулов Таракановой был титул принцессы де Волдомир (княжна Владимирская, как называли ее в России). Именно он вынуждает думать, что княжна изначально имела большие планы на Россию.

Примерно в 1772 году девушка познакомилась с графом Филиппом Фердинандом фон Лимбург-Штирумом, представившись ему персидской принцессой Али-Эмете. Очарованный граф тут же влюбился в юную авантюристку и решил на ней жениться. Однако девушка не торопилась принимать предложение – она была не против тех подарков, которые преподносил ей граф, среди которых было скромное поместье Оберштейн, но в остальном предпочитала подождать. После нескольких лет спокойной жизни княжне Таракановой наскучил статус невесты графа, и она продолжила свое путешествие по странам мира в поисках более весомой добычи.

Читайте также  Клеопатра - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Количество вымышленных личностей княжны поражает. В Бордо она представилась незаконнорожденной дочерью Австрийского императора Франца I, в Германии девушка сообщила, что ее опекуном является князь Александр Михайлович Голицын, а примерно в 1774 по Европе прошел первый слух о том, что княжна Тараканова — дочь российской императрицы Елизаветы Петровны и ее фаворита, Алексея Григорьевича Разумовского.

Вскоре княжна Тараканова открыто заявила, что она действительно является законной наследницей престола, а Екатерина II — самозванка, занявшая ее место. Как ни странно, у Таракановой появились союзники: польские представители знати, оставшиеся ни с чем после раздела Речи Посполитой, увидели в княжне новые возможности.

Для того, чтобы ее версия выглядела правдоподобной, девушка сочинила красивую легенду. Согласно ей, Петр III обманом взошел на престол, а «принцессе Елизавете», как самозванка назвала себя, чудом удалось сбежать в Персию, после чего последовали долгие годы мытарств по странам Европы, где она намеренно представлялась чужими именами, дабы обезопасить свою жизнь. Также новоявленная принцесса использовала в своей легенде пугачевское восстание, заявив, что Емельян Пугачев — ее старший брат и законный наследник престола, борющийся за свое место.

Легенда, сочиненная Таракановой, открыла ей многие двери — «наследную принцессу» с радостью принимали в знатных домах, ей одалживали крупные суммы денег, жалели и всячески помогали. Немного укрепившись в роли наследницы российского престола, Тараканова предприняла новый шаг — она объявила о завещании, которое оставила после смерти Елизавета Петровна, и согласно которому следующей взойти на престол должна ее дочь, княжна Владимирская Елизавета.

Слухи о появлении наследницы престола очень скоро дошли и до России. Обеспокоенная Екатерина II обратилась за помощью к своему сподвижнику Алексею Григорьевичу Орлову. Тот отправился в Италию, где на тот момент находилась самозванка, и притворился, что влюблен в нее. Согласовав все свои действия с императрицей Екатериной, Орлов клятвенно пообещал Таракановой быть ей верным и помогать ей в ее нелегком деле. Также граф пригласил девушку на русскую эскадру, сообщив, что все моряки готовы вступить в ряды ее верных соратников.

После того, как самозванка явилась осмотреть русский флот, в ее честь прогремел салют, а спустя несколько минут она была арестована и отправлена в Петербург. В мае преступницу вместе с несколькими ее польскими союзниками доставили в Петропавловскую крепость, где началась череда допросов, которые лично контролировала Екатерина II.

Союзники самозванки тут же раскололись, сообщив, что не верили рассказам Таракановой, а лишь преследовали свои интересы. Однако сама княжна так и не раскрыла своих истинных намерений. На допросах женщина упорно твердила, что она родилась в Петербурге, а после сбежала в Персию. Также пленница рассказала о нескольких тщетных попытках Петра III убить ее. Тараканова заявила, что никогда не называла себя наследницей российского престола, а лишь пыталась выяснить свое происхождение, а также обратиться к императрице за помощью в восстановлении фамилии и титула. От своей правды княжна не отступилась даже в разговоре со священником.

Во время заключения Тараканова написала письмо Алексею Орлову, думая, что он также находился под арестом. Граф ответил, что не может оказать ей какую-либо помощь, поскольку сам был задержан. Историки считают, что этот шаг Орлов предпринял для того, чтобы княжна не покончила жизнь самоубийством, осознав потерю поддержки всех своих союзников.

Также пленница направила несколько писем самой императрице Екатерине, в которых просила о личной встрече. Однако подписав свои письма именем Елизавета, самозванка лишь накликала еще больший гнев императрицы. Екатерина II отказалась встречаться с княжной.

Вскоре врачи, осмотревшие пленницу, обнаружили у той признаки чахотки. По их заключению, княжна заболела еще до ареста, а ее состояние только ухудшалось день ото дня. Тогда императрица предложила пленнице сделку — в обмен на правдивые сведения о ее происхождении Тараканова получила бы свободу и право выйти замуж или уехать в Германию. Однако княжна продолжала настаивать на своем. По всей видимости, для нее была важнее легенда о знатном происхождении, чем собственная свобода.

Княжна Тараканова. Биография, личная жизнь

История Княжны Таракановой

В истории России есть легендарное имя, постоянно вспоминающееся, – княжна Тараканова. В литературе, театрах, кино и живопись взволнованно рассказывалось, что сия прекрасная молодая женщина, незаконная дочь императрицы Елизаветы Петровны, по приказу новой российской государыни Екатерины 2 Великой была обманом привезена в Россию и заточена в Петропавловской крепости, где и умерла страшной смертью во время петербургского наводнения. Воистину трагическая судьба. А как все было на самом деле.

Блеск авантюры

Все началось в столице Франции. 1772 год – в Париже объявилась молодая и обаятельная красавица. Для роскошного Парижа это, конечно, было не в диковину. Все молодые и обаятельные стекались сюда. Однако новая парижанка блюла флер загадочности: то говорила, что зовут ее Али Эмети и родом она из Турции, то меняла имя на Элеонору и уверяла, что родом из многострадальной Польши, потом вдруг клялась, что она княжна Волдомирская и Азовская и родилась в… Черкесии. Путаница была и с годом рождения: то назывался 1752 г., а то и 1756 г.

Но смутные данные не смогли помешать юной авантюристке заиметь богатых покровителей: гетмана польского и графа литовского Михаила Огинского и графа французского де Рошфор-Валькура. Но самым близким другом и пылким любовником красавицы слыл барон Эмбс, с которым она открыто жила в одном доме. Но вот незадача: выяснилось, что сей барон – самозванец, фламандский купец, который прячется от долгов по всей Европе. Когда же его вычислила французская полиция, лже-Эмбс вместе с Али-Элеонорой отправился в Германию. В скором времени туда подъехал и граф Рошфор, сгорающий от любви к красотке. Он же и познакомил свою нежную протеже с князем Лимбург-Штирумским. Словом, Али-Элеонора вышла в высший свет.

Начало легенды

Лимбург был до такой степени поражен красотой девушки, что позвал ее под венец. Но опять незадача: происхождение у красавицы подкачало. Вот тогда-то девица и ляпнула: в действительности она – дочь русской императрицы Елизаветы, и зовут ее так же. После смерти матушки вступившая на трон проклятая Екатерина II сослала красу-девицу в Сибирь. А потом и вовсе велела продать несчастную в гарем персидского шаха. Но тот был великодушным – отпустил ее. С того времени она и странствует по Европе.

Неясно, поверил ли князь Лимбург в такую авантюрную историю, но он быстро понял другое – красотка, верящая в свои неуемные фантазии, сможет стать превосходной картой в политической игре. Князь представил Али-Элеонору-Елизавету польским эмигрантам. Те мечтали о свободе Польши от российского гнета и хорошо понимали, что, пока у власти хваткая и безжалостная Екатерина II, она Польшу не отпустит. Так что необходимо свергнуть Екатерину. И вот перст судьбы: девица-авантюристка, которая утверждает, что она – дочь покойной императрицы Елизаветы Петровны, соответственно является законной претенденткой на российский престол.

О том, что Елизавета Петровна состояла в тайном браке с графом Алексеем Разумовским, давно ходили слухи не только по России, но и по Европе. Поговаривали, что у них была дочь, которую отдали на воспитание сестре Разумовского. Та была замужем за неким поляком Дарагановым, но фамилия оказалась непривычной для русского уха, – так девочка и стала Таракановой.

Явление «истинной наследницы»

Не будем описывать разные перипетии дальнейшего развития жизни новоявленной Елизаветы Алексеевны. Ясно одно: поляки решили подготовить мир к явлению «истинной наследницы». Новоявленная княжна встретилась в Венеции с одним из самых ярых сторонников самостийности Польши – князем Радзивиллом. Это была уже большая политика. Вдвоем они принимали посетителей, а точней, вербовали сторонников свержения Екатерины. Чтобы люди верили, фантазерка-княжна разработала некий якобы русский придворный этикет. Франция, которой также была выгодна вся эта заварушка, предоставила в распоряжение княжны загородную резиденцию посла, яхту, экипажи. Деньги потекли рекой.

Салон «истинной наследницы» стал популярнейшим местом сбора всех, кто был недоволен политикой Екатерины 2 в разных странах мира. В конце концов, княжна Тараканова в открытую заявила свои притязания на российский трон, объявив себя законной наследницей, а Екатерину Великую – самозванкой. Конечно, всем было ясно, что истинными двигателями таких притязаний были Польша, Франция и Турция, стремившиеся вытеснить «строптивую» и независимую во внешней политике Екатерину с престола. Но и княжной было приложено немало усилий. Она предъявляла всем духовное завещание «родной матушки Елизаветы Петровны», по которому та передавала власть не какой-то там немецкой принцессе, а законной дочери – Августе. И никого не удивило, что Али-Элеонора-Елизавета назвалась теперь Августой.

Схватить «бродяжку»

По другому говоря, притязания начали приобретать опасный политический характер. Надо было принимать срочные меры. Императрица отправила своего верного адмирала Алексея Орлова.

В Италии «бродяжку», как называла ее Екатерина Великая, и нашел граф Орлов. К тому времени денежные средства княжны Таракановой сильной истощились, и агенты Алексея Орлова отыскали ее в очень скромной, почти бедной квартирке. Граф уверял княжну, что признает ее права на русскую корону, уговорил ее переехать из Рима в Пизу и нанял там для нее богатый дом. Он стал исполнять все ее прихоти и капризы, что обошлось русской казне в копеечку. Закружившись в вихре волшебных удовольствий, принцесса Владимирская забыла об осторожности.

Орлов клялся совершить в России государственный переворот в ее пользу, к тому же притворился влюбленным и предложил ей обвенчаться с ним по православному обряду. Некоторые исследователи (к примеру, французский историк А. Деко и др.) считают, что граф А. Орлов в действительности без памяти влюбился в княжну. Больше того, никто не верил в нее так, как он: она еще будет царицей, и за это он готов был положить жизнь свою. В скором времени он смиренно просил будущую «императрицу», не удостоит ли она, Романова, простого Орлова чести стать его женой. Дело оставалось только за священником, и под этим предлогом граф перевез доверившуюся ему женщину в Ливорно, где находилась русская эскадра.

В ловушке

Орловым были наняты два человека, разыгравшие роли попа и дьякона, и в Ливорно состоялось «венчание». Влюбленная и ничего не подозревавшая девушка с радостью согласилась прибыть на корабль «Исидор» – «частичку земли русской» – и отпраздновать их свадьбу, а потом отправиться в Санкт-Петербург. Она была уверена, что там ее ждет трон. Адмирал Самуил Грейг, помощник А. Орлова, выслал навстречу Таракановой эскорт матросов, и в ту минуту, когда она прибыла в порт, прогремел ружейный салют. С борта адмиральского корабля спустили на канатах парадное кресло, княжна села в него, и была торжественно поднята на борт.

В разгар «свадебного» веселья граф Орлов куда-то исчез, матросы тут же схватили «новобрачную» и заковали в кандалы. До самых берегов Бретани княжна вела себя спокойно и ждала, что «жених» приедет за ней. Но в порту, куда зашла русская эскадра, ее никто не встретил, и только тогда открылась ей мрачная правда. В рапорте контр-адмирала Грейга сказано, что княжна «пришла в отчаяние, узнав свою гибель, и в великое бешенство, а потом упала в обморок и лежала в беспамятстве четверть часа, так что и жизни ее отчаялись; а как опамятовалась, то поначалу хотела броситься на аглицкие шлюпки, а как и тово не удалось, то намерение положила зарезаться или в воду броситься».

Читайте также  Джейн фонда - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Узница Петропавловской крепости

Все это происходило на глазах многочисленной публики, которая съехалась, чтобы увидеть таинственную узницу, потому адмирал Грейг поспешил плыть на всех парусах к Кронштадту. В Санкт-Петербурге пленницу отправили в Петропавловскую крепость, где определили в Алексеевский равелин – в камеру, где от сырости на камнях выступала вода, в углах настывал лед, зеленая плесень покрывала стены. Только бой курантов да выстрелы сигнальных пушек нарушали могильную тишину. Довольно скоро узница сильно простудилась и начала чахнуть на глазах.

Допросы

Допрашивал пленницу петербургский генерал-губернатор князь А. М. Голицын, подготовивший для Екатерины рапорт, по которому «биография» княжны Таракановой выглядит так: «Ни родителей своих, ни места рождения, ни национальности своей она не знала. Смутно помнила, что маленькой девочкой жила в Лионе, потом – в Киле; помнила свою воспитательницу, которая сообщила, что крестили ее “по православному образцу”. Содержали ее и обеспечивали ей безбедную жизнь баронесса Штерн и купец Шуман из Данцига, но кем приходились ей эти люди – она не знала.

В 1761 году, когда ей было 9 лет, ее повезли в Санкт-Петербург, а оттуда по велению Петра III почему-то к персидской границе. Там она сильно заболела, а выздоровев оказалась в Багдаде, где ей в конце концов сообщили: немилость государя вызвана тем, что она – является дочерью Елизаветы Петровны… Затем сказочно богатый персиянин везет ее путешествовать по Европе, потом она останавливается в Париже, откуда часто наезжает в Италию».

От природы была одарена умом, сильным характером. Напротив, ее супруг был человеком слабым, дурно воспитанным…

Этот рапорт – один из немногих документов, дающих возможность (и то не всегда достоверно) восстановить некоторые эпизоды из жизни княжны Таракановой. Спустя несколько дней А. Голицына сменил Ушаков, который снова увещевал узницу открыть всю правду и своих сообщников, обещая за это милость государыни. Однако она не переставала повторять то же самое… В допросах княжны принимал участие и ее «супруг» – граф Алексей Орлов, но и его попытки вынудить признание пленницы ни к чему не привели: она упорно продолжала утверждать, что является царевной… Даже на исповеди, когда тюремный священник задавал ей вопросы, которые были необязательными по обряду, она твердила о своем высоком происхождении.

Лишить всего

В скором времени по распоряжению Екатерины условия жизни узницы были резко ухудшены. В камере ее день и ночь находились офицер и двое солдат, узницу лишили всего, забрали все, кроме постели и необходимого платья, и начали кормить арестантской пищей: на обед давали черный хлеб, солдатскую кашу и щи. Привыкшая к роскоши и довольству, арестантка не могла заставить себя притронуться к грубому угощению и подолгу просиживала над мисками голодная.

Люди, сторожившие княжну день и ночь, за все время не смогли подметить в ней минуты душевной слабости или колебания. Никакие лишения не смогли заставить ее открыть правду. Да и знала ли она ее сама? Возможно, ей со стороны внушили уверенность в ее царском происхождении? Возможно, она была абсолютно искренней, когда призывала Бога и всех святых в свидетели, что говорит правду? Царственное происхождение, безусловно, вскружило ей голову, и она не устояла перед искушением «поиграть в престол»…

Смерть княжны Таракановой

Болезнь княжны с течением времени начала усиливаться, она постоянно кашляла и очень страдала от постоянного присутствия в камере солдат, приводивших ее в неистовство. Спустя какое-то время их удалили, но приказали строго следить, чтобы пленница не наложила на себя руки. Болезненная агония узницы продолжалась больше двух суток, а потом солдаты закрыли своими руками карие глаза этой необыкновенной женщины. Ранним утром следующего дня они вырубили кирками и ломами на внутреннем дворике Алексеевского равелина глубокую яму и с большими предосторожностями закопали тело княжны. Погребение производили тайно, безо всяких обрядов…

Альтернативная версия судьбы

С именем княжны Таракановой историки связывают и судьбу таинственной узницы московского Ивановского монастыря – инокини Досифеи; видеть ее имели право лишь мать-игуменья и священник монастырской церкви, который даже церковную службу служил для нее отдельно – по ночам. Поначалу инокиня Досифея жила в доме игуменьи, потом для нее выстроили отдельный 2-х комнатный домик с окнами, обращенными к монастырской стене. У крыльца круглые сутки нес дежурство вооруженный часовой, убирала комнаты и готовила пищу специально приставленная келейница, которую обязали также шпионить за узницей и обо всем доносить игуменье. Потому можно себе представить, как пугал обитательниц монастыря призрачный свет в надвратной церкви и черная фигура таинственной инокини. В такой обстановке инокиня Досифея прожила до смерти императрицы Екатерины Великой в 1796 г.

Во времена правления императора Павла 1 тюремная жизнь узницы была немного смягчена; ей было разрешено принимать посетителей, и к инокине Досифее начали наведываться «высокие лица» из московской знати. При императоре Александре 1 ей разрешили выходить во двор монастыря и находится на церковной службе вместе со всеми. Но продолжительное заточение в монастырской тюрьме расстроило рассудок узницы: инокиня Досифея дожила до 1810 г. и скончалась в возрасте 64 лет. В торжественной обстановке похоронили ее в соборе Новоспасского монастыря – в усыпальнице Романовых, где погребали родственников царствующего дома.

Княжна Тараканова. Исторический миф и реальность

По статье снят сюжет на т/к «Культура». Его можно увидеть здесь:
https://www.youtube.com/watch?v=IDRSHxDDObY

Княжна Тараканова: исторический миф и реальность
(статья из цикла «Родословная культуры»)

Год тысяча восемьсот шестьдесят третий: на выставке Академии художеств представлена знаменитая с той поры картина Флавицкого «Княжна Тараканова». Сюжет навеян одноимённым романом Данилевского. Но сама эта история изображённой на холсте женщины, якобы тайной дочери императрицы Елизаветы и фельдмаршала Алексея Разумовского, пришла к нам из Европы. Первыми о ней писали журналисты и литераторы Франции. Именно их версия судьбы претендующей на трон дамы легла в основу романа и картины. И версия эта оказалась очень стойкой. Уже в наши дни по ней снят фильм «Царская охота».

Но кем на самом деле была эта женщина? И действительно ли существовала царственная дочь от тайного брака? Чтобы выяснить это, вернёмся снова в девятнадцатый век.

Спустя четыре года после шумного успеха картины Флавицкого вышла в свет историческая повесть-исследование писателя Мельникова-Печерского. Её название – «Княжна Тараканова и принцесса Владимирская». Автор изучил все доступные в то время документы и убедительно показал: загадочную самозванку подготовили польские конфедераты Карла Радзивила в союзе с правящими кругами Франции. Происхождение женщины осталось неизвестным, но ведёт на Восток.
Алина или, по-другому, Али-Эмете, впервые широко заявила о себе в Париже. Сначала её представили мифической принцессой Владимирской из рода Рюрика. А чуть позже – дочерью покойной императрицы Елизаветы. Была Алина очень красива, образованна, умна и любила богатых мужчин.

Её появление совпало с разделом Польши, нашей победой над турками и первым заявлением о себе самозванца Пугачёва. Он также был тайно связан с конфедератами. Эту широкую интригу изготовили в общем центре непосредственно против Екатерины Второй и всей внешней политики России.

В ответ русский двор составил контр-игру. События развивались быстро. Самозванка обратилась с воззванием к нашему флоту, стоявшему в Италии, в Ливорно. Военными силами России в Средиземноморье руководил тогда граф Алексей Орлов. Он прикинулся единомышленником Алины, обещал помощь. Затем разыграл страсть к ней, сумел вызвать ответное чувство. Они становятся любовниками. А вскоре Орлов заманивает мнимую царскую дочь на корабль и увозит в Россию.

Так она оказалась в Алексеевском равелине Петропавловской крепости. Алина была уже беременна, ждала ребёнка от графа. В тюрьме у неё открылась скоротечная чахотка. Она родила дочь и следом умерла в самом конце тысяча семьсот семьдесят пятого года. Похоронили её там же, в крепости у равелина.
Сюжет картины Флавицкого исторически недостоверен уже только тем, что самозванка скончалась за два года до изображённого художником знаменитого наводнения. Этот сюжет сочинён в европейской печати.

Но была ли в истории настоящая царственная дочь Елизаветы? Или это всё сплошной вымысел?

Память о настоящей княжне Августе Таракановой долго хранилась в простом народе. О ней ходило много рассказов-преданий. Мельников-Печерский в своей повести тоже упоминает о ней. Но полнее всего сказано в малоизвестной церковной книге «Жизнеописание схиархимандрита Моисея Оптинского», изданной в конце девятнадцатого века.

Итак, шёл тысяча семьсот восемьдесят пятый год. В московский Ивановский монастырь, что на Кулишках у Зарядья, привезена по секретному распоряжению императрицы неизвестная женщина сорока лет. Её поместили в отдельную келью-домик. Доступ к ней строго запретили. Монашеское имя ей дано Досифея. После смерти Екатерины Второй строгость к этой монахине-пленнице ослабили, но надзор оставался всегда. Совсем немногих допускали к ней. А храмовое богослужение совершали отдельно, для неё одной.

Люди, знавшие матушку Досифею, оставили свои скупые воспоминания. Сложением она была довольно хрупкая, стройная. Лицо красивое, с тонкими чертами, выражения кроткого. Отличалась монахиня прекрасным образованием, обхождения была благородного. На стене кельи висел портрет императрицы Елизаветы.

Мать Досифея прославилась в Москве как сильная молитвенница. Под окошком её всегда собирался народ: кто-то – за духовным советом и помщью; кто-то – из любопытства; а кто-то – за подаянием. На содержание затворницы казна отпускала крупную сумму денег. Но монахиня раздавала их беднякам. Также, она славилась как рукодельница. Вырученные за шитьё деньги раздавались тоже.

От матушки Досифеи сохранилось одно-единственное письмо. Когда-то она благословила им на монашеский путь братьев Иону и Тимофея из купеческого рода Путиловых вопреки воле их родителей. Вот её слова: «Должно заметить, что на путь правый указует идущим не скитающийся в мирской прелести, ищущий спокойствия телеснаго. но напутствуемый чрез Христа старец, хотя в раздраном рубище и хладный телом, но теплый верою… Вы же, видев совесть свою как бы в зеркале, и приняв несение креста Спасителя нашего…страшитесь сбросить его с себя, угождая побуждениям плоти, в коей часто бывает и враг владыкою… Видев же вас несетующих и без уныния…прошу вас смиренно, писать мне впредь… Имею честь быть, грешная Монахиня Досифея».

Слова этого письма смело можно отнести к жизни самой Досифеи, в прошлом – царственной княжны Августы Таракановой. Четверть века она провела в затворе и молитве и ещё при жизни почиталась народом как преподобная.
Ну, а братья Путиловы с её напутствия станут великими монахами. Один – архимандритом Исаакием, строителем Саровской пустыни во время жития в ней преподобного Серафима. Другой – схиархимандритом Моисеем, строителем Оптиной пустыни. Именно он положил начало скиту и великому Оптинскому старчеству.

Читайте также  Дмитрий журавлев - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Мать Досифея скончалась четвёртого февраля тысяча восемьсот десятого года и погребена в Ново-Спасском монастыре, в усыпальнице рода Романовых. На отпевании были главнокомандующий столицы граф Гудович с женою Прасковьей Кирилловной Разумовской, другие вельможи екатерининской эпохи и множество простого народа.

А в настоятельских покоях ещё долго хранился неизвестный сегодня портрет молодой княжны Августы Таракановой.

Как избирательно работает память! Она часто хранит яркую оболочку ядовитых событий в ущерб скромному и тёплому облику благодатного содержания.

Княжна Тараканова


Княжна Екатерина Тараканова принцесса Владимирская (именно так она себя именовала) предположительно родилась в 1745 году. Авантюристка и самозванка выдавала себя за дочь императрицы Елизаветы Петровны и графа Алексея Разумовского от морганатического брака. Доподлинное имя этой женщины неизвестно,что, конечно, очень странно, зная традиционную всесильность российского сыска и желание Екатерины докопаться до истины В разные периоды своей жизни мнимая княжна называла себя по разному: то девица Фрэнк, то Шейль, то Тремуйль, то Али-Эмете, принцесса Волдомирская с Кавказа , то Азовская принцесса, она же — графиня Пиннеберг и, наконец, — царица Елизавета.

Биография Княжны Таракановой

Биография Княжны Таракановой очень запутана. Никому не известно доподлинное происхождение этой женщины — ни любовникам авантюристки, ни следователям Екатерины II, ни всезнающим историкам. Думается, что и сама она мало знала о своём происхождении, чтобы что то скрывать. Один английский посланник при петербургском дворе уже после поимки и заключения самозванки в Петропавловскую крепость объявил Екатерине, будто она дочь пражского трактирщика, другой посланник уверял, будто она дочь нюрнбергского булочника. Но версии о её происхождении из низов маловероятны, так как у княжны было явно незаурядное образование и воспитание: манеры, такт, знание языков, она живо интересовалась искусством, прекрасно разбиралась в архитектуре и живописи, рисовала и играла на арфе.

Княжна Тараканова была очень красивой женщиной. Судя по сохранившимся описаниям, она была миниатюрной, стройной и темноволосой и своей внешностью напоминала итальянку. Отличаясь редкой привлекательностью, которую не портило даже небольшое косоглвсзие и умом, а также тягой к неумеренной роскоши, самозванка всегда имела немало поклонников, средствами которых беззастенчиво пользовалась, доводя некоторых до разорения и тюрьмы.

Граф Алексей Орлов так в последствии описывал авантюристку- «Оная женщина росту небольшого, тела очень сухого, лицом ни бела, ни черна, глаза имеет большие, открытые, цветом темно-карие, косы и брови темнорусы, а на лице есть и веснушки. Говорит хорошо по-французски, по-немецки, немного по-итальянски, разумеет по-английски, думать надобно, что и польский язык знает, только никак не отзывается; уверяет о себе, что она арабским и персидским языком очень хорошо говорит. Свойство она имеет довольно отважное и своею смелостью много хвалится».

Финансовые интересы Княжны Таракановой

Скрываясь от кредиторов княжна часто меняла свое местожительство и засвечивалась в разных городах Европы. В каждой стране она выдавала о своей жизни новую информацию и называлась разными именами. В 1772 году в Париже она представилась местному обществу наследницей русского престола, царскою особой, дочерью императрицы Елизаветы княжной Екатериной Таракановой. В светском Париже появилась новая легенда о жизни княжны. Якобы она происходила из богатого русского рода князей Владимирских, воспитывалась у дяди в Персии, а по достижении совершеннолетия приехала в Европу с целью отыскания наследства, находившегося в России.

Благодаря новым поклонникам княжна весело и роскошно провела 2 года в Париже придумывая и вынося на общий суд новые легенды о своей жизни. Историки уверены , что кто то надоумил княжну выдать себя за дочь Елизаветы. Сама по себе княжна была выдающейся только в смысле безудержной фантазии по части прожигания собственной жизни в сплошных удовольствиях. Политика же, карьера её не интересовали, да и сил внутренних на такое дело, видать, было маловато.

По одной существующей ныне версии великая авантюристка сама решилась придумать эту русскую историю. Больше всего в жизни ее интересовали деньги и ради них она готова была пойти на любую аферу. Наслушавшись рассказов о Емельяне Пугачёве, объявившем себя Петром III, возможно она назвала себя русской принцессой, для того, чтоб получить средства у доверчивых кредиторов путём красивых обманов. Неизвестной особе вряд ли кто одолжит приличную сумму, а наследнице престола — весьма вероятно.

Существует и другая версия. В это же время из Бельгии была выслана самозванка, которая выдавала себя за дочку императора Франциска I и жила в роскоши до тех пор, пока её не потребовала к себе императрица, разоблачившая обман. Приёмы обмана были слишком похожи. «Возможно, что очередной блеф с русским престолом увенчался бы ещё одним позорным разоблачением и очередным изгнанием из очередной страны, но «бог шельму метит», и несчастная стала игрушкой в руках польских конфедератов — непримиримых врагов Екатерины. Княжна Тараканова имела нескольких любовников в среде польских эмигрантов и удачно использовала их деньги, однако и сама попалась в ловушку политической игры. Вряд ли она задумывалась о последствиях, просто страстно любила сам процесс авантюры и охотно подхватила предложения своих покровителей.»

Мечты Княжны Таракановой о русском престоле

Идея вступить на русский престол очень захватила мнимую княжну. Летом 1774 года она попросила содействия в восстановлении «справедливости» у турецкого султана и написала ему письмо. В послании султану она привела веские причины, замедлившие ее появление в обществе- болезнь, гонения, покушения и т.д. Также она упомянула и имя Емельяна Пугачёва, назвав его своим братом и попросила султана помочь ей поскорее встретиться с ним. По странному стечению обстоятельств именно в этот день «брат» потерпел решающее поражение под Царицыном и выкопал тем самым могилу своему предприятию.

Затем великая авантюристка вместе с подстрекателями прибыла в Италию, ожидать получение турецких паспортов, разрешавших отправиться в Россию. «Польские «друзья» княжны Таракановой устроили «высокородную» особу на жительство во французское посольство, и многочисленное общество, посещавшее дипломата, имело возможность наблюдать, какие царские почести оказываются претендентке на русский престол. Надо сказать, что иностранные политики не имели желания вмешиваться в династические распри далёкой страны, но на всякий случай некоторые выслушивали велеречивую, нервную женщину, облегчённо вздыхая, когда она, получив небольшую сумму денег, покидала дом.

Связь Княжны Таракановой с властью наделёнными мужчинами

Письма турецкому султану благодаря хорошо поставленному сыску Екатерины до адресата не дошли, но княжна Тараканова об этом не знала и продолжала составлять разнообразные подложные документы. Авантюристка вошла во вкус и сочинила завещание придуманной матери, которое она показывала при первом удобном случае. Она бомбардировала своими претензиями на трон русского посла во Франции Панина. Иногда кажется, что княжна Тараканова действительно поверила, что она дочь царицы Елизаветы, и это и погубило её.»

Ее здоровье к этому времени было серьезно подорвано и все больше времени из-за кашля с кровью и лихорадочных припадков ей приходилось проводить в постели. Не смотря на болезнь мнимая княжна продолжала искать поддержку у Никиты Панина в Петербурге, Густава Третьева в Стокгольме и закидывала их прошениями о содействии в справедливости. Продолжая упорствовать в своих замыслах, самозваная принцесса обратилась за помощью в Ватикан, обещая в случае успеха ввести в России католическую веру.

Наряду со своими политическим играми самозванка продолжала вести роскошный образ жизни, что в очередной раз привело ее к банкротству. Воспользовавшись своей выдуманной легендой наследницы русского престола княжна написала письмо английскому консулу и попросила у него денег. Тот, наслышанный, что русская императрица Екатерина отправила на розыск самозванки графа Алексея Орлова, отослал ему письмо княжны и сообщил о ее месте нахождения.

Роман Княжны Таракановой и графа Орлова

В этот период граф Орлов был в опале у Екатерины и для получения императорской милости ее высочества Екатерины II c рвением приступил к поимке авантюристки. Граф Орлов тонко подошел к этому вопросу. При встрече с мнимой княжной он обещал поддержать ее и с почестями посадить на русский престол. Алексей Орлов смог вскружить самозванке голову, а она, полагая что, победа близка с рвением прыгнула в постель брата бывшего любовника самой Екатерины II. Она полагала что граф поддался ее женской привлекательности и искренне верила, что он поможет ей добиться успеха.

Алексей Орлов предложил «будущей императрице» сыграть свадьбу на одном из его кораблей. 22 февраля 1775 года Орлов пригласил свою «невесту» на русский корабль «Исидора». Приняв княжну как царственную особу, с салютом и криками «Ура » счастливую пару «обвенчали». А потом … адмирал корабля неожиданно арестовал «молодоженов» .

Будучи под арестом она написала письмо Орлову, в котором уверяла его в своей неизменной любви и просила помочь ей освободиться. Продолжая играть комедию, граф, который всё ещё опасался возможной мести со стороны сообщников «злодейки», написал по-немецки ответ, в котором уверял, будто сам находится «под караулом», но приложит все усилия, чтобы бежать и освободить ее. Комедия была направлена среди прочего и на то, чтобы удержать пленницу от попытки самоубийства. В это же время посланники графа в спешном порядке отбыли в Пизу, чтобы захватить имущество и бумаги самозванки, а также распустить её свиту, что и было с успехом проделано.

Смерть Княжны Таракановой

26 февраля эскадра снялась с якоря и взяла курс на Россию. В мае 1775 года великая авантюристка была доставлена в Петропавловскую крепость. Вести дело императрица поручила Александру Михайловичу Голицину. Екатерина понимая, что история с авантюристкой не стоит её сил и времени, приказала отпустить женщину, если та откроет тайну своего происхождения. Однако самозванка была столь напугана и растеряна, что так и не смогла понять, в чём её спасение. Она продолжала рассказывать сказки, сочинённые ею на воле, только теперь трактуя их как вовсе невинные забавы, при которых она никогда не претендовала на престол, а наоборот, стыдила всякого, кто осмеливался подталкивать её к каким либо претензиям.

К этому времени княжна уже была смертельно больна и не отдавала отчёт своим действиям. Она умерла 4 декабря 1775 года в одной из камер Петропавловской крепости от чахотки, так и не открыв тайну своего происхождения даже священнику перед смертью. Вполне можно допустить, что она и сама её не знала.

Предание о гибели княжны Таракановой во время наводнения в Петербурге в 1777 г., послужившее сюжетом для наделавшей много шуму картины Константина Дмитриевича Флавицкого, не подтверждается исследованиями.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: