Валентин катаев — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Валентин Катаев

Биография

«Сын полка», «Белеет парус одинокий» — в 70-80-е советские школьники зачитывались этими увлекательными произведениями, пропитанными духом приключений и детского героизма. Впрочем, их автор Валентин Петрович Катаев вошел в историю русской литературы не только как детский писатель. Его перу принадлежат многочисленные романы, рассказы, повести – в литературное наследие Катаева входят более 130 произведений.

Детство и юность

Биография Вали Катаева начинается с Одессы конца XIX-начала XX века. В этом шумном южном городе на стыке двух столетий, 28 января 1897 года, родился будущий писатель. Отец Петр Васильевич Катаев, преподаватель в духовном училище, и мать, генеральская дочь Евгения Ивановна Бачей, с раннего детства привили сыновьям любовь к книгам и чтению.

Валентин Катаев в детстве с отцом и братом Евгением

Пронеся эту страсть через всю жизнь, оба брата посвятили себя литературе: младший брат Катаева – Женя – стал известен под псевдонимом Евгений Петров как автор знаменитых романов «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» в тандеме с Ильей Ильфом (Файнзильбергом).

Мальчики рано остались без матери: она скончалась от воспаления легких вскоре после рождения Жени. Отец, овдовев, больше не женился, с воспитанием детей стала помогать сестра Евгении Ивановны. Тетя была очень доброй, но маму заменить маленькому Вале не могла. Травма от потери навсегда осталась в душе ребенка.

Валентин Катаев в молодости

Отдушину мальчик искал в творчестве. С 9 лет, уже будучи гимназистом, он стал писать стихи, которые читал всем домашним, ища одобрения. Став постарше, юноша стал носить написанное в редакции уже в поисках профессиональной оценки. И первый успех пришел к нему в 1910 году, когда в издании «Одесский вестник» впервые было напечатано стихотворение «Осень», а потом и другие сочинения, в том числе рассказы и фельетоны.

Долго наслаждаться творческим успехом Катаеву не пришлось. Началась Первая мировая война (1914-1918), и в 1915 году, так и не окончив гимназию, юноша ушел добровольцем на фронт.

Война

Службу Катаев начал рядовым артиллеристом. Дважды получал ранения, был отравлен ядовитыми газами, отчего голос его до конца остался с легкой хрипотцой. Писатель был демобилизован в чине прапорщика осенью 1917 года после тяжелого ранения в бедро. С войны Катаев вернулся с наградами: два Георгиевских креста и орден Святой Анны.

Молодой Валентин Катаев в военной форме

Не успели отгреметь залпы Первой мировой, как в стране разгорелась война Гражданская. Этот период биографии Валентина Катаева описан противоречиво. В одних источниках говорится, что с 1919 года он воевал в рядах Красной армии, командовал артиллерийской батареей. Но существует и альтернативная версия, согласно которой Катаев примкнул к «красным» позже, а в начале состоял добровольцем в Белой армии генерала Деникина, за что был впоследствии арестован чекистами.

Так или иначе, тяготы военной жизни Катаев пережил сполна и описал их в повести «Записки о гражданской войне» (1920), рассказе «Отец» (1928).

Литература

С 1922 года в жизни и творчестве Катаева наступает новый этап: писатель переезжает из Одессы в Москву, работает в газете «Гудок». Его круг общения — многие таланты того времени: Юрий Олеша, Исаак Бабель, Илья Ильф, Эдуард Багрицкий. Все они вслед за Катаевым уехали из Одессы покорять столицу, и удачливый первопроходец помогал им обустроиться.

Начинающий писатель Валентин Катаев

Удача действительно улыбалась молодому писателю. Его талант, наконец, признан в столице. Публикация повести «Растратчики» (1926), в которой автор в сатирической манере критикует социальный бич того времени – присвоение казенных денег, отмечена большим успехом. Сам Станиславский предложил Катаеву поставить по мотивам повести пьесу. И вскоре она прошла на сцене МХАТа. А вторая пьеса «Квадратура круга» была поставлена на нью-йоркском Бродвее.

Вслед за старшим братом покорять Москву приехал и Катаев-младший, которого Валентин Петрович стал вовлекать в писательскую среду.

«Каждый интеллигентный, грамотный человек может что-нибудь написать», — говорил он.

Примечательно, что, напутствуя брата, Катаев инициирует написание авантюрного романа о спрятанных во время революции бриллиантах. Идеей он делится с Евгением и другом Ильей Ильфом, приглашая их написать черновик романа, который бы потом сам усовершенствовал и продвинул к публикации.

Илья Ильф и Евгений Петров

Что из этого вышло, уже общеизвестно. Ильф и Петров (Евгений взял псевдоним по имени отца) блестяще справились с задачей без наставничества. Написанный роман разошелся на цитаты, а в благодарность за идею издан с посвящением Валентину Катаеву.

Валентину Петровичу суждено было пройти три войны. В годы Второй мировой он вновь надел военную форму и отправился на передовую. Работал фронтовым корреспондентом, писал очерки, статьи, фотографировал. Известным произведением того времени стала повесть «Сын полка» (1945): образ главного героя Вани Солнцева олицетворяет трагические судьбы многих детей в годы войны.

Писатель Валентин Катаев

К детской теме Катаев обращается еще в довоенные годы, когда пишет повесть «Белеет парус одинокий», в которой автор погружается в атмосферу родной Одессы. В героях Пете и Павлике, которые вовлечены в круговорот приключений на фоне разрушенного революцией 1905 года города, угадываются черты самого Катаева и его брата Жени.

Повестью «Белеет парус одинокий» (1936) открывается тетралогия «Волны Черного моря», в которую позже вошли романы «Катакомбы» (1951), «Хуторок в степи» (1956) и «Зимний ветер» (1960-1961).

Валентин Катаев за работой

Если «Парус» лишь отчасти можно назвать автобиографическим, то роман «Алмазный мой венец» критики открыто назвали мемуарным. Сам писатель с такой трактовкой не был согласен и даже отказался от жанрового определения роман.

«Это свободный полет моей фантазии, основанный на истинных происшествиях», — говорил он.

Катаев работает над книгой в 1975-77 годах, а описываемые события относят читателя в мир литературной богемы 20-х годов.

Валентин Катаев

Оригинальность произведения в том, что при реальной основе сюжета герои, а это известные писатели и поэты – современники автора, завуалированы псевдонимами-масками. А новизна в том, что Катаев впервые написал в непривычном для себя стиле, жанре и направлении.

Личная жизнь

Первое упоминание о личной жизни писателя связано с именем Ирины Алексинской. Нежные чувства к девушке, живущей по соседству, стали первой любовью юноши. О первом браке Катаева доподлинно ничего не известно, а вот второе супружество оказалось счастливым. С Эстер Бреннер они поженились в 1931 году. Невесте было всего 18 лет, Катаеву – 34.

Валентин Катаев с семьей

Валентин Петрович ласково называл жену Эста. В 1936 году у пары родилась дочь Евгения, а в 1938 — сын Павлик. Дочь Валентин Петрович обожал. Маленькая Женя стала прототипом героинь сказок «Цветик-семицветик», «Дудочка и кувшинчик». Дочь Евгения подарила родителям первую и единственную внучку Валентину.

Смерть

Уже будучи глубоко пожилым, Катаев перенес сложную операцию по удалению раковой опухоли. Но причиной смерти стала не онкология. Писатель умер спустя 12 лет от инсульта, на 90-м году жизни, 12 апреля 1986 года.

Могила Валентина Катаева и его жены

Эстер Давыдовна пережила мужа на 23 года. Они прожили в счастливом браке 55 лет. Супруги похоронены в одной могиле на Новодевичьем кладбище в Москве.

Цитаты

«Я уже и тогда подозревал, что самое драгоценное качество художника – это полная, абсолютная, бесстрашная независимость своих суждений» («Трава забвения»).

«Среди людей часто попадаются храбрецы. Но только сознательная и страстная любовь к родине может сделать из храбреца героя» («Сын полка»).

«Лето умирает. Осень умирает. Зима – сама смерть. А весна постоянна. Она живет бесконечно в недрах вечно изменяющейся материи, только меняет свои формы» («Алмазный мой венец»).

«Выгодный брак по любви – это случается не часто» («Кубик»).

Библиография

  • 1920 — «В осажденном городе»
  • 1925 — «Остров Эрендорф»
  • 1926 — «Растратчики»
  • 1927 — «Квадратура круга»
  • 1928 — «Универмаг»
  • 1931 — «Миллион терзаний»
  • 1931 — «Авангард»
  • 1932 — «Время, вперед!»
  • 1936 — «Белеет парус одинокий»
  • 1940 — «Цветик-семицветик»
  • 1940 — «Дудочка и кувшинчик»
  • 1940 — «День отдыха»
  • 1943 — «Синий платочек»
  • 1944 — «Отчий дом»
  • 1945 — «Сын полка»
  • 1956 — «Хуторок в степи»
  • 1956 — «Случай с гением»
  • 1961 — «Зимний ветер»
  • 1961 — «Катакомбы»
  • 1978 — «Алмазный мой венец»

Более 40 произведений прозаика, в том числе сказки и сценарии, были экранизированы. Самые известные — «Белеет парус одинокий» (1937), «Волны черного моря (1975), «Сын полка» (1981).

Валентин Петрович Катаев

Фото Все

Видео Все

Валентин Катаев. «Алмазный мой венец» / «Игра в бисер» с Игорем Волгиным / Телеканал Культура

Дмитрий Быков — ВАЛЕНТИН КАТАЕВ (Советская литература)

Встреча с Валентином Катаевым в Останкино, 1978 | Часть I

Валентин Катаев — биография

Катаев Валентин Петрович – талантливый писатель, драматург, прозаик, поэт, сценарист, военный журналист, популярность которого была на пике в советские годы.

Катаев Валентин Петрович родился в Одессе в 1897 году в обычной семье. Дедушка будущего мастера пера был сыном священника. Отец Петр Васильевич Катаев тоже был связан с православной церковью, так как преподавал в Одесском епархиальном училище. Стоит подчеркнуть особую образованность отца Валентина, который кроме духовной семинарии закончил еще и историко-филологический факультет Новороссийского университета.

Фото: Валентин Катаев

Евгения Ивановна Бачей, мама будущего известного драматурга-сценариста, была генеральской дочерью. Мальчик рос в культурной семье, в атмосфере любви и взаимопонимания. Будущий гений пера с особым трепетом относился к своим родителям. Позднее, когда он начал карьеру сценариста, его любовь и трепетное отношение к родителям проявилось в том, что главному герою повести «Белеет парус одинокий» он дал имя своего папы и фамилию мамы.

Судьба матери была трагичной – она не смогла дожить до совершеннолетия детей, так как заболела воспалением легких еще в молодости, от чего и скончалась. Воспитанием двух мальчиков занималась сестра матери, которая смогла для мальчиков заменить родную маму.

Отец всячески подогревал интерес мальчиков к литературе. Именно поэтому в их семье была огромная библиотека, которая хранила в себе книги разных жанров и самого различного содержания.

Фото: Валентин Катаев в молодости

Родители, бабушка и родной дядя Валентина похоронены на Втором Христианском кладбище Одессы, которое при жизни часто посещал талантливый сценарист, чтобы воссоединиться душой со своими близкими и мысленно попросить совета в непростых жизненных ситуациях.

Был у Валентина и младший брат Евгений, которого природа тоже наградила талантом писателя. Брат Валентина взял себе псевдоним Петров. Слава и Евгения не обошла стороной. Именно он был соавтором известных широкой аудитории произведений «Золотой теленок» и «12 стульев».

Первые труды

С ранних своих лет Валентин Катаев был влюблен в классическую литературу, без которой он не мог прожить и дня.

Сам Катаев, уже будучи великим человеком, говорил, что с ранних лет мечтал стать выдающимся писателем и верил в то, что его желание сбудется.

С первым его трогательным стихотворением читатели познакомились в 1910 году. Называлось оно «Осень». Это произведение выпустил «Одесский вестник», который пользовался популярностью среди одесситов. Увидев интерес читателей к своему первому литературному шедевру, Валентин еще сильнее загорелся. Так за два года мир увидело еще 25 потрясающих его стихотворений.

В 1912 году Валентин попробовал изменить жанр. В результате стали появляться юмористические рассказы. Параллельно появляются два серьезных объемных произведения «Пробуждение», а также «Темная личность». Первый рассказ описывал великую любовь молодого человека к девушке, которую он героически оставил ради революционного движения. Второе произведение несло сатирический подтекст, высмеивая Александра Куприна, А. Аверченко и М. Корнфельда.

Личности, повлиявшие на развитие творчества

До событий Первой мировой войны начинающему писателю Катаеву посчастливилось познакомиться с Иваном Буниным, а также А. М. Федеровым, которые позднее стали верными литературными наставниками Катаева. Через несколько лет круг друзей Катаева стал расширяться – в число его соратников вошли Э. Багрицкий и Ю. Олеша.

Творческое развитие Катаева прервали тяжелые события 1915 года, в связи с которыми Катаев ушел в армию. Причем он сам изъявил желание служить на благо Отчизны.

Биографические данные Катаева говорят о том, что он в те непростые годы трудился прапорщикам, затем пережил серьезное ранение и даже однажды был отравлен газами.

Ранение, о котором говорилось выше, Катаев получил в тяжелом 1917 году, когда воевал на румынском фронте. Полученное увечье было очень серьезным, поэтому Валентина сразу же отправили в госпиталь, который располагался в Одессе. За героизм его не раз награждали Георгиевскими крестами. Также он удостоился ценного в то время ордена Святой Анны IV, а также титула дворянина, который не мог быть передан по наследству.

Продолжение творческого пути

Любовь к литературному искусству у Катаева была настолько сильной и всепоглощающей, что даже в трагические годы войны он умудрялся писать увлекательные рассказы и потрясающие очерки, иллюстрирующие тяготы фронтовых будней. В 1915 году в популярнейшем журнале «Весь мир», который читали все, в том числе элита столицы, появился рассказ Катаева «Немчик». Позднее всем, кто восхвалял талант Катаева, писатель говорил, что шедевры у него получаются благодаря бесценным напутствиям И. Бунина.

Возвращение на фронт

Придя в себя после пережитого ранения, Катаев в 1918 году снова оказывается на службе. На этот раз судьба его занесла в ряды войска известного гетмана П. Скоропадского. Но после того, как гетман совершил предательство и сбежал в немецкую столицу, Катаев ушел в добровольческую армию в звании подпоручика. Позднее Катаев служит на бронепоезде «Новороссия». Есть в биографии Катаева и сведения о том, что гений пера воевал против петлюровцев.

Читайте также  Александр бастрыкин - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Тяжелый отпечаток на писателя отложил 1920 год, когда Катаев подхватил тиф и чуть не умер от этого страшного недуга. Тогда его снова отправили в одесский госпиталь. Недолго пролежав в стенах этого медучреждения, близкие забрали его домой. Там, благодаря хорошему уходу и постоянной заботе родных, он быстро выздоровел. Когда силы снова вернулись, Катаев принимает решение стать подпольщиком офицерского заговора против П.Н. Врангеля. За это он был вместе с братом арестован. В тюрьме пробыли два брата-писателя до осени 1920 года. Вскоре братьев отпустили на свободу, а остальных заговорщиков той же ненастной осенью жестоко расстреляли.

Утверждение в столице

Значимым для Катаева был 1921 год, когда он, работая в харьковском официальном издательстве вместе с Ю. Олешей, арендует жилплощадь. Именно в тот период Катаев решил, что пришло время покорять столицу. Туда он и отправился через год. В столичном городе Валентин начинает плодотворно работать для газеты «Гудок». Там систематически появляются его статьи сатирического и юмористического характера. Под ними он подписывался по-разному. Зачастую под его произведениями ставились псевдонимы Митрофан Горчица, Ол. Твист, а также Саббакин Старик.

События 1938 года положили на Катаева тяжелый отпечаток. Он был свидетелем, как талантливого поэта Осипа Мандельштама арестовала советская власть, назвав все его литературные труды похабными и клеветническими. Наблюдая с болью в сердце за арестом своего соратника, Катаев решил систематически помогать деньгами семье Мандельштама.

Деятельность в период войны

В годы войны нашей страны с захватчиками-фашистами Катаев работал военным корреспондентом. Но и в тот напряженный период, когда одна поездка сменяла другую, Катаев не переставал писать очерки, увлекательные рассказы и захватывающие публицистические статьи. Именно в те напряженные годы талантливый Валентин подарил миру восхитительное произведение «Отче наш».

Непосредственно перед Победой гений пера дарит читателям повесть «Сын полка», которая со временем обрела громогласную популярность, за что и была удостоена Госпремии.

После военных событий Катаев стал страдать от алкоголизма. Страсть к спиртным напиткам настолько сильно сковала его, что гений пера чуть не потерял любимую жену, которая приняла твердое решение о разводе. Но, осознав всю катастрофичность своего положения, Катаев опомнился и больше никогда не прикасался к рюмке.

Книги великого гения пера

С 1955 по 1961 год Катаев возглавляет журнал «Юность», занимая пост главного редактора. В эти годы его издательству помогают удерживать высокий рейтинг малоизвестные молодые поэты, которых тогда относили к «шестидесяникам».

В этот период появляется повесть «Растратчики», которая потрясла любителей литературы жизненным сюжетом и красивым языком изложения. Затем в 1928 году появилась повесть «Квадратура круга». После этого последовало еще много произведений, которые демонстрировали многогранность таланта Валентина Катаева.

Параллельно с книгами, Катаев пополнял и свою фильмографию. Первый фильм «Растратчики» был поставлен Катаевым в 1931 году. Затем последовал фильм «Цирк», после него – произведение «Родина зовет». Стоит подчеркнуть, что Катаев создавал фильмы на основе очень многих своих произведений. Валентин в каждую сценическую работу вкладывал всего себя. Поэтому фильмы его были красивыми, интересными и профессионально поставленными. Зрители их просматривали всегда с особым упоением.

Всесторонняя развитость Катаева проявилась еще раз и тогда, когда гений пера подарил детям и юношам превосходные сказки «Голубок», а также «Цветик-Семицветик». В 1945 году появляются еще сказки «Пень», а также «Жемчужинка», которые привели детскую аудиторию в восторг. Но восторгались этими произведениями не только малыши, но и их родители, которые видели умение гения пера тонко и аккуратно раскрывать в своих произведениях актуальные нравственные вопросы.

Очень аккуратно и бережно Валентин Катаев наставлял детей в своих произведениях, ненавязчиво указывая на особую значимость добра, отзывчивости и уважения к родителям.

За многолетний период своей творческой деятельности Катаев подарил ценителям литературы больше сотни прекрасных произведений, которые иллюстрируют реалии жизни, являются поучительными и назидательными для человека любой эпохи.

Личная жизнь

Катаев был женат дважды. Первый счастливый брак оборвался по причине смерти супруги от воспаления легких. Второй женой талантливого поэта, писателя и сценариста стала Эстер Давыдовна Бреннер. В этом браке в 1936 году у супругов родилась дочь Евгения, а через два года – мальчик Павел.

Смерть

Перестало биться сердце Валентина Петровича Катаева 12 апреля 1986 года. Медики объяснили наступление смерти гения пера истощением организма, которое проявилось на фоне длительной борьбы с раковой опухолью и ее удаления.

Фото: могила Валентина Катаева

Похоронили великого писателя, поэта и сценариста в Москве. Тело гения пера покоится на Новодевичьем кладбище.

Для нас важна актуальность и достоверность информации. Если вы обнаружили ошибку или неточность, пожалуйста, сообщите нам. Выделите ошибку и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter .

Не святой Валентин. За что Катаева называли «двуликим Янусом»

Катаев писал всё — романтическую поэзию, увлекательные пьесы, смешные фельетоны, сказки, юношеские и «одобренные» соцреалистические романы. Никто из современников не сомневался в большом таланте этого автора, зато как человека его недолюбливали: коллеги по перу называли Катаева циником и подлецом. АиФ.ru рассказывает, как сложилась жизнь писателя, охватившая множество исторических событий.

Юный поэт

Валентин Катаев родился в Одессе в 1897 году в семье учителя и дочери генерала, которые прививали своим детям любовь к чтению буквально с пелёнок.

Наконец, в 1910 году мечта 13-летнего мальчишки (которого к этому времени гимназистки уже прозвали сумасшедшим) сбылась — в газете «Одесский вестник» было опубликовано его лирическое стихотворение «Осень». Окрылённый успехом юноша ещё чаще стал появляться в редакциях, и всякий раз тащил туда своего младшего брата, который позже вспоминал: «Он… водил меня по редакциям. «Женька, идём в редакцию!» Я ревел. Он водил меня потому, что ему одному было идти страшно».

Суровая правда

Со временем у молодого поэта появились не только достойные наставники, но и возлюбленная, которой он мог посвящать свои произведения. Музой Катаева стала соседская дочь Ирина Алексинская, настоящая красавица. Но в 1915 году беззаботные годы гимназиста прервала суровая правда жизни, и Катаев добровольцем ушёл в действующую армию.

«Получил Ваше письмо. Спасибо. Оно согрело меня, а это очень кстати: в землянке сыро, холодно, со стен течет, спать можно лишь согнувшись, да, кроме того, единственное стёклышко окна разбилось от звуков стрельбы, и теперь сидим в темноте, так как пришлось заделать дыру доской. В Вашем письме поразительно верно сказано о моей теперешней и прежней жизни. Именно такое сознание и у меня: что-то навеки потеряно. Вспомнил, что еще прошлым летом, в прошлой жизни, нацарапал стишки, которые вдруг вспомнил…Тогда я, каюсь, был немного в Вас влюблен. Помните, моё идиотское объяснение в любви у Вас на балконе осенью? Но почему же «я о ком-то дальнем думал?» А славное все-таки было время. Но его уже никогда не вернешь. », — писал с фронта своей бывшей возлюбленной слишком быстро повзрослевший поэт.

На войне Катаев был дважды ранен и отравлен газами (из-за чего его голос до конца жизни остался хрипловат). Ему присвоили чин подпоручика, титул личного дворянства, а также наградили двумя Георгиевскими крестами и орденом Святой Анны IV степени. Но самое главное, место романтической поэзии в его творчестве заняла прагматичная проза и очерки об «окопной» жизни солдат.

Что мне Англия, Польша и Франция!
Пули, войте и, ветер, вей.
Надоело мотаться по станциям
В бронированной башне своей.
Что мне белое, синее, алое, —
Если ночью в несметных звездах
Пламена полноты небывалые
Голубеют в спиртовых снегах.
Ни крестом, ни рубахой фланелевой
Вам свободы моей не купить.
Надоело деревни расстреливать
И в упор водокачки громить.

«Не рассердить начальство»

В официально существующей в Советском Союзе биографии писателя говорится, что 1919 году он был призван в Красную армию, где исполнял обязанности командира батареи, а после его демобилизовали. Но есть и другая версия, согласно которой Катаев некоторое время был добровольцем в белой армии генерала Деникина и только после 1920 года воевал на стороне большевиков.

Так или иначе, в 1920 году писателя арестовали за контрреволюционную деятельность. Его сын Павел Катаев вспоминал: «Кем был в то время мой отец? Сын преподавателя епархиального училища, получивший чин дворянина (по наследству не передающийся), бывший гимназист и вольноопределяющийся царской армии, участник войны с Германией, дослужившийся по прапорщика и награжденный тремя боевыми наградами, молодой одесский поэт. ». Никакого конкретного обвинения в контрреволюционной деятельности Катаеву предъявить не смогли, но из-за того что биография писателя считалась «подозрительной», на протяжении нескольких месяцев он находился в тюрьме в ожидании сурового приговора. Писателя спасла счастливая случайность: один из чекистов, бывавший на выступлениях Катаева в одесском обществе поэтов, решил помочь талантливому автору.

Вырвавшийся из смертельного страха и голода поэт больше всего желал покоя, денег и доверия начальства, за что у своих современников получил неприятное прозвище «двуликий Янус».

Своих мотивов Катаев даже не скрывал. «Я люблю модерн», — говорил писатель, имея ввиду мебель и квартирные условия в стиле «модерн». Надежда Мандельштам вспоминала, что не раз слышала слова из уст «хорошего советского писателя»: «Не хочу неприятностей. Лишь бы не рассердить начальство».
Однако о чём бы ни писал Катаев — о стройке, революции, войне, соцреализме — он не предавал своего таланта. Как говорил знаменитый критик Александр Нилин: «Цинизм Катаева — цинизм ребёнка, у которого для строгих родителей есть запасной, помимо того, что предъявляют в школе, дневник… Но, к огорчению всех благородных и порядочных людей, рискну сказать, что дару Катаева ничего не вредило».

Редактор «смелого» журнала

Катаев осуждал Бориса Пастернака, подписал письмо против Александра Солженицына, голосовал за исключение Лидии Чуковской из Союза писателей. Однако жизнь научила его не только приспосабливаться, но и помогать другим. В 1937 году он был одним из немногих, кто осмелился публично защищать вернувшегося из ссылки Осипа Мандельштама, а в 1946 году открыто навещал Михаила Зощенко, которого в то время называли антисоветчиком.

Катаев оставался главным редактором журнала почти 7 лет. Считается, что он был снят со своей должности в 1961 году за публикацию романа Аксёнова «Звёздный билет». Но к двадцатилетию журнала бывший главред написал статью, в которой утверждал, что «ушёл со своего высокого поста, совершенно добровольно и без всякого скандала покинул хлопотливую должность, чтобы уже как частное лицо всецело отдаться радостям тихой семейной жизни и свободному литературному творчеству». Говорят, что из-за того, что текст содержал язвительные намёки, и в тот раз были уволены сотрудники, допустившие его в печать.

Нам не нужно адов, раев,
Только б Валя жил Катаев.

Написал однажды эпиграмму Сергей Есенин. Катаев, побывавший на трёх войнах, дважды раненый, травленый газами, переживший тиф, тюрьму, смену власти, рак и операцию, будто следуя завету своего товарища, дожил почти до девяноста лет. Знаменитый писатель скончался в Москве в 1986 году, оставив после себя более 130 произведений.

Еврейский Мир

Газета русскоязычной Америки

  • Главная
  • Кто вы, писатель Катаев?

Кто вы, писатель Катаев?

Кому не знаком автор наших детских книг: «Цветик-семицветик», «Белеет парус одинокий» и «Сын полка» Валентин Катаев, которому в январе исполнилось бы 120 лет. Литератор, великолепно проявивший себя почти во всех жанрах: романах, повестях, рассказах, стихах, пьесах, воспоминаниях, статьях и пр. Человек, усадивший Ильфа и Петрова за стол для написания «Двенадцати стульев», помогавший опальному Осипу Мандельштаму деньгами, покровительством. Основатель и главный редактор (1955—1961 гг.) журнала «Юность». Простая летопись свершенного им в литературе составила много страниц.

Он дожил почти до девяноста. Умер через год после начала перестройки. Успел поучаствовать в первых перестроечных писательских сходках, где говорил, что надо печатать и прозу, которая нам не всегда понятна или не совсем совпадает с нашими вкусами, как печатаем авангардистскую поэзию, для разнообразия.

В последние годы он работал уже на посмертную репутацию, создавая яркие на общем фоне соцреалистической литературы книги: «Алмазный мой венец», «Трава забвения», «Святой колодец», «Уже написан Вертер». Человек писавший много. Писавший по-разному. Всегда очень добротно. Но так и не достигший некоего порога гениальности. Хотя многократно приближавшийся к нему с разных сторон. Он был дружен с великими, считался одним из них, надеялся, что после смерти будет причислен к тому пантеону, где пребывали описанные им герои: командор Маяковский, королевич Есенин, мулат Пастернак, щелкунчик Мандельштам, ключик Олеша. Судя по его книгам, он сам был уверен: чтобы попасть в официальный табель о рангах вместе с ними, ему остается только умереть… Но сразу после его смерти началась совершенно другая эпоха, с грандиозной переоценкой ценностей. И Катаеву, может быть, повезло, что он до неё не дожил…

Лидия Чуковская, к травле которой Катаев приложил руку, ещё задолго до смерти называла его «живым мертвецом».

Борис Чичибабин писал о двух советских классиках, которые явно были талантливей многих официально признанных своих собратьев: «Я грех свячу тоской. Мне жалко негодяев — как Алексей Толстой и Валентин Катаев». На фоне возвращающегося потока запрещенной прежде литературы (от Библии до Джойса, от «Истории» Карамзина до «Архипелага ГУЛАГа»), Катаев померк, был вытеснен на обочину, почти полностью потонул в траве забвения…Справедливо ли это? Нет, конечно. Но это случай с очень талантливым писателем, который был успешен и комфортен в страшные времена, настолько хорошо сумел приспособиться и быть благополучным в эпоху великих трагедий, что расплатился за это тем, что растворился в этом приспособлении.

Читайте также  Талгат нигматулин - биография знаменитости, личная жизнь, дети

«Немало хвалебных и даже восторженных слов можно сказать о прозе Валентина Катаева – о ее словесном изяществе, яркой метафоричности, несравненной пластической выразительности. Одного только о ней не скажешь: что она стоит на крови и пророчестве. Пророчественный дух русской литературы Катаева не коснулся. И только поэтому (а вовсе не потому, что он в благополучии дожил до глубокой старости) в том воображаемом «пантеоне бессмертных», куда он справедливо поместил всех героев своей книги, для него самого вряд ли могло найтись место», — писал о Катаеве литературовед Бенедикт Сарнов.

Давид Самойлов говорил, что в прозе Катаева всё в порядке, только «внутри всего этого подохла мышь».

Это был человек, которому очень легко давалась конъюнктура, смена убеждений. Человек, занимавшийся сочинительством как ремеслом, владевший всеми профессиональными навыками не хуже любого из великих писателей ХХ века, но… У того же Чичибабина горькие слова: «Их сок ушел в песок, чтоб, к веку приспособясь, за лакомый кусок отдать талант и совесть». Совесть — орудие производства писателя. И если она повреждена, то это чувствуется.

Он называл себя сыном революции и революционным художником. Но мог бы, вероятно, служить любой (или почти любой) системе. Начинал он свою литературную деятельность ещё подростком с поэтического изложения позиций черносотенцев:

И племя иуды не дремлет,
Шатает основы твои,
Народному стону не внемлет
И чтит лишь законы свои.

Так что ж! Неужели же силы,
Чтоб снять этот тягостный гнет,
Чтоб сгинули все юдофилы,
Россия в себе не найдет?

В 1913 «Одесский вестник» публикует его стихотворение «Привет Союзу Русского Народа» в день семилетия Союза»:
«Привет тебе, привет,
Привет, Союз родимый,
Ты твердою рукой
Поток неудержимый,
Поток народных смут
Сдержал. И тяжкий путь
Готовила судьба
Сынам твоим бесстрашным,
Но твердо ты стоял
Пред натиском ужасным,
Храня в душе священный идеал…
Взошла для нас заря.
Колени преклоняя
И в любящей душе
Молитву сотворяя:
Храни Господь
Россию и царя
».

Служил в царской армии. Потом служил в украинских вооруженных силах гетмана Скоропадского. Потом в добровольческой армии Деникина. Потом участвовал в белогвардейском заговоре в Одессе, который подготавливал десант сил Врангеля из Крыма. «Во вшах, в осколках, в нищете, с простреленным бедром, не со щитом, не на щите, я трижды возвращался в дом», — писал о себе Катаев.

У Катаева был огромный дар приспособления. Это понятное желание при любом политическом раскладе в обществе потакать литературным вкусам, совпадать с тенденциями времени. Надежда Мандельштам вспоминала, что именно Катаев встретил их после воронежской ссылки, влюбленными глазами смотрел на Осипа Эмильевича, принимал в новом писательском доме с парадным из мрамора-лабрадора, поразившим воображение писателей, еще помнивших бедствия революции и гражданской войны, угощал деликатесами: испанским вином и апельсинами, которые появились в продаже впервые после революции.

«В новой квартире у Катаева все было новое — новая жена, новый ребенок, новые деньги и новая мебель. «Я люблю модерн», — зажмурившись, говорил Катаев, а этажом ниже Федин любил красное дерево целыми гарнитурами. Писатели обезумели от денег, потому что они были не только новые, но и внове…. Вспоминала старое изречение Никулина, которое уже перестало смешить меня: «Мы не достоевские — нам лишь бы деньги»… Когда мы покидали Москву, писатели еще не были привилегированным сословием, а сейчас они пускали корни и обдумывали, как бы им сохранить свои привилегии. Катаев поделился с нами своим планом: «Сейчас надо писать Вальтер-Скотта»… Это был не самый легкий путь — для него требовались и трудоспособность, и талант. Жители нового дома с мраморным подъездом понимали значение 37 года лучше, чем мы, потому что видели обе стороны процесса. Происходило нечто похожее на Страшный суд, когда одних топчут черти, а другим поют хвалу. Вкусивший райского питья не захочет в преисподнюю. Да и кому туда хочется?… Поэтому они постановили на семейных и дружественных собраниях, что к 37-му надо приспосабливаться. «Валя — настоящий сталинский человек», — говорила новая жена Катаева, Эстер, которая в родительском доме успела испробовать, как живется отверженным. И сам Катаев, тоже умудренный ранним опытом, уже давно повторял: «Не хочу неприятностей… Лишь бы не рассердить начальство»…

Осип хорошо относился к Катаеву: «В нем есть настоящий бандитский шик», — говорил он. К концу двадцатых годов — с первыми успехами — у всех прозаиков моей юности, кроме Тынянова и Зощенко, начало прорываться нечто грязно-беллетристическое, кондовое… У Катаева эта метаморфоза, благодаря его талантливости и цинизму, приняла особо яркую форму», вспоминала Надежда Мандельштам.

Писатель Валентин Катаев с женой Эстер и внучкой Тиной

Талантливость и цинизм Катаева отмечал ещё его учитель Иван Бунин. И именно бунинские оценки стали доминировать в отношении Катаева при его жизни. Сначала в самиздатовской публицистике. Потом в писаниях эмигрантов. Потом стали общим мнением.

Сергей Довлатов посвятил Катаеву очерк «Чернеет парус одинокий», где после сеанса диссидентского разоблачения сослался на Бунина: «Я долго размышлял над загадкой личности Катаева. Какие силы заставляют этого человека добровольно совершить то, от чего всеми правдами и неправдами уклоняются другие, причем – не диссиденты, не герои, а нормальные рядовые люди, которые не желают быть пугалом в глазах окружающих? Я пребывал в недоумении, пока один из друзей-литераторов не объяснил мне.

– Пойми, – сказал он, – Катаев действует искренне. Когда он участвует в травле Солженицына или Сахарова, он действует, как это ни жутко звучит, по велению сердца… Сделай опыт, – продолжал мой друг, – поставь себя на место Катаева. Ведь он рассуждает примерно так. «Литературных дарований у меня от природы не меньше, чем у Солженицына. Во всяком случае, наши таланты соизмеримы. При этом, Солженицын лет восемь сидел в тюрьме, переболел раком, писал то, что вздумается, клал на все литературное начальство, и в результате – мировая известность, Нобелевская премия, поместье в Вермонте, и фотографии этого типа красуются на первых страницах западных газет, а я, Катаев, всю жизнь служил режиму, коверкал свои произведения, наступал на горло собственной песне, сочинял всякое конъюнктурное барахло, вроде романа «Время, вперед!», и в результате что у меня есть? Коллекция зажигалок, машина и дача в Переделкине, которую в любой момент начальство может отобрать… Вот и подумай: как ему после этого относиться к Солженицыну?! «Ведь это явная несправедливость! Солженицыну, понимаешь, все, а мне, Катаеву, ничего?! Так я хотя бы в «Правде» оттяну его как следует…».

Вероятно, мой друг близок к истине. Катаев с юности был циничным прагматиком. Еще Иван Алексеевич Бунин, ценя дарование молодого Катаева, с изумлением восклицал, пораженный его воинствующей бездуховностью:

– Господа, этот парень сделан из конины.
К чему же пришел Валентин Катаев на склоне лет? Все материальные льготы, которые он вырвал у режима ценою бесконечных унижений, измен и предательства, доступны в западном мире любому добросовестному водопроводчику! И, наверное, все чаще рвется из глубины души этого старого, талантливого, циничного и беспринципного человека отчаянный вопль:

– За что боролись?! За что чужую кровь проливали?!

И гробовая тишина – в ответ .

Катаев упрекал Мандельштама в малотиражности: «Вот умрете, а где собрание сочинений? Сколько в нем будет листов? Даже переплести нечего! Нет, у писателя должно быть двенадцать томов — с золотыми обрезами!»

Катаев прожил почти в два раза больше, чем Мандельштам. Написал в десятки раз больше. Жил в сотни раз лучше. Но вот прошло время, которое все расставляет по своим местам. Мандельштам – великий поэт. А Катаева помнят?

messie_anatol

messie_anatol

«Евгения и Павел Катаевы

Выпуск: N 49 Рубрика: Наследники по прямой

«Сначала роди мне дочь, а потом — кого хочешь!» — с этой фразы началась семейная жизнь классика советской литературы Валентина Петровича Катаева и его второй жены Эстер Давыдовны Бреннер. Писатель обозначил приоритеты прямо в первый день после свадьбы. И, как случается не так уж часто, судьба не посмеялась над «заказами» людей, а пошла навстречу. Первой у Катаевых в 1936 году действительно родилась дочка – Евгения Валентиновна Катаева.
„ Детство Евгении Петровны, как и многих детей того времени, было омрачено боязнью арестов „

Евгенией девочку назвали в честь бабушки, матери Катаева, которую Валентин Петрович всю жизнь боготворил (в ее же честь был назван и брат писателя – Евгений Петров так что эта женщина дала имена двум своим потомкам). Когда маленькая Женя только начинала говорить, то в ее речи звучала потрясающая французская картавость, что невероятно умиляло всех окружающих, особенно частого гостя в семье – Исаака Бабеля. Бабель буквально влюбился в этого ребенка, постоянно дарил игрушки и в гости к Катаевым приходил, казалось, не к отцу семейства, а к малышке Жене.

Детство Евгении Петровны, как и многих детей того времени, было омрачено боязнью арестов. Сейчас в четыре года дети считаются еще несмышленышами, а Женя Катаева в этом возрасте прекрасно знала, как за людьми ночью приезжают машины и что те, кого забрали, исчезают навсегда. Девочка очень боялась, что однажды придут за ее отцом, который, бывало, критиковал власти и заступался за опальных собратьев по писательскому цеху. «Казалось, если не буду спать, отца не возьмут», — вспоминала она уже будучи взрослой. И не спала, сколько могла.

Второй ребенок родился двумя годами позже, 31 мая 1938 года – Павел Валентинович Катаев. У него было два детских прозвища: Павля и «шакал». А Женю папа предпочитал звать «гиеной». «Многие не верят, вообще удивляются — как это он дал детям такие прозвища? Но ведь это всё шутя, он всё время играл и выдумывал что-то, — а как он любил нас! Это не выражается никакими словами, да и не нуждалось ни в каких словах. Мы могли с ним два часа гулять здесь [в Переделкино] и не сказать друг другу ни слова, но всё это было очень интенсивное общение. . .» — говорит Евгения Катаева об отце.
„ Был момент, когда Эстер и Валентин стояли на грани развода, в 1948 году, основной причиной являлись запои главы семейства „

Дети познали и родительский разлад. Был момент, когда Эстер и Валентин стояли на грани развода, в 1948 году, основной причиной являлись запои главы семейства.

В книге об отце «Доктор велел мадеру пить. » Павля пишет об этой истории так: «Прекрасно помню момент, когда мама вдруг очень серьёзно и спокойно заговорила со мной, десятилетним мальчиком, о возможном разводе с отцом.

Был обычный день, наша столовая из золотистой карельской берёзы с большим овальным столом, двумя буфетами, где на полках на английский манер стояли голубые саксонские тарелки, и двенадцатью «чепенделевскими» стульями была по-доброму освещена утренним солнцем.

— Что ты скажешь? — спросила мама.

Помню, я всеми силами души не хотел говорить с мамой об огромной проблеме, вот-вот готовой ворваться в нашу жизнь и разрушить её.

И я как можно более уверенно и твёрдо сказал:

Потом мне мама рассказала, как она твёрдо и спокойно поставила в известность папу, что забирает детей и уходит, потому что устала и не желает больше терпеть многодневные загулы, непонятных гостей, пьяные скандалы.

А тебе и не надо никуда уходить, — сказал папа. — Я больше не пью».

К счастью, обошлось. Семья осталась полной. Дети росли и становились самостоятельными.
„ Семья Катаевых подтверждает, что литературные таланты передаются по наследству „

Женя вышла замуж за еврейского советского поэта, общественного деятеля и редактора журнала «Советиш геймланд» Арона Вергелиса. Она вела не слишком заметную жизнь, потому информации о ней немного. После смерти мужа живет с матерью в Переделкино, в старой квартире Катаевых.

Павел Катаев поступил в МГУ на факультет журналистики и успешно учился там с 1955 по 1961 год. Однокурсники вспоминали о нем как о компанейском, добром и душевном парне. Однако стал он не журналистом, а писателем. Это удивительно: кажется, семья Катаевых подтверждает, что литературные таланты передаются по наследству. Валентин Катаев, его брат Евгений Петров – один из авторов культовых «Двенадцати стульев» и «Золотого теленка» — и, наконец, Павел.

Он долго боролся с тем, чтобы не остаться «в тени» всенародного признания своих именитых родственников. Катаев-младший признавался, что никогда не позволил бы себе существовать в литературе за счет отца. И долго боролся с непониманием, невостребованностью, рождавшими закономерные сомнения в своих способностях. «У меня написан роман, который в течение четырнадцати лет не могу опубликовать. Вначале это было немыслимо по идеологическим соображениям, сейчас — по коммерческим. » — сказал он в одном из интервью. Речь идет о романе «Один в океане», который был написан в 1979 году, а вышел в печать только в 2001-м. «Моя книга под названием «Один в океане» состоит из трех частей: «Футбольное поле в лесу», «Один в океане» и «Близнец». При написании этой вещи я пользовался теми ходами и приемами, которыми, пожалуй, не пользовался никто. Во всяком случае, из тех литераторов, перед которыми настежь открывались двери издательств и типографий. Мои персонажи — стукачи, лилипуты, матросы и. одиночество».
„ Тоталитарная система казалась ему ладонью, постоянно держащей за горло и мешающей дышать „

Читайте также  Жан ленюк - биография знаменитости, личная жизнь, дети

В советское же время Павел Катаев был известен прежде всего как детский писатель, автор нескольких сборников сказок и пьес для кукольных театров. С 1971 года состоял в Союзе писателей СССР, что в то время являлось непременным условием для возможности публиковаться без проблем. Работал и по основной полученной в МГУ профессии — в «Литературной газете», «Литературной России», Агентстве печати «Новости» (АПН). Однако в 1990-е годы Катаев-младший не вошел в список 245 русских детских писателей XX века соответствующего биобиблиографического словаря.

К советскому государству Павел Катаев относился с изрядной долей критики, хотя к диссидентским кругам не принадлежал. Его протесты были чисто словесными и, пожалуй, самым крупным «проступком», по его признанию, был случай, когда он то ли в Доме литераторов, то ли на каком-то собрании обозвал газету «Правда» фашистским листком. Тоталитарная система казалась ему ладонью, постоянно держащей за горло и мешающей дышать.

Приход Бориса Ельцина на пост президента Катаев принял с восторгом, так как наконец почувствовал себя свободным, ощутил полноту жизни. «Я мог бояться уголовщины или несчастного случая на дороге, но только не своего государства». События августа 1991 года писатель назвал «днями святого озарения», около Белого дома он оказался в своей стихии, среди остальной московской интеллигенции.

Не остался Павел Катаев в стороне и во время путча 1993 года. Непрерывно слушая радио «Свобода», он услышал призывы сподвижников Ельцина прийти к зданию Моссовета. По телевизору то же самое повторил Егор Гайдар. И, конечно, Катаев отправился туда. По его словам, когда он добрался до места, там уже собрались тысячи людей. Каким-то чудом в этой толпе Павел столкнулся со своим приятелем Михаилом Иосифовичем Паперно, работавшим в издательстве «Юго-Запад». Болтаться без дела по улицам не было в их характере, и кончилось тем, что оба мужчины записались в дружину и отправились в разведку к Белому дому. Безоружные, не способные и не готовые в случае чего оказать сопротивление, они прошли по «вражеской территории», даже поагитировали и невредимыми вернулись обратно к своим, выяснив необходимые сведения. «Мы с Мишей так и не узнали — был ли хоть какой-то смысл в наших хождениях вокруг Белого дома. Но все же к одному выводу мы пришли: очень тонкая грань отделяла всех нас от настоящей, с применением всех средств и видов оружия, гражданской войны».

Сейчас Павел Катаев больше известен как мемуарист, написавший основательный труд о своем отце – «Доктор велел мадеру пить…». Книга была опубликована в 2006 году, через четыре года после написания, и стала главным источником подробностей жизни классика советской литературы.»

Подробная биография Валентина Катаева

Нет ничего удивительного в том, что Валентин Катаев больше известен как детский писатель. Однако мало кто знает, что он награжден двумя Георгиевскими крестами, Орденом Святой Анны 4-й степени, тремя Орденами Ленина, имеет звания Героя Социалистического Труда (1974 г.) и лауреата Государственной премии за повесть «Сын полка» (1946 г.).

В статье мы подробнее поговорим о том как жил Валентин Катаев. Биография и творчество знаменитого писателя не могут не вызывать интереса.

Одесса-мама

Валентин Петрович родился в Одессе 28 января 1897 года в образованной семье. Отец его был сыном священника из Вятки, и тоже в свое вермя хотел пойти по стопам отца, но, проучившись в духовной семинарии, он поменял курс на Новороссийский университет историко-филологического факультета и потом преподавал в Одесском юнкерском епархиальном училище.

Мать писателя была генеральской дочерью. Семья жила счастливо, но не долго. Вскоре после рождения брата Валентина — Евгения — женщина умерла от воспаления легких. И сирот взяла к себе на воспитание ее сестра.

Валентин Катаев: биография, фото

Валентину и Евгению с детства прививали любовь к классической литературе, у них в доме была огромная библиотека. Родители часто читали им книги вслух.

Этим и занимательна писательская биография. Катаев Валентин Петрович чуть позже вспоминал, что в своих произведениях он часто описывал интеллигентные семьи, и их прообразом, как правило, была его семья, в которой всегда царила теплота отношений, глубочайшая порядочность и бескорыстие.

Валентин уже с 12 лет начал писать стихи, которые читал всем подряд: родственникам, товарищам, знакомым. Его интересовало их мнение. А потом он, будучи гимназистом, начал бегать по редакциям, куда его стихи не торопились брать для печати. Одно только стихотворение «Осень» все же было напечатано в 1910 году в «Одесском вестнике».

Это просто окрылило тринадцатилетнего подростка. На штурм редакций он стал брать с собой брата. Евгений вспоминал, что он плакал, когда тот тащил его в очередную редакцию, потому что одному Валентину было страшно идти. Так бы все и продолжалось, пока его товарищ по гимназии не посоветовал ему обратиться к своему отцу — писателю Александру Митрофановичу Федорову.

Вскоре тот уже представлял Катаева как своего очень способного ученика. Федоров ознакомил его с творчеством Ивана Бунина. И это стало для юноши чудом подлинной поэзии. Он тут же попросил своего отца купить ему сборник стихов Бунина. У отца от умиления проступили слезы, он подумал, что, наконец-то, его сын взялся за ум.

Мечта

Ежегодно в Одессу приезжал Бунин. И пришло время им познакомиться лично. Это был очень важный день для будущего писателя, о чем и повествует его биография. Катаев Валентин Петрович стал примерным учеником знаменитого поэта. Тот приучил его трудиться, писать стихи каждый день, и на этом учиться, как тот пианист на фортепиано, постоянно оттачивая свое мастерство.

Бунин говорил своему ученику, что в противном случае его талант оскудеет, как колодец, из которого долго не берут воду. Катаев не знал о чем писать, но Бунин утверждал, что писать надо регулярно и даже без необходимого вдохновения, о том, что видишь, например, о море, о камне, о скамейке.

Бунин не сильно одобрял стремление Катаева опубликовать каждое свое стихотворение в одесских печатных издательствах и советовал пока не спешить. Он понимал молодого поэта, но объяснял, что с этим делом не надо торопиться, ибо он в свое время тоже поспешил и напечатал много слабых произведений, о которых теперь очень сожалеет.

Нежная привязанность

Биография Валентина Катаева содержит интересные факты романтического характера, ведь рано или поздно к каждому происходит любовь. Рядом с семьей Катаевых жили Алексеевы.

Старшая дочь полковника Алекинского, которую звали Ирина, была девушкой разносторонне развитой. Она рисовала, лепила, играла на рояле, писала стихи и записывала лучшие в записную книжечку. Потом в доме Алексинских сам собой образовался некий литературный клуб любителей поэзии. Туда приходил и Катаев, который не мог не влюбиться в милую и очень хорошенькую девушку, он посвятил ей немало своих стихотворений, а через много лет ее образ стал прототипом его героинь в прозе.

Война

В 1915 году Катаев, так и не окончив гимназию, был вынужден отбыть на фронт. Он служил в действующей армии под командованием того самого соседа, теперь уже генерала Алексинского, отца Ирины, которой он писал свои письма, укрываясь в сырых, тесных и темных землянках. Там он часто всоминал о славных прошедших временах и о том, как он признался девушке в любви у них в доме на балконе.

Даже на войне Катаев, находясь постоянно под пулями, выполнял завет Бунина: писать регулярно и каждый день. В это время он создал много рассказов и очерков, которые потом отсылал своей возлюбленной и в столичные журналы.

Возвращение

Биография Валентина Катаева дальше завязана на том, что в декабре 1916 года он вернулся в родную Одессу, чтобы учиться в пехотном училище. Огневое время войны он сменил на несколько своих лучших месяцев, которые провел в доброй семейной обстановке. Снова много времени проводил у Алексинских Валентин Катаев (биография кратко, но упоминает эти факты) и посвящал стихи Ирине. Ее записная книжка в то время заметно пополнилась.

Но в мае 1917 года он уже опять отбыл на фронт, где его тяжело ранили, и до ноября он лежал в одесском госпитале. Как только он почувствовал небольшое облегчение, сразу начал работать над альманахом «Три сонета», опубликованным в 1918 г. В этом же году он получил известие о том, что Ирэн его разлюбила. Для него эти слова прозвучали как приговор. Однако жизнь била ключом.

Революция

Начались лихие годы, с 1917 года по 1920 власть в Одесе менялась 14 раз. Советская власть долго не могла утвердиться, и город оставался под правлением гетмана Скоропадского. Одесса стала перевалочным пунктом для русской эмиграции перед Берлином, Парижем и Константинополем. Отсюда потом уехали заграницу Иван Бунин, Алексей Толстой, а также другие известные писатели и представители интеллигенции.

Позже Катаев служил в добровольческой армии и воевал на броненосце «Новороссия». Вскоре тиф стал косить и белых и красных. Опять писателя ждал одесский госпиталь, а по выздоровлению — работа в телеграфном агентстве. Как бывшего офицера, его посадили в тюрьму, он уже думал расстреле, но потом, узнав в нем писателя, Катаева все же отпустили.

Этих впечатлений ему хватило на всю жизнь. Из его поколения офицеров, не успевших или не захотевших уехать из России, до старости почти никто не дожил, их перебили в 20-х и достреливали в 37-м. Об этом он даже хотел написать книгу и к старости это сделал.

Москва

В 1921 году от голода умер его отец, и Катаев уехал в Харьков, подальше от памяти и ЧК, а потом в Москву, где стал работать в газете «Гудок». В опустошенную эмиграцией столицу он потихоньку перетянул своего брата и друзей.

В издательстве он познакомился с врачом Михаилом Булгаковым, тоже бывшим белогвардейцем и тоже застрявшем из-за тифа. Они становятся друзьями. Вся писательская орда жила у Катаева в комнате на Чистых прудах.

К Булгаковым приезжала сестра Леля, Катаев в нее влюбился моментально и сделал ей предложение. Леля отказала ему, и тогда Валентин стремительно женился на Анне Коваленко – художнице. Его компания сразу дала девушке кличку Мадам Муха.

А дальше он спокойно миновал все рубежи, писал о чем хотел и считал себя счастливчиком.

В Великую Отечественную Валентин Петрович был корреспондентом «Правды» и занимался издательством книг о войне. В 1942 году немцы подбили самолет, летевший из Москвы в Новороссийск с его братом, тоже писателем, Евгением. Тому было тогда 39 лет и он был соавтором И. Ильфа романов «12 стульев» и «Золотой теленок».

Когда-то он работал инспекторов в одесском уголовном розыске, а затем в одесских издательствах, где и познакомился с Ильей Файнзильбергом (псевдоним Ильф), но потом Валентин вытащил их в Москву и подал идею романа об Остапе Бендере. Говорили даже, что Катаев и стал его прототипом.

Литература для детей

Достаточно любопытной для нас нынешних будет написанная целой эпохой, в которой жил Валентин Катаев, биография.

Для детей, кстати, он написал огромное количество рассказов и сказок, многие из которых экранировались и пользовались огромной популярностью.

Биография Валентина Катаева настолько увлекательна и интересна, что не предсталвяется возможным, охватить ее всю. Однако самое важное, что его любили и ценили. После войны он станет редактором «Юности» и будет взращивать молодые таланты.

Писатель окажется весьма счастлив в браке с Эстер Бреннер, с которой проживет 55 лет и которая будет по настоящему ухаживать за ним и любить всю свою жизнь. Эстер родила ему двоих детей — дочь Евгению и сына Павла.

Биография Валентина Катаева — это длинный путь. Писатель всегда был в работе и прожил долгих 90 лет. Он умер от раковой опухоли в 1986 году 12 апреля. Его могила находится на Новодевичьем кладбище Москвы.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: